Приднестровье – печальный пример для Донбасса (ФОТО)

    На примере непризнанной республики становится ясно, какая судьба может ожидать «ДНР» и «ЛНР»

    Автобус «Одесса-Тирасполь» пересек украинскую границу и остановился на приднестровской стороне. У пассажиров собрали паспорта и раздали миграционные карты. На вопрос «цель поездки» я написала как есть: «служебная»… И поделом моей честности: сегодня украинские журналисты в Приднестровье не в почете. После долгих согласований с начальством приднестровские пограничники меня официально сняли с автобуса.

    «Сегодня ваша страна наших журналистов пачками выдворяет», – размышлял на мои попытки возмутиться младший начальственный чин КПП.

    «Каких это ваших?», – примеры массового выдворения из Украины приднестровских журналистов как-то не всплыли в памяти.

    «А московских! Что, не в курсе? – пыжился погранец. – Вот и мы вас сейчас, как вы их!».

    Аргумент в виде 100 баксов в корне подточил принципиальность стража, и я пересекла границу. «А что ты хотела от территории, которая живет под колпаком ФСБ?», – позже отреагировала на мой рассказ коллега, пишущая о политике. 

    Коллега была права: в плане свободомыслия или свободословия в ПМР – Советский Союз. Из собственного опыта: комментарии в официальном учреждении, если не имеешь  аккредитации МИДа республики, получить может быть нереально. Более того, в каком-нибудь жилищном, экономическом и других управлениях ты, на основании аккредитации, еще должен получить разрешение задать свои вопросы (читай – согласовать их список) в местной администрации.

    Только после этого чиновник получит ЦУ ответить на вопросы журналиста «дружественной страны». После ты обязан согласовать текст (читай, переписать в соответствии с требованиями), иначе в следующий раз станешь персоной нон-грата для республики и тебя могут депортировать по первому же доносу. Если говорить о местных СМИ, то достаточно вспомнить советскую газету «Правда» – и вы узнаете, каковы их объективность и профессиональный уровень. Но скудность тем разбавляет «центральная» – то есть, российская пресса – как знают украинцы, там фантазии авторам не занимать. 

    Желание ходить и докладывать «куда следует» от людей любой территории можно ожидать в двух случаях. Например, если человек свято чтит порядки и законы своей страны и гордится ими (как, например, во Франции или Германии, где жители сами звонят в полицию, если увидят малейшее нарушение). Но едва ли можно говорить об уважении и патриотизме на территории, где пограничник пропускает нелегалку за 100 баксов, перед этим «примазываясь» в принадлежности родной земли к России. Остается второе: когда желание «стукануть» продиктовано страхом и желанием прогнуться перед власть имущими. «Стуканула», к примеру, директор ПТУ в райадминистрацию на журналистку-нелегалку, а взамен: асясяй, какая вы сознательная гражданка, МарьИванна! Служите Отечеству в том же духе, и будет вам к пенсии медаль! А вместо журналистки может оказаться инакомыслящая соседка, например… Те, кто застал СССР, хорошо помнят, что такое КГБ и какие методы оно использует. Так вот, в ПМР оно никуда не девалось. Под его чуткой бдительностью и куется твердая сознательность населения республики.

    Конечно, основы такой психологи замешаны на экономической неудовлетворенности. Но об этом – позже.

    Параллели истории

    Если же вспомнить, с чего там все начиналось, то можно получить значительно более актуальные параллели для Украины. Все произошедшее в Приднестровье 22 года назад очень похоже на то, что творится сегодня в Донбассе.

    В конце 80-х годов Молдавия ратовала за свою независимость от СССР. Насколько позволяли  тенденции того времени, она растила собственную национальную идентичность и жаждала сближения с Румынией, как со страной близкой по истории, этническим и языковым особенностям. Жители территории, которая сегодня является Приднестровьем, напротив, захотели остаться в составе СССР (а после событий 1991 – примкнуть к России), поскольку многие из представителей местной элиты были украинцами и русскими, а не молдаванами. Интеграция к Румынии для них была недопустимой, как и сегодня для многих на Донбассе – евроинтеграция Украины. В 1990 году крохотное Приднестровье провело в Тирасполе всенародный референдум и де-факто отделилось от Молдавии, провозгласив себя ПМР. Самопровозглашенная республика тогда очень хотела стать отдельным субъектом СССР, но не случилось: тот распался.

    Одним из основных поленьев в костер конфликта, как и у нас, были разногласия вокруг языка, что к 1992 году переросло в вооруженное противостояние. Во время него Молдова  искала поддержки в Румынии, Приднестровье – у России. Последняя рада была «помочь». И на территории ПМР схлестнулись силы двух армий – 14-й российской (правда, находившейся там  официально,  а  не действующей исподтишка в составе чеченцев и казаков, как сегодня в Донбассе) и молдавской. Кровопролитные бои с обеих сторон, беженцы… Сегодня все  то же переживает наша земля.

    Война там закончилась в результате договоренности между президентами Молдовы и России (тогда – Ельциным): подписанный договор предусматривал выведение вооруженных формирований обеих сторон за линию противостояния. А Приднестровью «разрешили» «самостоятельно решать собственную судьбу». Хотя с тех пор статус ПМР так и не был определен и не признан мировым сообществом как статус отдельного государства или республики. Не изменил ситуацию и повторный референдум в 2006-м, когда ПМР вновь высказалось за независимость от Молдовы. Но это волеизъявление признало только две – даже не страны, а подобных самой ПМР территории – Абхазия и Южная Осетия. И хотя ПМР то и делает, что просится в состав России, та не сподобилась принять ее в «семью».

    Сколько стоит выжить

    В силу схожести развития событий, можно предположить, что «ДНР» и «ЛНР» ожидает судьба, подобная судьбе Приднестровья. О психологической стороне жизни там мы уже частично поговорили. Теперь перейдем к экономической. Поскольку вопрос – «больной», то предприниматели, водители маршруток, таксисты и даже клиенты в очередях к чиновникам охотно рассказывали о своих буднях сочувствующей «нежурналистке».

    «Как это – жить на непризнанной территории?», – спрашиваю, колеся по республике и водителя маршрутки. 

    «Ну, как… спасибо, что в свое время Россия разрешила двойное гражданство, – отвечает. – У нас здесь у каждого по два и больше паспортов. Самое меньшее – российский и местный. Благодаря российским мы можем ездить по миру, благодаря приднестровским – решать местные вопросы. А вот – посмотрите в окно, ни одно поле у нас не пустует, как у вас, в Украине. Мы не можем позволить себе такую роскошь: не выживем».

    Действительно, засевая поля зерновыми культурами, подсолнечником, а также собирая овощи и виноград, ПМР способно обеспечить себя этими культурами. Даже что-то остается на экспорт. А вот если зайти в магазин, то там полки заполнены тем, что завезли из Украины, Молдовы и России. Даже китайский товар попадает туда  с соседствующих территорий. Так что если сравнить с украинскими ценами на продукты, то на многие прибавляйте 20-25% стоимости. Дешево стоит «напиток для народа»: 15-20 гривен за поллитра водки. А для особых поводов подойдет коньяк «Квинт» – гордость местного производства, стоимостью в 60-100  гривен за бутылку «ординарного» напитка.

    Валюта республики – приднестровский рубль. В обменниках вы получите 0,85 приднестровских копеек за нашу одну гривну и должны будете отдать 1 рубль 05 копеек, если захотите обменять ее обратно. Соответствует курс экономическому положению территории в мире или нет – а какой курс они сами установят, по такому и обменяете: ибо больше ни в одном банке мира эта «валюта» не котируется. К слову, такой же шовинистский произвол происходит и с ценообразованием, к примеру, на услуги отелей: стандартный номер с душем, телевизором, холодильником и кондиционером в среднем стоит 350-400 их рублей для жителей ПМР, Абхазии и Южной Осетии. 600-800 – для жителей Украины, России и других стран СНГ. И 900-1200 – для тех, кто приехал из Грузии, стран Балтии и… Молдовы.

    Что касается промышленности, то работает энергетическая отрасль, работают Молдавская и Дубоссарская ГРЭС. Объемы выработки там увеличиваются, но проблема в том, что у ПМР нет собственной ресурсной базы. Энергоносители они берут у российских компаний и задолженность составляет уже около миллиарда долларов! И это при том, что годовой ВВП региона тоже составляет около миллиарда долларов. «Добрая» Россия снабжает «падчерицу» и газом – по 160 долларов за тысячу кубов. Но предприимчивый Кабмин республики перепродает его населению уже по 270 долларов! Поскольку возвращение долга россиянам заморожено на неопределенный срок, то правительству есть, на что обеспечить выживание своего «государства» (при дефиците бюджета в 40%). Так что путинский колпак над регионом, стоит последнему только рыпнуться, в любой момент может превратиться в карательный меч.

    Но при этом местные жители на Россию молятся и сетуют, что их душит Молдова.

    «Торговать наши предприятия за рубежом официально не могут, – говорит владелица магазинчика, торгующего текстилем. – Так Молдова этим пользуется. Разрешила регистрировать наши предприятия на их территории, а взамен требует уплату налогов. Но ведь расположены наши предприятия здесь – и местные власти тоже требуют уплату налогов. Такое двойное налогообложение потянет не каждое предприятие. Вот, например, завод «Тиротекс», на котором мы берем основную часть товара, с этим справляется. Потому что все равно его продукцию возьмут – видите, какое хорошее качество (показывает она на постельный набор из бязи). – А многие другие предприятия – это не потянут».

    Не справляющиеся предприятия в ПМР или торгуют на своей территории, или «сидят в тени». Контрабанда в регионе очень развита. Возят туда-сюда все, от продуктов, до… оружия. Тогда, в 90-х, нашлись дельцы, зарабатывающие на производстве и перепродаже оружия. Местные говорят, что бизнес по его подпольному производству в ПМР сохранился до сих пор. Так что недаром на пути из ПМР в Одессу сегодня «выросло» несколько дополнительных КПП и блок-постов. Учитывая массовость нелегального вооружения на Донбассе, можно уверенно прогнозировать, что там это явление также искоренят нескоро.

    Есть там и немалый человеческий ресурс, который охотно послужит Москве, в случае необходимости. Сегодня за порядком на территории республики следят не только многочисленные милицейские и армейские силы, но и «миротворческий контингент» России: контрактники с нашивками в виде ее триколора на нагрудных карманах караулят, например, гостиницы…  А путинский ставленник президент ПМР Евгений Шевчук, через которого Москва и руководит республикой, владеет всеми основными ее благами: десятки предприятий, от того же коньячного завода «Квинт», до сети супермаркетов «Шериф», от банка и сети автозаправок, до сетей мобильной и стационарной связи «Интерднестрком». Тотальное покрытие для поддержания порядка и справедливости!

    При этом дороги ПМР сопоставимы с украинскими – в центре Тирасполя, Днестровска, Бендер – где поцентральнее – там поглаже. А чем дальше периферия – тем больше ям. Очень много облупленных и изрисованных граффити советских зданий, видимо, ремонтировать их не за что. Строек мало. А новых, подобных донецким, высоток, прячущихся за отражающими реальность окнами – нет и близко. О том, что стадионы, подобные «Донбасс-Арене» региону не светят очень долго, как и соответствующие спортивные соревнования, и говорить не стоит. Впрочем, обшарпанные фасады не видно за буйной зеленью, которую не вырубают столь активно, как в Донбассе.

    Зарплата хороша у контрактников

    Те самые зарплаты и пенсии, о которых сегодня так кричат жители Донбасса, что они не дотягивают до российских, вызвали бы зависть у жителей Приднестровья. Минимальная пенсия в пересчете на наши составляет всего лишь 450 гривен! А средняя зарплата не дотягивает и до 2 тысяч гривен. Хорошо получают только контрактники: зарплата «миротворца» составляет до тысячи долларов. Так что если бы не контрабанда и заробитчанство в соседних странах, то выживание многих местных жителей было бы невозможно.

    Так что желание приднестровцев стать полноценными россиянами при таком раскладе – объяснимо. Но, увы, со стороны республика сегодня очень напоминает жену, которая ушла от кормильца-мужа к любовнику, который обещал жениться. Однако любовник, даже 22 года спустя, все еще кормит обещаниями, при том сам подпитываясь ее силами и подкидывая бедняге подачки, но не дает ей стать на ноги. Обиженный муж же подачек не подкидывает, а за каждую жертву со своей стороны выставляет счет. В итоге в глазах этой женщины только муж и виноват, что она, падшая, живет так плохо. Такова философия Приднестровья. И точно такова сегодня философия «падших женщин» «ДНР» и «ЛНР». Она не изменится, если Украина их отпустит, и уж тем более не изменится, если будет держать в объятиях. Слишком уж тяготеет жена к измене. Слишком уж влюблена, и обманута подлецом-любовником. Однако пока муж ее не отпустит, он не наладит свою жизнь.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив