Ни себе, ни людям: Максима Каргапольцева так никто и не усыновил

    Большинство российских сирот старше 10 лет никому не нужны (ВИДЕО)

    © 2014, «Новый Регион – Челябинск» © 2014, «Новый Регион – Челябинск»

    Челябинск, Февраль 25 (Новый Регион, Елена Катина, Николай Бутов) – Максим Каргапольцев, не успевший уехать к приемным родителям в США из-за «закона Димы Яковлева», по-прежнему живет в детдоме, как и большинство больных детей, оставшихся без попечения родителей: российские семьи по-прежнему предпочитают усыновлять здоровых детей в возрасте до 10 лет.

    Как передает корреспондент «Нового Региона», по данным статистики в последние годы в России стали чаще усыновлять детей. Если в 2010 году 40% детей уходили в иностранные семьи, то сейчас этот показатель сократился до 20%.

    Как утверждает начальник отдела организации работы по опеке минсоцотношений Ирина Буторина, на это повлияла поддержка государства, в частности, введение единовременной выплаты в размере 100 тысяч рублей при усыновлении определенных категорий детей – детей старше 10 лет, братьев и сестер, а также детей с ограниченными возможностями здоровья.

    Однако изменить психологию усыновителей в России коренным образом не удалось: большинство будущих родителей предпочитают брать в семьи маленьких детей. Кроме того, на решение российской пары усыновить ребенка большое влияние оказывает наследственность малыша, а также социальное положение его настоящих родителей, иностранцы обращают внимание на эти факторы гораздо реже.

    В Испании, например, усыновители до последнего момента не знают, какого ребенка они возьмут в свою семью. Им неизвестен ни его пол, ни возраст.

    «Там существует электронная очередь усыновителей и список детей, оставшихся без родителей. Эти перечни стыкуются, и какой ребенок кому достанется, становится известным только при оформлении документов», – отметила педагог-психолог Челябинского областного центра социальной защиты «Семья» Ольга Косурова.

    Незавидной остается судьба российских детей с тяжелыми врожденными патологиями, именно их чаще всего брали в семьи иностранцы.

    Чиновники утверждают, что больных детей в России стали усыновлять чаще, но никаких цифр не называют и от конкретных ответов предпочитают уклоняться.

    Кстати, 15-летний челябинец Максим Каргапольцев, написавший письмо президенту Путину с просьбой разрешит его усыновление американской семье, до сих пор живет в детдоме. Напомним, воспитанник челябинского школы-интерната №13 для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья, на протяжении нескольких лет общался с семьей из США. Супруги регулярно приезжали к мальчику, имеющему тяжелое генетическое заболевание, в Челябинск, и сам Максим уже побывал у них в гостях. В 2012 году, когда ему исполнилось 13 лет, иностранцы начали готовить документы на его усыновление. Однако данная процедура затянулась на долгие месяцы, а когда все документы были практически оформлены, российские законодатели приняли«Закон Димы Яковлева». Считая, что в России с тяжелым диагнозом он не сможет обрести семью, Максим Каргопольцев обратился к депутатам Госдумы и президенту Путину с просьбой смягчить закон и разрешить его усыновление семьей из США. Это обращение наделало много шума: депутат Госдумы Лахова заявила о провокации, директор интерната, где содержится мальчик, Мацко сообщил, что журналисты все придумали – не было никакого заявления, а омбудсмен Астахов, в свою очередь, заявил, что исследовал обращение и счел его подделкой. Сам мальчик сначала на своих страницах в соцсетях публиковал ссылки на сообщения СМИ, а потом вывесил объявление, в котором просил журналистов не задавать ему вопросов о письме Путину и общаться только через директора Интерната. Чуть позже на его страницах появились ссылки на публикацию «Максима Каргапольцева, похоже, прячут». А один из челябинских общественников заявил, что располагает видеозаписью, подтверждающей, что подросток все-таки обращался к президенту. В конце-концов было официально объявлено, что семейная пара из США, действительно, собиралась усыновить Максима, но не успела. А потто один из депутатов Госдумы заявил, что заберет ребенка в свою семью.

    Но на сегодняшний день Максим по-прежнему живет в интернате и общается с потенциальными американскими родителями через Интернет. Как-то мальчик заявил, что все равно соединится с семьей Уолленов, даже если для этого ему придется ждать совершеннолетия.

    Ссылки по теме:

    Омбудсмен Астахов предложил иностранцам лечить российских сирот за свой счет Но без усыновления >>>

    Депутаты Госдумы: Обращение челябинского сироты – это провокация Директор интерната: сообщения СМИ – утка >>>

    Челябинский сирота просит российского президента не запрещать американской семье его усыновление В России у подростка-инвалида нет шансов найти семью >>>

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив