Битва подлинников и копий или лучший подарок ко Дню Победы (ФОТО, ВИДЕО)

    Авторская колонка замглавного редактора «НР-Екатеринбург» Александра Родионова

    © 2013, «Новый Регион – Екатеринбург» © 2013, «Новый Регион – Екатеринбург»

    Екатеринбург, Верхняя Пышма, Май 14 (Новый Регион, Александр Родионов) – Уже достаточно хорошо известный в России музей военной техники в Верхней Пышме сделал едва ли не лучший подарок ко Дню Победы. Сделал в срок – 9-го мая, открыв обновленную экспозицию и павильон. Подарок этот такого характера, что может быть он даже важней всех военных парадов вместе взятых. Даже того, что проводится на Красной площади. Потому что нынешние парады уже давно потеряли прежнюю, советско-сакральную, если угодно, суть: демонстрацию новинок военной техники. Гости и телезрители давно не видят на Красной площади ничего сенсационного наподобие бывшего одно время лучшим истребителем мира знаменитого советского И-16 «Ишака» или его потомка – реактивного МиГ-15. И хотя сейчас в стране вроде бы идет разработка истребителя пятого поколения (пока всего лишь второго в мире, между прочим) – Т-50 ПАК ФА, а в Нижнем Тагиле «куют» танк «будущего» – бронеплатформу «Армата» – на брусчатку или в небо над Красной площадью их почему-то не выпускают.

    Впрочем, спешу остановиться – эта колонка вовсе не о парадах, которые ежегодно 9-го мая проводятся в любом военном округе. Рассказать же я хотел о военном музее в Верхней Пышме – том самом, что когда-то начинался со скромной экспозиции бронетехники (уже тогда вызывавшей интерес сотрудников музея в Кубинке), а ныне выросшего до масштабной экспозиции с натуральными образцами бронетехники разных мастей – танков, артиллерийских систем и даже авиатехники. Пусть в чем-то скромными образцами в сравнении со, скажем, музеем Задорожного в Москве. Но этому есть объективное объяснение – ведь в годы Великой Отечественной войны Средний Урал был далеким тыловым регионом. И хотя именно тут ковали «оружие Победы» – танки, снаряды, стрелковое оружие и прочее (за исключением самолетов) – все это отправлялось далеко, на фронт. По причине большой удаленности от полей сражений ВОВ собирать достойную коллекцию боевой техники и оружия именно на Среднем Урале – затея крайне проблематичная и рисковая. В первую очередь, из-за дороговизны и с каждым годом растущего дефицита военных артефактов – настоящих образцов техники и оружия.

    Именно о соотношении «настоящей» и «новодельной» – истории и хотелось поговорить. Точнее понять, имеет ли копия артефакта – форменного кителя, шпаги, ордена или самолета право на жизнь, или такие экспонаты должны клеймиться за введение посетителей в заблуждение.

    Всего один маленький пример. Когда мы с друзьями выходили из нового павильона, мой друг с восторгом заметил: «У них (в музее) даже Орден Победы есть!». На что я спросил – понял ли он, что это не настоящий орден, а копия. Друг ответил: «Нет, думал настоящий». Именно это и навело меня на мысль – имеют ли право на жизнь «новоделы», если они с такой легкостью вводят в заблуждение посетителей музеев? Ведь настоящий орден Победы весь усыпан бриллиантами, а тут просто «стекляшки». Да и в репутации дело – к примеру, мне в свое время было удивительно видеть в музее Черноморского флота в Севастополе муляжи орденов. Это в городе русской славы, который пережил не одну оккупацию и где свидетельства той войны и сейчас продолжают извлекать из земли?

    Та же самая мысль – об изрядной доле реконструкции среди подлинных экспонатов продолжала меня занимать по ходу дальнейшего изучения музея в Верхней Пышме. Особенно, когда я смотрел на заново сшитые кителя и галифе командиров РККА или солдат времен войны 1812 года. Утешением служил тот факт, что рядом лежал подлинный ятаган офицера турецкого флота, датируемый рубежом XVIII-XIX веков. Или же и вовсе уникальный экспонат – настоящий образец пистолета-пулемета системы Дегтярева – ППД-40. Уникальный потому, что перед войной успели выпустить крошечную серию, и нечастые обладатели этих автоматов – советские командиры – едва ли не все сложили свои головы в первые месяцы войны еще на границе. Экспонат из Верхней Пышмы служит подтверждением этих слов – видно, что он откопан с полей сражений.

    Та же история повторилась с наградами – вблизи подлинного ордена Октябрьской Революции лежали копии орденов Ленина и ряда других наград. Даже не «царской», а уже советской России. Хотя казалось бы – за исключением все того же ордена Победы специализирующиеся на советской эпохе фалеристы (коллекционеры орденов и медалей) не испытывают особого дефицита в подлинниках советской эпохи. Подтверждала это и музейная экспозиция – рядом с копиями наград лежал настоящий орден адмирала Ушакова (награждались только офицеры флота, прим. НР) – далеко не самый «раскрученный» советский орден, который и в кино «про войну» очень редко увидишь.

    Сам пышминский музей тем временем продолжал приятно удивлять первых посетителей, как военными артефактами, так и подходом к созданию внутренних интерьеров. Новый трехэтажный павильон сделан с любовью к детищу – музею. К примеру, ограждение на втором этаже по всему периметру украшено эмблемами разных родов войск, а в залах установлены современные справочные инфоматы с подробным описанием наружной и внутренней экспозиции. Ничего не скажешь – современно! Полагаю, в этом плане бюджетному краеведческому музею Свердловской области дай Бог дорасти до такого уровня оснащения лет через 100.

    Но больше всего, пожалуй, удивили три других устройства. Это конструкции типа уже привычных инфоматов. На мониторе первого после введения соответствующего запроса демонстрируются голограммы орденов и медалей разных эпох. На мониторе второго устройства – образцы форменной одежды, в третьем – стрелковое оружие. Очень зрелищно и современно. И вообще пышминский музей в отличие от традиционных учреждений щедро исповедует ныне модную во всем миру политику интерактива: фотографировать и «щупать» (сидеть и так далее) некоторые экспонаты руками не просто не возбраняется, а приветствуется. В этом плане голографические изыски только расширяют возможности посетителей и удовольствие от посещения музея.

    Мой внутренний спор о битве подлинников и копий только усилился, когда пришла очередь знакомиться с авиационной составляющей выставки. Дело в том, что основной специализацией пышминского музея всегда была бронетехника. Причем собирательство в этой области тут удавалось неплохо – к примеру, на выставке есть модификация танка Т-34 образца 1940 года с башенным орудием 57 мм. Машин этой серии было изготовлено всего 14 (!) И один из них есть в Верхней Пышме. И когда поклонники модных ныне «танчиков» – сетевой игры World of Tanks меня спрашивали: «Ну как выставка? Там есть Т-34-85 (принципиально другой и очень распространенный образец)?», то я лишь снисходительно улыбался. Это как если сравнивать, скажем, автомат Калашникова и наградной Вальтер (из золота и с инкрустацией, прим. НР), которым Гитлер одарил лучшего аса рейха Вернера Мельдерса. Ну, или один из 13-ти личных пистолетов Иосифа Сталина – какой-нибудь из Вальтеров, браунингов, наганов или ТК (Тульский Коровина).

    По соседству с уникальным Т-34-57, только в другом ряду, стоит советский танк БТ – тоже редкой серии. Я точно знаю, что лет пять-шесть назад им активно интересовался музей бронетанковой техники в подмосковной Кубинке, а это самая шикарная «танковая» экспозиция России. Его специалисты тогда даже заказали детальные фотоснимки этого БТ.

    Так вот – вернемся к самолетам, собранным под Верхней Пышмой. Их как будто в общей сложности десять. Это «уличные» Су-24, МиГ-31 (очень дорогой экспонат), Су-7Б (редкий фронтовой бомбардировщик 3-го поколения), учебно-реактивный самолет чешского производства L-39. Здесь же на улице «гибридные» И-16 и советский штурмовик Ил-2. Гибридные оттого – что в большей степени являют собой макеты. Но они интересны тем, что часть конструкции – «родные» детали самолетов этих типов. И-16 «Ишак» – сам по себе интересен. Мне было трудно снизу оценить (сам самолет вверху) соотношение макетных и настоящих узлов этого самолета. Возможно, что это порядка 30% – для России порой очень неплохой показатель – в нашей стране сохранилось крайне мало авиатехники времен ВОВ в приличном состоянии. А у Ил-2 (на который сразу хотелось махнуть рукой) обнаружились настоящие часть капота и стойки шасси. Поклонникам авиации, полагаю, не надо объяснять – насколько это важно и даже ценно.

    К слову, советская авиатехника еще плохо сохранилась и в силу допотопности конструкции, в которой превалировали фанерные и деревянные детали. Губительный фактор времени для советских самолетов времен войны можно оценить на примере настоящего истребителя Ла-7 3 ГСС Ивана Кожедуба. Эта машина уже давно находится в музее в Монино (Подмосковье) и от времени и едва ли не полного отсутствия квалифицированного ухода практически рассыпается.

    Уже в зале нового павильона обнаружились еще несколько самолетов. Это были полноразмерные копии учебного биплана У-2 (По-2), все того же легендарного И-16 и истребителей ЛаГГ-3, Як-1 и МиГ-3. Глядя на них, стало грустновато: ненастоящие! Однако здравый смысл глушил голос эмоций – на какие деньги, а самое главное где – купить настоящие? Но ключевая-то задача выполнена: посетители музея и, в том числе детвора, получали практически 100-процентное представление о том, на самолетах каких типов советские летчики встретили день 22 июня 1941 года. И по большому счету все остальное попросту лишнее. Споры о том, что это всего лишь копии, и что на табличке у Як-1 серия и год производства самолета указаны не верно – даже не споры, а брюзжание. Главное, что сделано здорово, а выставлено опять-таки – в соответствии с последними наработками в области музейного дела.

    В общем, к концу осмотра вопросов у меня больше не осталось. «Новоделы» не только имеют право на существование, но просто обязаны быть представлены наряду с оригинальными экспонатами. Потому что собрать подлинники нереально и дорого, а пробелы в экспонатах просто смажут у посетителей образ истории. Тогда как макеты самолетов, орденов и формы – этот образ обстоятельно дополнят. Собственно, как и уже упомянутые «виртуальные» помощники с голограммами материальных экспонатов. Так что вердикт прост – на Среднем Урале открылся замечательный музей, посвященный боевой славе. Замечательный настолько, что региональному Минобрнауки стоит подумать о том, чтобы включить его обязательное посещение в программу для школьников, изучающих историю. И вначале спорные для меня пышминские «новоделы» только помогут усвоению уральской детворой этой увлекательной дисциплины. Да, кстати – вход на уличную и закрытую экспозицию совершенно бесплатный. И здесь совершенно искреннее спасибо надо сказать двум людям – основателю музея Александру Козицыну и продолжателю его дела – брату Андрею. Спасибо и пусть благодаря вашему музею про войну и нелегкую победу населения нашей страны будут вспоминать не раз в году – 9-го мая, а по-настоящему помнить и чтить.

    Новый Регион: Битва подлинников и копий или лучший подарок ко Дню Победы (ФОТО, ВИДЕО) Новый Регион: Битва подлинников и копий или лучший подарок ко Дню Победы (ФОТО, ВИДЕО) Новый Регион: Битва подлинников и копий или лучший подарок ко Дню Победы (ФОТО, ВИДЕО) Новый Регион: Битва подлинников и копий или лучший подарок ко Дню Победы (ФОТО, ВИДЕО) Новый Регион: Битва подлинников и копий или лучший подарок ко Дню Победы (ФОТО, ВИДЕО)
    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив