«Как украсть миллион» – пособие для начинающих коррупционеров (ВИДЕО)

    © 2013, «Новый Регион – Екатеринбург» © 2013, «Новый Регион – Екатеринбург»

    Екатеринбург, Февраль 18 (Новый Регион, Дарья Васильцева) – Скандалы, связанные с махинациями при госзакупках в России стали постоянными участниками медийной повестки. При помощи ряда операций похищаются большие и маленькие деньги – корреспонденты «Нового Региона» решили проанализировать и наглядно показать основные способы махинаций с бюджетными деньгами.

    Первый способ – для полиглотов. «Махинаторы» используют то обстоятельство, что так называемые латиница и кириллица имеют определённое количество общих символов. Внешне эти символы идентичны, но для «глаза» компьютера это разные вещи, и заказчики просто заменяют одинаковые буквы. Так, например, поступила администрация Екатеринбурга, когда разыгрывала тендер на поставку термопластика для дорожной разметки. Без малого половина символов была заменена на идентичные из латиницы. Благодаря этому поисковая система сайта госзакупок просто не идентифицирует данную формулировку и запрос, считая, что это совершенно разные вещи, тем самым не показывая потенциальным участникам тендера его наличие, а кому надо ссылку получат из первых рук.

    Способ № 2 основывается на максимально размытой формулировке заказа. Для того, что бы на желанный кусок бюджетных средств претендовали только «те, кто надо», некоторые заказчики просто сводят описание названия аукциона к пространной фразе «Оказание услуг». Заказчик заранее предупреждает нужную ему организацию о том, что в определённое время он разместит интересующий их тендер на всё том же сайте госзакупок, а представители организации спокойно через ИНН заказчика или присланной им по электронной ссылке просто переходят на этот тендер.

    Способ третий предполагает манипуляции с параметрами заказываемого товара или услуги. Например, понравилась руководителю определённой госорганизации хорошая и дорогая машина. Но согласно законодательству подобные покупки должны производиться по принципу – чем скромнее, тем лучше. В этом случае заказчик приписывает ряд требований к тому или иному продукту (в нашем случае автомобилю).

    Например, екатеринбургский тубдиспансер намеревался потратить 1,5 млн рублей на покупку «Ниссан теана», которая, по техзаданию аукциона, должна быть оснащена такими остро необходимыми вещами, как салон из натуральной кожи, раздельный климат-контроль для водителя и переднего пассажира, дистанционное управление аудиосистемой и круиз-контроль на руле, а также подставка под очки и запираемый перчаточный ящик с подсветкой и микролифтом крышки. Именно за счёт подобных деталей конкурсное предложение сужается до машины определённой марки с определённой комплектацией. А точнее именно такой, какая и нужна заказчику.

    Способ четвёртый, в котором инициатива переходит на сторону исполнителя. Например, если заказчику все равно, кто будет выполнять подряд на те или иные работы. Тогда несколько компаний участвующие в этом самом тендере договариваются между собой следующим образом. И в результате сговора снижение стоимости предмета контракта становится минимальным, порой доходя до совершенно абсурдных 0,5 % . После того, как победу одерживает определённая компания, она не торопится выполнять заказ. А заключает договоры субподряда с остальными участниками тендера. Зачастую не оставляя себе работ, а оставляя только небольшой (или большой) процент от стоимости работ.

    Самый громкий скандал на Урале, связанный с подобной схемой, разгорелся еще в 2011 году. Тогда во главе области находился Александр Сергеевич Мишарин, которому неоднократно приписывались родственные и дружественные связи с компанией «Форатек». Не имея собственных резервов для выполнения подрядов по ремонту дорог, компания смогла выиграть 22 конкурса. Схема аукционов была простая: до начала торгов компании договаривались о том, что победу одержит «Форатек», которая в будущем заключает контракты с оставшимися компаниями. Основным субподрядчиком выступала компания «Свердловскавтодор».

    Сейчас любопытное «делегирование» работ можно наблюдать в случае с проектированием реконструкции Центрального стадиона в Екатеринбурге. Фирму «Росинжиниринг», выигравшую конкурс, называют подконтрольной министру спорта Виталию Мутко. И большую часть работ, предусмотренных контрактом, она намерена отдать субподрядчикам.

    Способ пятый – магическая пауза, а вернее пробел. Некоторые заказчики начали писать название тендера через пробелы, и таким образом тендер виден только тем, кто способен перейти на него по присланной ссылке.

    Способ шестой основан на классификации. Как и в любой системе, в системе государственного заказа существует классификация. В зависимости от того, что надо государству в лице той или иной структуры, ставится код. На который, кстати говоря, тоже ориентируются потенциальные подрядчики и поставщики. Именно код определяет форму, в которой будет разыгран тендер, а их две: аукционы и конкурсы. Если с аукционами все понятно, кто предложит меньшую сумму – тот и победил, то с конкурсами всё сложнее. Для того, что бы участник конкурса стал обладателем заветного контракта с государством он должен соответствовать всем требованиям, выдвинутым заказчиком. А их обычно так много, что участники даже не рискуют выставиться на конкурс. Но непременно находится организация, которая в этом конкурсе побеждает.

    Например, администрация Екатеринбурга каждый год проводит конкурс на постройку ледового городка. Конкурс проходит по коду, соответствующему организации и проведению массовых мероприятий. Хотя, по сути, подпадает под классификацию строительные работы. И соответственно проведение на этот тендер аукциона. Конкурс уже который год подряд выигрывает одна и та же фирма «Айс-проект». Другие екатеринбургские компании, говорят, даже не суются в это дело и возводят объекты в других городах УрФО, причем в разы дешевле, чем екатеринбургский «ледовый строитель».

    Способ седьмой – виртуальный. Для того, что бы ограничить количество желающих нажиться на государственных нуждах, с прошлого года форма проведения аукционов была в корне изменена. Заседания в душных залах с поднятием карточек ушли в прошлое, а на смену им пришли анонимные электронные торги на виртуальной площадке организованной «Сбербанком».

    По мнению законодателей, это должно было свести фактор коррупции в сфере госзаказа к минимуму. Но коррупция точно также мутировала из явления физического в явление виртуальное. В «глобальной паутине» начали появляться сайты, на котором участники тендеров могут между собой общаться до начала аукциона.

    Также эксперты утверждают, что особо грамотные народные умельцы уже разработали специальное программное обеспечение для того, что бы «просвечивать» IT-адреса участников и вычислять по ним организации, с которыми торгуешься.

    Способ восьмой использует фактор времени. У всех тендеров вне зависимости от формы и себестоимости заказа есть срок проведения. По окончанию которого заказчик может написать заявление в УФАС с просьбой самостоятельно заняться подбором подрядчика. А так проконтролировать расходы гораздо сложнее.

    Наглядно и доступно о способах манипуляций с госзакупками – в сюжете «Нового Региона».

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив