Сатановский: «Раздербанивание» Эрмитажа – возврат к советскому волюнтаризму (ВИДЕО)

    «Раньше это называлось: разбой на большой дороге»

    © 2013, «Новый Регион – Санкт-Петербург» © 2013, «Новый Регион – Санкт-Петербург»

    Круглый стол на тему «Санкт-Петербург против разорения Эрмитажа»

    Санкт-Петербург, Май 16 (Новый Регион, Екатерина Изотова) – Принятие руководством России предложения директора Пушкинского музея Ирины Антоновой о передаче части эрмитажной коллекции в Москву будет означать возвращение в отечественную практику советского волюнтаризма в классической его форме. «Представить себе такое можно только, если страна вернулась к управленческим методам авторитарной диктатуры времен первой половины ХХ века», – пишет президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский в своей авторской колонке на портале «Мы здесь!».

    «Формально дама лишь предложила исправить исторические сталинские перегибы в музейной политике. Сталинскими же методами, но это уже другой вопрос, – отмечает Сатановский. – Почему именно ей нужно передать картины из Эрмитажа, а, напротив, не у нее отобрать все то, что было в советские времена свезено в Пушкинский музей со всего света, в том числе из классического искусства, – другой вопрос».

    Сатановский добавляет относительно биографии Антоновой: «Кто из читателей не в курсе, за внешностью этого божьего одуванчика скрывается железная хватка старой сталинской гвардии и умение вести борьбу за свои интересы на уровне тех самых бульдогов под ковром, которых поминал еще сэр Уинстон Черчилль. А также биография, которая могла бы служить предметом авантюрного сериала. Куда там Индиане Джонсу! Какие Спилберг и Юлиан Семенов! Какая «Янтарная комната»! Чего стоят «Сокровища Третьего Рейха» по сравнению с тем, что и о чем знает эта престарелая дама! Антонова – это вся история советского «трофейного искусства» в одном флаконе. От довоенных коллекций, чьи хозяева украсили собой эмиграцию или сгинули в ГУЛАГе, до всего, что было вывезено из оккупированной Европы».

    «Быль и молодцу-то не укор. Тем более бабушке, сам возраст и состояние здоровья которой делает сомнительным возможность применения к ней всего того, что многие из наследников упомянутых выше коллекционеров могли бы пожелать, – продолжает автор. – Однако публичное обращение к президенту с изящным по форме и бандитским по сути предложением: раздербанить в пользу Пушкинского музея Эрмитаж, отобрав у него коллекцию западного искусства конца позапрошлого – начала прошлого веков, не то, чтобы сразу взорвало ситуацию, но сделало это вполне возможным».

    По словам Сатановского, можно «только изумляться сдержанности реакции директора Эрмитажа Михаила Пиотровского на попытку рейдерства со стороны директора Пушкинского музея». Автор считает, что «музейный скандал» затрагивает всю культурную и даже политическую атмосферу в страну. «Вопрос не в том, будет или не будет в очередной раз за последние сто лет ограблен Эрмитаж и в чью именно пользу. Проблема, скорее, в том, как видит роль куратора российских музеев свеженазначенная на этот пост Антонова. Если единственное, что ее интересует, – подмять всё, что по ее разумению может пригодиться для ее собственного музея, – тогда, очевидно, руководство страны ожидает череда бурных скандалов, и оно должно было бы предложить ей в скорейшие сроки покинуть это место. Однако, как хорошо известно, руководство в кадровых ошибках признаваться не любит, и раз кого куда назначив, вне зависимости от того, что эта персона учудит, вовек не сдает, – напоминает автор. – Г-жа Антонова, таким образом, ничем не рискует, лишь демонстрируя принятый в современной России стиль эффективного менеджмента. Раньше это называлось: разбой на большой дороге. Что означает: ежели ей помстится, что в Пушкинский нужно свезти из Питера Березовского мамонта, крейсер «Аврора», домик Петра, Ростральные колонны и шпиль Адмиралтейства, то она и с этим к начальству обратится».

    Сатановский также с юмором интересуется, кто будет следующим, если Эрмитаж все-таки «отобьется»: «Логичен был бы Русский музей: претензии на Антокольского, Брюллова и Айвазовского не менее масштабны, а «Девятый вал» и «Последний день Помпеи» украсили бы коллекцию Пушкинского музея не меньше, чем эрмитажные картины».

    «Впрочем, – продолжает он, – в стране полно музеев, не имеющих такой общественной поддержки и внешних связей, как Эрмитаж, который в этом уникален. Поле для передела музейной собственности, если он властями будет узаконен, громадное. Не меньшее, чем для собственности вообще».

    Напомним, «музейный скандал» между Петербургом и Москвой разгорелся в апреле, после прямой линии Владимира Путина. Директор Государственного музея изобразительных искусств (ГМИИ) им.А.С.Пушкина Ирина Антонова задала вопрос о возможности возвращения произведений искусства, которые попали в Эрмитаж после того, как в конце 1940-х гг. ГМИИ подвергся репрессиям из-за обвинений в формализме. По мнению Антоновой, восстановление музея, закрытого в 1948 году по распоряжению Иосифа Сталина, стало бы исправлением идеологической ошибки.

    Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский сразу же дал понять, что не собирается возвращать коллекцию. Он напомнил, что экспонаты были обменены на работы старых мастеров, а потому никакой несправедливости в этом нет. В свою очередь глава государства заявил, что не возражает против передачи коллекции, однако, по его словам, вопрос требует проработки экспертами и Министерством культуры.

    Позже Антонова заявила, что готова начать разговор о воссоздании музея нового западного искусства с руководителем Эрмитажа Пиотровским, если последний принесет свои извинения «за некоторые пассажи».

    Накануне в эфире «Эха Москвы» Пиотровский принес Антоновой извинения, подчеркнув, что не хотел задевать ее, вступая в конфронтацию по вопросу нового музея. Он также заявил, что в целом выступает против создания в Москве музея нового западного искусства, так как ему «не нравится всякая идея новоделов». Вместо создания нового музея он предложил направить все внимание на «очень интересный проект музейного квартала, который создается вокруг Музея имени Пушкина».

    Добавим, что петербуржцы активно выступают против передачи эрмитажных коллекций в Москву. Уже более 23 тысяч человек, включая известного режиссера Андрея Могучего, историка Игоря Тантлевского и депутата петербургского ЗакСа Максима Резника, подписались под обращением к министру культуры РФ Владимиру Мединскому с просьбой «не допустить переноса части знаменитой коллекции французской живописи конца XIX – начала XX века купцов Щукина и Морозова из Эрмитажа в Москву». Сбор подписей проходит в Интернете на сайте www.change.org. В защиту Эрмитажа выступили депутаты Закса Петербурга и даже фанаты «Зенита», призвавшие всех неравнодушных поставить подписи под обращением в Минкульт.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    27 Мая

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив