Третья газовая

    «Сегодня Россия прекратила поставки газа в Украину. Но на самом деле вопрос не в газе», — это заявление, сделанное премьер-министром Арсением Яценюком на заседании Кабмина, в полной мере отражает всю суть вопроса. Газ Украине отключили, но вопрос не в нем.

    «Сегодня Россия прекратила поставки газа в Украину. Но на самом деле вопрос не в газе», — это заявление, сделанное премьер-министром Арсением Яценюком на заседании Кабмина, в полной мере отражает всю суть вопроса. Газ Украине отключили, но вопрос не в нем.

    В последние дни новости о газовых переговорах в формате Украина-Россия-ЕС порой даже вытесняли из лент информацию о боевых действиях в зоне АТО и поющего неприличное про Путина министра Дещицу. В успешное разрешение конфликта никто из участников, похоже, не верил с самого начала, а украинское правительство уже неделями закачивало газ в подземные хранилища и готовило документы для подачи в Стокгольмский арбитраж. Единственный, кто казался немного удивленным, — глава РАО «Газпром» Алексей Миллер. «Вчера во время встречи было много штампов, лозунгов и оценок. Оценки этим оценкам я давать не буду. Но когда направо и налево звучат слова «газовая война», это говорит о настрое», — поделился Миллер впечатлениями об украинской переговорной группе во главе с премьер-министром.

    И если вспомнить историю газовых отношений Украины и России за последние годы, его досаду можно понять. До сих пор Украина никогда не говорила с «Газпромом» с позиции силы.

    Немного поучительной истории

    Конфликт по поводу цены, объемов и других критериев импорта/экспорта/транзита газа тянется буквально с первых лет украинской независимости. Так уж получилось, что у России – газ, у Украины – труба, по которой он идет в Европу.

    Образ хохла, ворующего российский газ, прочно вошел в народный фольклор. В зависимости от текущих отношений глав государств, эта тема то педалировалась, то затухала, но никогда не выходила из обихода российских властей и зависимых от них медиа. Как и тема долгов за закачанный газ.

    Чтобы выбить долги, руководству «Газпрома» частенько приходилось угрожать «перекрыть вентиль», как, например Рэму Вяхиреву в 1993 году. В 1995 газ на несколько дней действительно отключили, обязав Украину серьезно заняться реструктуризацией и выплатой долгов, но снова ничего не вышло. Что мог сделать топ-менеджер «Газпрома», когда его президент Борис Ельцин просыпался с утра с мыслью – что я сделал для Украины? Газ окончательно перешел из категории экономики в сферу политики.

    С уходом Ельцина и восходом Путина пришла тотальная Realpolitik с сильной коррупционной составляющей, но сохранением прежней риторики про помощь младшему братскому народу.

    Отношения существенно накалились после победы Оранжевой революции и прихода к власти Виктора Ющенко – тогда разразилась первая газовая война. Украина заявила о желании повысить цену на транзит российского газа, идущего через ее ГТС в Европу, Россия в ответ заявила о повышении цен. Закончилось тем, что в новогоднюю ночь 1 января 2006 года «Газпром» просто перекрыл вентиль. Эту войну Украина проиграла, вынужденно согласившись на повышение цены почти в два раза.

    «Вторая газовая» случилась в 2008-2009 годах, когда по старой традиции «Газпром» поздравил Украину с Новым годом, прекратив поставки газа. Причем на этот раз под раздачу попали и европейские потребители – опасаясь, что «Нафтогаз» может перекрывать внутренние потребности газом, идущим на экспорт в Европу, «Газпром» решил закрутить вентиль потуже. Замерзающая Европа с небывалым вниманием следила за ходом переговоров, которые завершились подписанием нового договора, с очередным повышением цены.

    Больше всего репутационных потерь на газовом поле понес четвертый президент Украины Виктор Янукович. В 2010 году его фактически вынудили подписать соглашение о продлении базирования Черноморского флота в Севастополе на 25 лет в обмен на щадящую для украинской экономики цену на газ. В день ратификации этого соглашения в Верховной Раде спикеру Литвину пришлось сидеть под зонтом и уворачиваться от летящих яиц, в зале использовали дымовые шашки, а провластное большинство отрабатывало альтернативные методы голосования.

    В декабре 2013 года, когда в Киеве уже стоял Майдан, а страну лихорадило после отказа правительства Януковича подписать ассоциацию с ЕС, «Газпром» в обмен на лояльность предоставил Украине небывалую скидку в 30%, снизив цену с 400 долларов за тысячу кубометров аж до 268,5. Но – с правом регулярного пересмотра в течение года. В условиях политической нестабильности и экономического кризиса Янукович оказался на табуретке, которую метким ударом из-под него могли выбить в любой момент, оставив один на один с олигархатом, чьи предприятия напрямую зависели от цены на газ, и основной электоральной базой, чьи зарплаты напрямую зависели от работы этих предприятий.

    С падением режима Януковича и приходом к власти в Киеве команды оппозиционеров, любовно называемой в прокремлевских СМИ «фашистской хунтой», отношения между странами накалились до предела. После аннексии Крыма Россия в одностороннем порядке решила повысить цену на газ для Украины. «Нафтогаз» известили, что с 1 апреля тысяча кубометров будет стоить уже 485 долларов.

    «Газпром» в России – больше, чем «Газпром»

    С этого момента события уже разворачивались в формате «третья газовая». Украинское правительство упорно называло новую цену политической и нерыночной, Россия утверждала, что поскольку Черноморский флот теперь базируется на ее территории, харьковские соглашения уже не действуют, а с ними и скидки. Европа в лице профильной Еврокомиссии играла роль посредника в переговорах, предлагая установить компромиссную переходную цену, пока стороны не договорятся. Но стороны не договорились.

    Во всей этой истории примечательны два факта: украинское правительство впервые жестко отстаивает свою позицию, а Россия продолжает действовать в старой тактике, предполагая вместо экономически обоснованной цены «гибкую систему скидок».

    Так, президент РФ Владимир Путин признал, что не хочет терять Украину как клиента и предложил временную скидку в 100 долларов. На что из Киева устами премьера Яценюка прозвучала метафора про старые грабли и заявление: нас дважды ловили в эту ловушку, в третий раз не попадемся.  

    Последние недели Украина полным ходом готовилась к международному арбитражу, выплатив при этом часть долга «Газпрому» и предлагая оплатить остаток, но – по цене 268 долларов.

    А что Европа?

    Разговоры о необходимости диверсифицировать поставки в странах ЕС звучат со времен холодной зимы 2009, когда Россия почти на неделю оставила их без газа, но всерьез над вопросом задумались только после аннексии Крыма Россией весной этого года. Сейчас доля российского импорта в общеевропейском газовом рынке составляет около 27%. Быстро заменить их повышением собственной добычи или североафриканским импортом невозможно, однако все более актуальным становится вопрос надежности партнера. А на Россию уже не смотрят, как на надежного партнера.

    Встряхнувшись после «русской весны», неповоротливая европейская бюрократия даже сменила тон. Проект газопровода «Южный поток», который строит «Газпром» на территории Европы, был заморожен в Сербии и Болгарии до тех пор, пока контракты не будут приведены в соответствие с европейским энергетическим законодательством. Раньше на это закрывали глаза.

    Кто будет вынужден зайти за поребрик?

    На данный момент Украина закачала в подземные хранилища 13,5 миллиардов кубометров газа и рассчитывает увеличить реверсные поставки газа из Европы. В перспективе – внедрение энергосберегающих технологий, добыча сланцевого газа, завершение строительства LNG-терминала, который позволит принимать сжиженный газ. Но покрыть собственной газодобычей (особенно после потери Черноморского шельфа) и европейским импортом все потребности экономики Украина не сможет. С «Газпромом» придется договариваться.

    У украинского правительства есть ряд преимуществ. Первое: до начала отопительного сезона еще есть время. Второе: «Газпром» и Россия неоднократно откладывали сроки введения формулы 100%-ной предоплаты за газ и предлагали скидки, т.е. шли на уступки. Третье: европейские энергетические компании не раз подавали иски в международный арбитраж, и, как показывает практика, «Газпром» предпочитает идти на уступки в досудебном порядке, не доводя до Стокгольма.

    Если украинское правительство не свернет и не дрогнет – мы станем свидетелями, как впервые за 23 года газ перестанет быть политической дубинкой и крючком, на котором Кремль ловко удерживал всю Украину.

     

     

     

     

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив