Россия «заскочила вперед» с отменой смертной казни (ВИДЕО)

    Но ее нельзя возвращать при нынешней судебной системе

    © 2013, «Новый Регион – Москва» © 2013, «Новый Регион – Москва»

    Москва, Май 07 (Новый Регион, Евгения Жаркова) – После «прямой линии» президента РФ Владимира Путина, в ходе которой он сказал, что думает о возвращении смертной казни, в обществе вновь начала широко обсуждаться эта тема. Сторонники ссылаются на опыт «цивилизованной Америки» и заявляют, что отсутствие высшей меры порождает беспредел. Противники признают, что у граждан есть право мстить, однако российская судебная система к этому не готова.

    «Ельцинской отрыжкой», принятой ради членства в Совете Европы, называет отмену смертной казни художник Никас Сафронов.

    «Депутаты, которые с удовольствием летают в командировки, берегут свое место и возможность посещения всяких встреч, – они за то, чтобы смертная казнь была отменена в России. Но если брать цивилизованную страну Америку – там как не была отменена, так и до сих пор», – напоминает Сафронов.

    В многонациональной России, уверен он, такая высшая мера необходима, особенно сейчас, когда приехало «огромное количество людей из СНГ – из южных стран», где в свое время был патриархат и жестокие наказания.

    «Страх всегда давлеет – даже в генной информатике заложено это состояние: а вдруг меня так же казнят, как во времена, скажем, Ивана Грозного. И это человека очень останавливает сильно. И если этого нет, появляется беспредел», – говорит художник.

    Он поясняет, что в противном случае преступник понимает: он убьет, но его «отмажет адвокат», а если нет, то «все равно будет еда, кормежка, солнце, свидания, а то еще помилуют или сократят срок».

    Сафронов называет себя миролюбивым человеком, но за смертную казнь, которая «даст некую осторожность и опаску».

    «Более того – надо на первых порах это делать показательно», – заявляет он. Художник также призывает не оглядываться на Европу.

    «Им главное, чтобы Россия была слабой страной, чтобы законы, которые они сами придумали для себя, и здесь работали. Но они здесь по-другому действуют», – констатирует Сафронов.

    Писатель и журналист Лев Гущин задается вопросом, есть ли какие-то пределы для совершающих зверства, кроме смерти.

    «Когда сталкиваешь с этим безумием, которое, увы, пока характерно нашей стране, поневоле возникает вопрос – что-то их может отпугнуть?» – говорит он.

    Россия, по мнению Гущина, заскочила несколько вперед, обогнав США, где в целом ряде штатов есть смертная казнь, и там «за нее держатся, как и во всем мире».

    «Думаю, вопрос еще не решен, – заявляет писатель, – Не знаю, что еще нужно сделать, какой вид преступления после Беслана может убедить наше общество, что мы забежали немножко вперед».

    Однако, по мнению политолога Михаила Ремизова, смертная казнь в России в ближайшее время не будет разрешена. Такой вывод он сделал по итогам «прямой линии» президента Владимира Путина.

    «Путин дает сигнал, что он готов прислушиваться к такого рода консервативным настроениям и сам их отчасти разделяет и понимает, но по ряду причин скорее всего воздержится», – поясняет он.

    Как считает политолог, возвращение смертной казни будет означать выход из Совета Европы или прямой конфликт с этой организацией, что «совсем нежелательно для президента».

    «Это может произойти лишь в случае, если потребуется переключить внимание с каких-то неприятных для власти процессов. Тогда может сработать как отвлекающий внимание скандал», – считает эксперт.

    Кроме того, сам вопрос о возвращении смертной казни он называет спорным. Смысл такой высшей меры наказания, по его словам, – не столько профилактика преступности, сколько удовлетворение общественной жажды мести.

    «Это на самом деле правомерное чувство. И государство изымает у граждан, у членов сообщества право мстить – кровь за кровь. Один из фундаментов государства – монополия на легитимное насилие. В этой ситуации оно должно взять на себя бремя осуществлять эту месть самостоятельно, либо поднять общество на такой уровень, когда оно в принципе будет свободно от идеи и жажды мести», – заявляет Ремизов.

    При этом он делает вывод, что наше общество – не на таком уровне, а значит, «смертная казнь как институт имеет смысл».

    Известный экономист Михаил Хазин убежден – сегодня в нашей стране смертную казнь применять нельзя. Он объясняет это тем, что в России «любая функция государства превращается в бизнес».

    «Ювенальная юстиция – это бизнес, – утверждает Хазин. – Вот вам не понравился ваш сосед, вы написали, и у него отобрали детей. Вам не понравился другой ваш сосед, вы соответственно заказали судьям и следователям, и его предают смертной казни».

    Смертная казнь недопустима, подчеркивает он, до тех пор, пока «у нас не появится хотя бы минимум суда».

    «Сегодня у нас судебная система отсутствует полностью, – заключает эксперт. – Что касается того, когда это произойдет, – не при нашей жизни».

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив