Эксперт: украинским военным может помочь тактика «мотти»

    Параллели и опыт советско-финской и украино-русской войн

    <p>Тактика мотти получила большое распространение в афганской и чеченских войнах</p>

    Тактика мотти получила большое распространение в афганской и чеченских войнах



    Вильнюс, 15 Августа (Новый Регион, Андрей Ивлев) – В Украине идет война и льется кровь. Каждый день — новые жертвы. С позиции сегодняшнего дня не видно ни конца, ни края украинской трагедии. Кто решится предсказать, когда и как все это закончится, а самое главное – как избежать еще больших жертв?  И все-таки некоторые соображения о перспективах  нынешнего вооруженного противостояния в Украине, а также об известных способах минимизации жертв высказать необходимо. Это нужно, в том числе, для скорейшего прекращения огня и достижения мира, нарушенного безответственной, авантюристичной и циничной политикой России, осуществившей  сначала аннексию Крыма у ослабевшего, но все-таки суверенного государства, а затем — инициировавшей попытку отторжения юго-восточной части Украины.

    Разумеется, именно эти незаконные действия террористов, спровоцированные Российской Федерацией, чему есть бесчисленные свидетельства, повлекли за собой никому не нужное, кроме преступников, кровопролитие.

    Террористы изначально взяли в руки оружие с целью применить его для убийств своих оппонентов, если украинская власть попытается воспрепятствовать вооруженному мятежу.  При этом надо отметить, что ни одно государство в мире не может остаться безучастным к вооруженному захвату власти. В противном случае это не государство.

    Как сейчас очевидно, вооруженные террористы рассчитывали на беспомощность украинского государства, которая позволила бы им «мирным» путем, без массового применения оружия, свергнуть власть Киева и установить порядки ДНР и ЛНР.

    Возможно, террористы предполагали, что им удастся достичь своих целей бескровно, как это случилось в Крыму, лишь демонстрируя оружие и свою безусловную готовность его применить.

    Однако сейчас не важно, на что именно рассчитывали террористы, поскольку крови уже пролито немало, и вопрос стоит лишь о том, как с минимальными потерями обуздать распоясавшихся международных преступников, напрямую завязанных на всесторонней поддержке со стороны российских властей.

    Последнее обстоятельство теперь никак невозможно скрыть, какие бы усилия для этого Россией ни прилагались, ибо к настоящему времени в распоряжении украинской власти и мирового сообщества имеется бесчисленные доказательства вмешательства РФ в дела Украины.

    Конечно, нынешние официальные власти Российской Федерации как заявляли, так и будут заявлять о том, что доводы Киева о недопустимом вмешательстве Москвы в вооруженный конфликт на территории соседнего государства не обеспечен достаточными доказательствами, однако всему миру давно понятно, что это не так.

    С каждым днем Украина получает все новые и новые свидетельства беспрецедентного незаконного участия России в вооруженном противостоянии между украинской властью и террористами. Сколько бы ни твердили кремлевские власти и обслуживающие их интересы российские пропагандисты всех мастей о легитимном статусе «ополченцев», воюющих за свою землю, факт остается фактом: люди, желающие считать себя ополченцами, слишком «погорячились», взявшись за оружие и присвоив себе особые полномочия по лишению жизни украинцев.

    Никто им таких полномочий не давал, а самовольное присвоение себе функций всевышнего не освобождает преступников от ответственности за содеянное на земле.

    Слишком много крови уже пролито, слишком много горя и бед принесли украинцам выдающиеся деятели ДНР и ЛНР, чтобы исхитриться избежать справедливого суда.

    Несомненно, что это лишь вопрос времени: пойманные живыми террористы за свои злодеяния предстанут перед законным судом; остальных ждет Божий суд. Наряду с этим организаторов и пособников террористов из РФ ждет Международный уголовный Суд.

    Однако все это будет потом, чуть позже, а сейчас полезно определиться с тем, как побыстрее закончить войну и сохранить бесценные человеческие жизни. Для того, чтобы решить эту задачу, нужно вспомнить кое-что из нашего прошлого и использовать в этой войне тот опыт, который уже накоплен человечеством и отдельными странами, прошедшими через аналогичные испытания.

    История и уроки советско-финляндской войны

    В декабре 1917 года финский сенат объявил Финляндию независимым государством и обратился в Советскую Россию с предложением признать независимость Финляндской Республики, что и было сделано. Финляндия успокоилась: вопреки мнению Карла Маннергейма, возглавившего Совет обороны, с каждым годом на нужды армии Финляндии выделялось все меньше и меньше средств, в результате чего за 20 лет Вооруженные силы пришли в почти полный упадок.

    Примерно так же, как это случилось с украинской армией, правда, под другим соусом. Карл Маннергейм был убеждён в том, что пока у власти в СССР находится правительство большевиков, ситуация чревата самыми серьёзными последствиями для всего мира, в первую очередь для Финляндии.

    Нельзя не удивиться прозорливости Маннергейма. Например, он говорил так: «Чума, идущая с востока, может оказаться заразной».

    За 1,5 года до войны (в апреле 1938 года) представитель Советского Союза прямо заявил, что правительство уверено в планировании Германией нападения на СССР, и в эти планы входит боковой удар через Финляндию. Поэтому, мол, Финляндия должна быть адекватной и строить свою политику в фарватере политики СССР.

    С 1938 года пошел откровенный дипломатический нажим на правительство Финляндии. Начался прессинг, который через полгода вылился в недвусмысленное требование: Финляндия должна отдать СССР часть своей территории.

    При этом СССР даже готов приплатить за это и компенсировать другой территорией, но в любом случае требование СССР должно быть выполнено. Финляндия отказалась.

    23 августа 1939 года СССР и Германия заключили Договор о ненападении. По секретному дополнительному протоколу к Договору Финляндия была отнесена к сфере интересов СССР.

    В октябре 1939 года СССР предложил Финляндии рассмотреть возможность заключения с СССР аналогичного пакта о взаимопомощи. Правительство Финляндии заявило, что заключение такого пакта противоречило бы занятой им позиции абсолютного нейтралитета.

    Тогда правительство СССР стало выкручивать Финляндии руки, требуя перенести советско-финскую границу подальше (на 90 км.) от Ленинграда. Финны отказывались, поскольку общественное мнение в Финляндии и парламент страны был категорически против. Понятно, что Германия, заключив с СССР договор от 23 августа 1939 года, посоветовала финнам не упрямиться.

    Еще раньше со стороны СССР предложение о протекторате было сделано балтийским странам, которые согласились предоставить СССР военные базы на своей территории.

    Финляндия выбрала иной путь: отстаивать неприкосновенность своей территории. Тогда 3 ноября 1939 года газета «Правда» в редакционной статье прямо указала: «Мы отбросим к чёрту всякую игру политических картёжников и пойдём своей дорогой, несмотря ни на что, мы обеспечим безопасность СССР, не глядя ни на что, ломая все и всяческие препятствия на пути к цели».

    А 26 ноября 1939 года в «Правде» появилась статья «Шут гороховый на посту премьера», которая стала сигналом к началу оголтелой антифинской пропагандистской кампании.

    Комментарии, как говорится, излишни. Более того, в тот же день, 26 ноября 1939 года, произошёл артиллерийский обстрел территории СССР у населённого пункта Майнила. Руководством СССР вина за этот инцидент сразу и безапелляционно была возложена на Финляндию.

    Примечательно, что советская внутренняя пропаганда не афишировала майнильский инцидент, послуживший формальным поводом для агрессии. Советские газеты писали, что Советский Союз совершит «освободительный поход в Финляндию, чтобы помочь финским рабочим и крестьянам свергнуть гнет капиталистов».

    Маннергейм в своих воспоминаниях указал: «…И вот провокация, которую я ожидал с середины октября, свершилась. Когда я лично побывал 26 октября на Карельском перешейке, генерал Неннонен заверил меня, что артиллерия полностью отведена за линию укреплений, откуда ни одна батарея не в силах произвести выстрел за пределы границы… …Нам не пришлось долго ждать претворения в жизнь слов Молотова, произнесённых на московских переговорах: «Вести разговоры теперь наступит очередь солдат».

    Во время войны 1941—1944 годов пленные русские детально описали, как была организована неуклюжая провокация. Кому интересны подоплека и все обстоятельства майнильской провокации, рекомендую прочесть хотя бы мемуары К.Маннергейма. Очень полезно знать применительно к будущим украинским событиям. Повод создан, война началась.

    Уже во время той войны возникло предположение, что истинной целью СССР была прежде всего советизация Финляндии, а не только намерение отодвинуть границу от Ленинграда. Сейчас понятно, что скорее всего сталинское руководство желало убить одновременно два зайца. Но итоги советско-финской войны не позволили СССР советизировать Финляндию: уж очень она активно сопротивлялась агрессору.

    Сталин побоялся обречь себя на яростное партизанское движение финнов. В пользу доводов историков о намерении СССР советизировать Финляндию (как цели войны) говорит тот факт, что на второй день войны на территории СССР было создано марионеточное Терийокское правительство, возглавляемое финским коммунистом Отто Куусиненом.

    2 декабря советское правительство подписало с правительством Куусинена договор о взаимопомощи. Сейчас понятно, что если бы дела на фронте шли в соответствии с неформальным планом СССР, то это «правительство» прибыло бы в Хельсинки с целью развязать в стране гражданскую войну, поскольку обращение ЦК компартии Финляндии прямо призывало свергнуть «правительство палачей».

    В обращении Куусинена к солдатам «Финляндской народной армии» прямо говорилось, что им доверена честь водрузить знамя «Демократической Финляндской Республики» на здании дворца президента в Хельсинки.

    Уважаемые читатели, разве вам это ничего не напоминает в сегодняшних украинских событиях? Даже терминология пресловутых народных республик совпадает.

    Когда стало ясно, что война затягивается, а финский народ не поддерживает новое прокремлевское правительство Куусинена, оно тихо отошло в тень и более не упоминалось в официальной печати.

    Когда в январе 1940 года начались советско-финские консультации по вопросу заключения мира, это марионеточное правительство вообще не упоминалось. С 25 января 1940 года правительство СССР признаёт правительство в Хельсинки законным правительством Финляндии.

    В мемуарах Никиты Хрущёва имеется пикантная подробность, объясняющая замысел советской агрессии против Финляндии. Поздней осенью (судя по контексту, именно 26 ноября 1939 года) он обедал в квартире Сталина вместе с Молотовым и Куусиненом. Между последними шёл разговор о реализации уже принятого решения — предъявлении Финляндии ультиматума.

    Тогда же Сталин заявил, что Куусинен возглавит новую Карело-Финскую ССР с присоединением «освобожденных» финских районов. Сталин считал «что после того, как Финляндии будут предъявлены ультимативные требования территориального характера и в случае, если она их отвергнет, придется начать военные действия», заметив: «Сегодня начнется это дело».

    Сам Хрущев тогда считал, что «достаточно громко высказать финнам свои требования; если же они не услышат, то разок выстрелить из пушки, и тогда финны обязательно поднимут руки вверх, согласятся с требованиями».

    Интересно отметить, что Хрущев, Молотов и Куусинен долго сидели у Сталина, ожидая положительного ответа финнов. Они были уверены, что Финляндия испугается и согласится на советские условия.

    Финляндия – маленькая страна. Население – около 4 миллионов человек. Но страна сумела мобилизоваться: в строй встали 265 тысяч бойцов.

    Правда, противник использовал армию, численность которой была в 3 раза больше. Но главная слабость финнов заключалась не в этом: у них было в 9 раз меньше самолетов и в 88 раз меньше танков. Эти красноречивые данные, безусловно, предопределили исход войны. Однако фантастическое упорство и самоотверженность финнов, помноженные на исключительно грамотное ведение боевых действий, практически свели на нет триумфальные ожидания агрессора, что видно из соотношения потерь и неосуществимости (со стороны СССР) главной цели войны – советизации Финляндии.

    Тактика «мотти»

    Финская армия вступала в войну плохо вооружённой и слабо подготовленной: патронов для винтовок, автоматов и пулемётов — на 2,5 месяца; снарядов для миномётов, полевых пушек и гаубиц — на 1 месяц; горюче-смазочных материалов — на 2 месяца; авиационного бензина — на 1 месяц.

    Военная промышленность Финляндии была представлена одним государственным патронным заводом, одним пороховым и одним артиллерийским. 

    В результате войны финны потеряли убитыми около 26 тысяч человек (советская пропаганда называла цифру в 85 тысяч); были ранены около 40 тысяч (советские архивы указывают цифру в 250 тысяч).

    Наряду с этим Советская Армия потеряла убитыми около 150 тысяч человек (разумеется, в СССР официально было указано в 3 раза меньше); пропали без вести около 27 тысяч человек (понятно, что можно считать убитыми); были ранены (или контужены, обморожены и так далее) примерно 325 тысяч человек.
    Из соотношения людских потерь видно, что победа агрессора оказалась пирровой.

    Не менее впечатляющий вид имеет соотношение в потерях боевой техники. СССР потерял 640 самолетов и 650 танков: финны утратили 62  самолета и 14 танков.

    По всем правилам войны финны при указанном выше раскладе должны были быть полностью уничтожены в течение 2 недель при минимальных потерях со стороны Вооруженных Сил СССР. Что же случилось в этой войне такого, что напрочь перечеркнуло замыслы нападающего противника?

    Некоторые называют такие факторы как недостатки управления войсками со стороны генералов ВС СССР, мороз, наличие линии Маннергейма, незнакомую местность и т.д.

    Однако главной причиной того, что случилось в советско-финской войне, являются: а) высокий боевой дух финнов; б) грамотная тактика ведения боя. Про высокий боевой дух говорить здесь не станем. Остановимся на финской тактике ведения войны. 

    Карл Маннергейм изначально распорядился сделать упор на тактику «мотти». Именно эта тактика обеспечила финнам выдающиеся боевые результаты.

    Смысл тактики «мотти» заключается в том, чтобы в условиях значительного численного и военно-технического превосходства противника избегать открытых боевых действий, тем более с крупными силами противника.

    Финская война сводилась к постоянному и скрытому маневрированию, обманных комбинациях, внезапности нападения и индивидуальной стойкости в бою, действуя почти исключительно из засады.

    Практически это выглядело так: финны ловили противника на марше, в самом неудобном для него месте, и обстреливали с разных сторон, заставляя остановиться и занять круговую оборону.

    Фактически такая остановка огромных колонн приводила к постепенной утрате ими боеспособности, поскольку финны, будучи отличными стрелками, из многочисленных, заранее подготовленных засад, со всех сторон постепенно и методично расстреливали бойцов, занявших круговую оборону. В большинстве случаев финны расстреливали советские колонны до последнего солдата.

    Название тактики «мотти» происходит из финского слова «поленница» как способ методичной укладки дров. Партизаны различными огневыми и тактическими способами останавливали всю колонну противника, разбивали ее на части и в течение достаточно длительного времени уничтожали ее на месте, неся при этом минимальные потери.

    В качестве примера применения тактики «мотти» чаще всего называют битву при Суомуссалми. 7 декабря 1939 года этот посёлок заняла советская 163-я стрелковая дивизии, которую финны незаметно окружили, отрезали от снабжения и помощи.

    Правда, на помощь пыталась прийти 44-я стрелковая дивизия, но финны ее тоже заблокировали в дефиле между двумя озёрами близ деревни Раате силами всего двух рот (350 человек). Не дождавшись подхода 44-й дивизии, остатки 163-я дивизия в конце декабря под постоянными атаками финнов оказалась вынужденной прорываться из окружения, потеряв 40 % личного состава и большую часть техники и тяжёлого вооружения.

    После этого финны перебросили высвободившиеся силы для окончательной ликвидации 44-й дивизии, которая к 8 января была почти полностью уничтожена. Из 44 дивизии финнам досталось 37 танков, 20 бронемашин, 350 пулемётов, 97 орудий (включая 17 гаубиц), несколько тысяч винтовок, 160 автомашин, все радиостанции.У финнов было 11 тысяч человек при 11 орудиях против советских 45—55 тысячах, 335 орудиях, более 100 танков и 50 бронемашин.

    Надо сказать, что применительно к близким нам примерам тактика «мотти» получила большое распространение в афганской и чеченских войнах.

    Некоторые исследователи указывают, что в финской войне решающее значение для гибели окруженных колонн сыграл мороз. Вместе с тем очевидно, что ни в Афганистане, ни в Чечне морозов не было, а результаты боевых действий были зачастую аналогичными.

    Если иметь в виду достаточно серьезные потери украинской армии (часто много больше официально объявленных), то самый поверхностный анализ причин этих потерь часто указывает на слабость индивидуальной и снайперской подготовки украинских военнослужащих (в отличие от финских стрелков), сопряженную с отсутствием главных элементов тактики «мотти».

    Негибкость, плохая разведка, халатность, излишняя самоуверенность и неуместная «храбрость» - вот что сейчас в первую очередь отличает финнов от украинских бойцов, несущих зачастую неоправданные потери.

    Конечно, материально-техническое и боевое снабжение тоже влияют на результаты боевых действий, но неграмотная тактика ведения боя и недостаточная индивидуальная подготовка приносит значительно больше крови и потерь, нежели все остальные факторы и проблемы.

    В любом случае украинская армия стремительно совершенствуется, набирает опыт, осваивает новые тактики и в скором времени, несомненно, выполнит свою боевую задачу, которую ей поставило украинское общество и государство.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив