Аркадий Белявский: в следующем году изменится привычный облик врача (ВИДЕО)

    Интервью «Нового Региона» с министром здравоохранения Свердловской области

    © 2013, «Новый Регион – Екатеринбург» © 2013, «Новый Регион – Екатеринбург»

    Екатеринбург, Декабрь 25 (Новый Регион, Полина Румянцева) – Уральская медицина медленно, но верно идет вперед. Кадровый кризис в больницах преодолевается, зарплаты растут, появляются новое оборудование и технологии, вследствие чего падают смертность и растет рождаемость. Такой оптимистичный вывод можно сделать из финального интервью 2013 года с министром здравоохранения Свердловской области Аркадием Белявским. «Новый Регион» встретился с чиновником, чтобы зафиксировать итоги года и узнать, с чем придется иметь дело в наших больницах, опасных болезнях, распространение которых удается сдерживать, а также поговорить о том, как изменится образ уральского врача в следующем году.

    Н.Р.: Скажите, сейчас в повестке СМИ снова появился вопрос о передачи полномочий горздрава Екатеринбурга в ведение Свердловской области. Этот вопрос актуален или это интриги СМИ?

    А.Б.: Передо мной такой задачи не ставили и решение по делегированию таких полномочий или не делегированию принимается соответствующим законом в ЗакСобрании. Законодательная инициатива исходит от правительства области. В настоящий момент ни губернатором Свердловской области, ни председателем правительства Свердловской области передо мной такой задачи не ставилось. Поэтому я прокомментировать это не могу.

    Н.Р: Путин в своем недавнем послании Федеральному собранию, в частности, говорил о том, что Россия должна перейти к страховому принципу оказания медицинской помощи. Расскажите, готова ли Свердловская область к новым принципам работы?

    А.Б: Вы знаете, область уже перешла к страховому принципу работы – с 1 января 2013 года у нас внедрено одноканальное финансирование услуг через ОМС. Мы к этому долго готовились, в частности, проводили эксперимент в течение полугода в прошлом году. Оказалось, что механизм не только работающий и действенный: у лечебных учреждений появилась огромная заинтересованность именно в этой системе финансирования. Потому что деньги на самом деле начали идти за пациентом – чем больше принимают пациентов поликлиники, тем больше получают средств. С другой стороны, новая система финансирования, как мы надеемся, приведет к тому, что в стационарах будет оптимизировано количество госпитализаций, а весь контроль качества медицинской помощи перейдет в страховые компании. Они, получается, застраховали пациента, взяли на себя ответственность за его здоровье и они же должны теперь контролировать качество оказываемой медпомощи.

    Раньше Минздрав решал вопросы квотирования, увеличения госпитализаций в те или иные больницы. А сегодня мы говорим страховой компании – мы вам дали деньги, у вас есть застрахованные, регулируйте сами – кого госпитализировать, куда, как надолго. Хватает вам денег? Госпитализируйте всех. А если нет, то определяйте, целесообразно ли госпитализировать пациента в круглосуточный стационар или, может, надо просто за этим пациентом наблюдать в процессе диспансеризации и не доводить его до стационара? Переход на новую систему должен поменять психологию врачей – у них появляется здоровая конкуренция между лечебными учреждениями, а у пациентов появляется право выбора – куда он пойдет, в какую больницу. Страховая компания, имея договор со всеми лечебными учреждениями, готова будет оплатить ему то медучреждение, которое пациент выбрал.

    Н.Р.: Если говорить о добровольном медицинском страховании, то насколько оно у нас развито? Готовы ли люди доплачивать за свое здоровье, чтобы получать более широкий спектр медуслуг?

    А.Б.: ДМС – это не то же самое, что платные медицинские услуги. Это именно что и называется – дополнительное медстрахование. Оно чаще бывает коллективным, когда та или иная организация заключает договора со страховыми компаниями на увеличенный, сверх территориальной программы госгарантий, пакет оказываемых медуслуг. Если кому-то хочется быстрее получить направление на госпитализацию – в рамках ДМС такая возможность есть. Кто-то хочет пройти полное обследование в течение одного дня? Это тоже случай, относящийся к ДМС. Посещение частных клиник – это тоже, своего рода, ДМС, ведь пациент выбрал для себя ту клинику, где ему комфортно, прикрепил себя к ней и платит за это деньги. А, с учетом того, что у нас области свыше 700 частных клиник, и из них больше тридцати участвуют в системе ОМС, значит, право такого выбора сегодня есть и, мне кажется, оно и дальше будет расширяться. Количество частных клиник будет расти, и они также будут принимать участие и в программах ОМС, и в программах ДМС.

    Н.Р.: Еще один важный вопрос о страховании. Не секрет, что мигранты, которые приезжают к нам на работу, зачастую и работают нелегально, и медицинскую помощь, если вдруг с ними что-то случается, получают без законных оснований, за наш счет. Есть пути решения этого скользкого вопроса?

    А.Б.: Конечно, если мигранты – легальные, и если они устроены на работу официально, то у них, хоть они и не граждане, есть страховой полис. Организация, в которую они устроены, делает за них отчисления в фонды ОМС. Вот почему мы и хотим, чтобы вся миграция была легальная – это позволяет, во-первых, при официальном трудоустройстве на работу пройти необходимые медицинские обследования, а во-вторых, получать легально в дальнейшем необходимую медицинскую помощь. А для нелегальных мигрантов мы для себя сегодня решили так: экстренную помощь мы оказываем бесплатно, вне зависимости от того, откуда человек к нам приехал. А плановую – только на платной основе. Поэтому если говорить о расходах, которые несет в целом население и которые оплачиваются из фондов ОМС, то затраты на нелегалов не очень большие – мы постоянно отслеживаем эти цифры. По Екатеринбургу эта цифра колеблется от 30 до 50 миллионов рублей за год.

    Н.Р.: Аркадий Романович, в послании президента РФ также прозвучала интересная, на наш взгляд, мысль о том, что с 2015 все дети будут проходить обязательную диспансеризацию раз в год, а взрослые – раз в три года…

    А.Б.: Вы знаете, у нас уже такая программа работает: с первого января 2013 года мы приступили к разработке, а с мая-июня этого года – к исполнению программы по диспансеризации населения. В планах на этот год было осмотреть 730 тысяч человек. Это огромная цифра. Где-то этот план уже выполнен, где-то работа пока идет. К сожалению, мы подводили промежуточные итоги и выяснили, что хуже всех с задачей справляется Екатеринбург – 62 с небольшим процента осмотренных. По сравнению, к примеру, с Западным управленческим округом, где свыше 82 процента осмотренных, сами видите, Екатеринбург, к сожалению, отстает.

    Что же касается детской диспансеризации, то наша область готова к тому, чтобы с 2015 года абсолютно точно начать осмотры. Более того, уже в этом году мы провели диспансеризацию детей, и вышли на цифру в 80-90 процентов. Вообще, с детьми, работать нам, конечно, проще: система работы уже налажена. Ведь ежегодно все дети приходят в детские поликлиники. Просто им необходимо выполнить все те обследования, которые предусмотрены в рамках диспансеризации.

    А вот привлечь взрослых иногда бывает крайне сложно. Люди психологически не готовы, если у них ничего не болит, идти к врачу. При этом, они не понимают, что лучше прийти к нам здоровым, чтобы выявить заболевания на первоначальной стадии, а не когда они уже запущены. Мы достаточно много выявляем больных с диабетом, а ведь человека, при этом, ничто не беспокоит. Мы немало выявили больных с туберкулезом и онкологическими заболеваниями на флюороосмотрах. А ведь, опять же, людей этих ничего не беспокоило, и они просто пришли на диагностику в рамках диспансеризации. Мы настроены на то, чтобы либо профилактировать, либо выявлять заболевания на начальных стадиях. И это должна быть широкомасштабная просветительская программа, которая настроит людей правильно. Капля точит камень.

    Н.Р.: Если говорить о списке заболеваний, характерных для уральцев. Он как-то меняется со временем? Что показывает та же самая диспансеризация?

    А.Б.: Нет, этот список не меняется. Перечень заболеваний стабилен. На первом месте, с существенным опережением других позиций, идут заболевания сердечно-сосудистой системы, которые являются, в свою очередь, и основной причиной смертности. При проведении диспансеризации достаточно много также выявляется эндокринологических заболеваний (сахарный диабет – прежде всего), выявляются онкологические заболевания. Но они выявляются на ранней стадии, когда можно достаточно эффективно оказать медицинскую помощь, а это важно. Достаточно много определяется заболеваний опорно-двигательного аппарата, глазодвигательного аппарата… То есть человек, допустим, живет, и не знает, что у него астигматизм – поэтому и подобрать очки ему бывает сложно, ему нужны особые, а он жил и не знал об этом. В ходе диспансеризации также стали меньше выявляться инфекционные заболевания. И это говорит о культуре нашего общества, о том, что мы занимается активно профилактикой, своевременно выявляем и лечим заболевания. Того же туберкулеза стало, к примеру меньше.

    Н.Р.: Вот, кстати, насколько статистика по заболеваемости туберкулезом стала лучше?

    А.Б.: Вы знаете, в 2012 году наступил в нашем регионе перелом, и количество выявленных больных туберкулезом оказалось меньше, чем в предыдущие годы. Смертность от туберкулеза также снизилась – причем существенно, больше, чем на 15 процентов. Это говорит о том, что пик выявляемости туберкулеза мы уже прошли, и сегодня мы, в основном, лечим тех, у кого этот диагноз поставлен. Своевременное и качественное лечение приводит к тому, что снижается и смертность от этого заболевания. Поэтому в этом году в рамках программы модернизации мы закупили 12 передвижных флюорографических кабинетов и заменили много оборудования в поликлиниках. Мы предполагаем также увеличить количество флюороосмотров – поставили для себя планку в этом году подойти к цифре в 75 процентов обследованных, в том году мы достигли цифры в 69 процентов.

    Но, при этом, с учетом выездов в отдаленные сельские пункты мы понимаем, что заболеваемость у нас опять может начать расти. Это не страшно, лишь бы это была заболеваемость вовремя выявленная. Напомню, что основной критерий и оценка качества оказываемой медпомощи – это смертность от туберкулеза, смертность в течение первого года после выявления, а также наличие пациентов с активными формами болезни. Эти показатели у нас снижаются. Более того, в прошлом году у нас прошла коллегия минздрава области. На ней выступал руководитель медицинской службы ГУФСИН области. Он констатировал тот факт, что у них тоже стало меньше пациентов с туберкулезом. Он же сделал такой вывод: количество больных туберкулезом в области сокращается, соответственно, уменьшается и количество больных туберкулезом, поступающих к ним, и, соответственно, уменьшается количество больных, которые, выходя из колоний, возвращаются к нам. То есть комплексная работа по этому направлению дает хороший результат.

    Н.Р.: Расскажите, пожалуйста, какова ситуация с ВИЧ-инфекцией в области по итогам года? Мы продолжаем являться лидерами печальной статистики на карте России?

    А.Б.: Мы – одни из лидеров в России, но и в этом наметилась положительная тенденция. У нас уменьшился приток вновь выявленных пациентов, смертность от ВИЧа тоже сократилась. Я вам приведу одну цифру – у нас только за счет средств федерального бюджета в этом году куплено медикаментов для больных ВИЧ-инфекцией на 1 миллиард 350 миллионов рублей. Принимая эти лекарства, больные смогут достаточно долго прожить. Но, самое главное, – у нас сокращается количество вновь выявленных заболевших ВИЧ. И это для нас уже стабильная положительная тенденция. Это все звенья одной цепи – снижение в области количества наркоманов и снижение количества ВИЧ-инфицированных, эти процесс идут параллельно. Но. У нас в последнее время увеличилась статистика по ВИЧ-инфицированию половым путем. И наша работа сейчас – проводить разъяснительные мероприятия среди молодежи на тему того, как себя от этой болезни оградить.

    Н.Р.: Если говорить об итогах уходящего года, какие основные моменты Вы могли бы выделить?

    А.Б.: Наверное, самое главное, чего удалось добиться в 2013 году, – это продолжить тенденцию положительных демографических показателей. Мы в прошлом году впервые добились естественного прироста населения. В этом году эта тенденция продолжается – и не только за счет увеличения рождаемости, но и за счет снижающихся темпов смертности. Снижается смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, снизилась смертность (не намного, но, тем не менее) от онкологических заболеваний, снизилась смертность от ДТП, материнская смертность как была на низких цифрах, так и остается. Младенческая смертность тоже находится на низком уровне.

    Кроме того, в 2013 году достаточно активно заработала трехуровневая модель здравоохранения, которую мы начали выстраивать еще в 2011 году. Теперь у нас есть районные больницы, есть межмуниципальные центры и есть областные лечебные учреждения. И сегодня нет таких проблем, какие были раньше, по поводу консультирования пациентов из одного муниципалитета в соседнем, а, тем более, в межмуниципальном центре. В 2013 году мы продолжили достаточно серьезную работу по оснащению межмуниципальных центров оборудованием, для того, чтобы определенные виды помощи пациенты могли получать в месте своего проживания. Например, лапароскопические операции по поводу удаления желчного пузыря. Сегодня у нас городов, где можно выполнить такие операции, десятки, а еще два года назад такие операции выполнялись только в Екатеринбурге. Проводится и диагностическая лапараскопия по поводу постановки диагноза, теперь она возможна во многих лечебных учреждениях. Теперь мы можем делать пациентам в Ирбите, Краснотурьинске и Каменске-Уральском ангиографию, стентирование коронарных артерий. И это, надеюсь, приведет к тому, что смертность от сердечно-сосудистых заболеваний у нас тоже будет сокращаться.

    Кроме того, сейчас у нас заканчивается монтаж трех аппаратов МРТ, которые тоже будут работать на базе межрегиональных медицинских центров в Первоуральске, Каменске-Уральском и Краснотурьинске. До конца года они будут запущены в эксплуатацию.

    У нас серьезные наработки в 2013 году были в плане оказания помощи пациентам с острыми нарушениями мозгового кровообращения. Благодаря налаженной маршрутизации и тому, что эти пациенты госпитализируются в первые часы в профильные отделения, где есть грамотные реаниматологи, квалифицированные неврологи, мы улучшили качество жизни этих пациентов, многих восстановили к труду.

    Н.Р.: А что с лекарственным обеспечением населения?

    А.Б.: В этом году мы перешли на выдачу лекарственных препаратов пациентам с сахарным диабетом и онкологией через аптечную сеть. Раньше препараты выдавались через кабинеты в поликлиниках – соответственно, страдал учет, и сроки годности иногда нарушались. Аптека же нацелена на то, чтобы выдавать лекарства пациенту, которому они необходимы в тех объемах, которые нужны, и тогда, когда они нужны. За счет этого удалось также оптимизировать закуп, уменьшить стоимость этих медикаментов, увеличить количество обслуженных рецептов. Мы сегодня занимаем второе место в РФ по количеству обслуженных рецептов после Москвы.

    Также мы впервые в 2013 году начали лечить пациентов с орфанными заболеваниями. Из областного бюджета на это было выделено 258 миллионов рублей. Это, поясню, пациенты с редкими заболеваниями, лечение которых финансово очень емко. Например, лечение такого заболевания как мукополисахаридоз у одного человека в год обходится до 30 миллионов рублей. Пациенты с ночной гемоглобинурией – одна упаковка препарата для лечения такого больного стоит 500 тысяч рублей. У нас пока трое таких больных. Но, уже то хорошо, что у нас появился регистр. И сейчас мы уже обладаем достаточным опытом, чтобы делиться им с другими регионами – мы оказались одним из первых субъектов федерации, кто эту программу внедрили.

    Н.Р.: А если говорить о болевых точках нашей медицины, какие они? О чем идет речь?

    А.Б.: Первая, и, думаю, самая важная болевая точка – это кадры. У нас постоянно, и мы это констатируем в течение последних 20-ти лет, шел хронический отток кадров из здравоохранения. Приведу одну цифру – на 1 января 2013 года в системе насчитывалось минус 358 врачей. В 2013 году (мы подводили пока итоги за 9 месяцев) мы получили плюс 179 врачей. И это для нас был очень долгожданный момент – мы смогли переломить ситуацию, создав необходимые предпосылки. Во-первых, у нас в области достаточно высокая заработная плата вообще у медработников и у врачей, в частности. На данный момент она далеко перешагнула цифру в 50 тысяч рублей. Я думаю, по концу года она может достигнуть показателя в 60 тысяч рублей или около того. Также у нас достаточно хорошие больницы, в которых проведены ремонты, закуплено необходимое для работы оборудование. А врачи, вы же знаете – они перфекционисты. Им хочется работать в хороших условиях и чувствовать себя настоящими врачами, а не фельдшерами. На хорошие условия к нам поехали кадры со всей России и из ближнего зарубежья, но уже не из Таджикистана и Киргизии, как было раньше (и, кстати, из этих республик у нас приток существенно уменьшился и мы эту политику продолжаем), а поехали из Белоруссии. Сегодня нам поставляет кадры Дальний Восток, Иркутская, Кемеровская область, Бурятия – география достаточно широкая.

    И еще об условиях работы врачей: на днях я проводил совещание по этому вопросу и могу сказать, что к концу 2013 года во всех лечебных учреждениях будет завершено строительство локальных информационных сетей, в больницы через оптоволокно будет осуществляться широкополосный доступ в интернет. Нами закуплено и установлено свыше 10 тысяч компьютеров. В следующем году мы также перейдем к внедрению электронной медицинской карты – как абмулаторной, так и стационарной. Это, я надеюсь, изменит привычный облик врача, они уйдут от привычной писанины и, в конечном счете, сэкономят время для более тесного общения с пациентами.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив