Правозащитник: Суда в России нет

    Убийство Немцова. Итоги доказательства

    Правозащитник Сергей Шаров-Делоне Facebook Правозащитник Сергей Шаров-Делоне


    Суда в России нет, во всяком случае, по делу об убийстве Бориса. так считает известный российский правозащитник Сергей Шаров-Делоне. В своей публикации он еще раз анализирует доказательную базу по виновности подсудимых, на основе которой присяжные вынесли свой вердикт. Вот что он пишет:

    «Вердикт присяжных по делу об убийстве Бориса Немцова вынесен. Подсудимые Дадаев, Губашев, Шаванов, Бахаев и Эскерханов признаны виновными.
    Вердикт, встреченный аплодисментами одной частью оппозиции, и признанный необоснованным и заказным другой.

    Я достаточно внимательно следил за делом и тем, что публиковалось вокруг него. У меня есть собственное мнение о том, кто и зачем убил Бориса. Но всё это, как говорится, мои личные трудности.
    А вот что не личное — это вопрос о том, были ли предъявлены действительно серьезные (пусть даже и не «неопровержимые») доказательства вины подсудимых? Доказательства, а не мнения и предположения.

    Система доказательств

    Давайте посмотрим внимательно, как строится система доказательств. №1 — это то, что Заур Дадаев совершил шесть выстрелов в Бориса Немцова на Москворецком мосту и убил его. №2 — для этого он вступил в сговор с остальными подсудимыми, купил пресловутый ЗАЗ-Сенс, вел переговоры по «боевым трубкам», организовал слежку за Борисом и т. д. №3 — вина всех остальных есть производная от вины Дадаева: они способствовали его действиям, соучаствовали в его преступлении.

    А теперь, давайте о самом главном: Доказана ли вина Заура Дадаева в убийстве Бориса Немцова? Очевидно, что нет.



    Потому что отвергнутая судом на даже не формальных, а на притянутых за уши основаниях видеозапись камеры наблюдения в подъезде на ул. Веерной практически со 100%-ной гарантией является его алиби. Эта запись свидетельствует, что Заур Дадаев весь тот вечер находился в доме на Веерной, а потому не мог одновременно быть на Москворецком мосту в момент убийства Бориса, не мог стрелять в него и не был его убийцей.

    Доказано ли тесное знакомство Дадаева с остальными подсудимыми? Да, безусловно (впрочем, и они этого не отрицали). Знакомство доказано, оно, наверняка, было разной степени — от пары случайных встреч (Бахаев) до давней дружбы и родства. Так же разной степени плотности были связи между остальными фигурантами. Но, безусловно, были. Ровно так же доказано, что все они (кроме Бахаева, который здесь вообще не бывал) неоднократно бывали в доме на Веерной улице, где проживал в Москве Заур Дадаев. Могли ли они вступить в сговор с Дадаевым? Конечно! И почти наверняка в какие-то «сговоры» они с ним вступали. Например, о походе в ресторан или еще куда (и на эту тему в деле есть доказательства).
    Пользовались ли они автомашиной ЗАЗ-Сенс? Да, безусловно (и это доказано).

    Именно поэтому их биологические следы найдены на обивке сидений в машине. И то, что, как выяснилось, покупал эту машину все же не Заур Дадаев, а неизвестно кто, ничего принципиально нового не дает, покуда вопрос не в законности приобретения автомобиля.

    Был ли этот автомобиль на Москворецком мосту, когда был убит Борис? Возможно. Во всяком случае, какой-то автомобиль этой марки и тоже белого цвета был засечен системой «Поток». Правда, именно что «какой-то», поскольку его номер система не смогла идентифицировать в автоматическом режиме, судя по всему, по причине его серьезного загрязнения. А «восстанавливал» его эксперт — и уж как он его сумел разглядеть — это вопрос, мягко скажем, деликатный. Деликатность которого только возрастает оттого, что у обнаруженного следствием будто бы брошенного в Трубниковском переулке ЗАЗ-Сенса номера были вполне чистыми. Да и сам этот (?) автомобиль уже после того, как был обнаружен 1 марта и после того, как следствие с него в тот же день сняло руль, педали и вырезало куски обивки для экспертизы загадочно продолжал разъезжать по Москве, если доверять данным всё той же системы «Поток».

    Пользовались ли они телефонами, которые обвинение называло «боевыми трубками»? Скорее всего, да. Во всяком случае, Губашев одной из них, насколько позволяют судить материалы дела, действительно пользовался. Но — и это надо подчеркнуть — даже если признать доказанным то, что все подсудимые пользовались этими телефонами, то это в точности то, что доказано. И ничего больше. Потому что неизвестно, о чем они по ним говорили. Возможно, о чем-то предосудительном (а может, и нет), но о чем — неизвестно. Следствие и обвинение посчитали, что именно по ним они передавали сообщения, касающиеся слежки за Борисом Немцовым и организацией его убийства. И такая версия (но даже в этом случае — только версия!) могла бы иметь место, но….

    Но вот Заур Дадаев не убивал Бориса! И предположение стороны обвинения относительно содержания переговоров по «боевым трубкам» повисает в воздухе (как и само наименование трубок «боевыми»).

    Организовывали ли подсудимые слежку за Борисом Немцовым или хотя бы участвовали в ней? Я готов довериться опыту Дмитрия Борко, который считает, что на видеозаписи камер наблюдения ГУМа вечером дня убийства, действительно, скорее всего запечатлены Анзор Губашев и Беслан Шаванов, равно как и около дома Немцова и на Трубниковском переулке, где впоследствии был обнаружен автомобиль ЗАЗ-Сенс. Но дом, где жил Борис, расположен не на задворках, а прямо рядом с метро «Третьяковская», да и по Красной площади возле ГУМа — не самые закоулки — гулять не возбраняется. И даже тот факт, что именно во время их гуляний возле ГУМа в кафе Боско Борис встречался с Анной Дурицкой, не является сам по себе доказательством того, что они за Борисом следили. Да, его легко уложить в схему как эпизод слежки (легко, впрочем, еще не означает, что доказательно), но легко ровно покуда убийцей признается связанный с Губашевым и Шавановым Заур Дадаев.

    Но вот, еще раз, Заур Дадаев не убивал Бориса!

    И «слежка» превращается во всего лишь возможное, но уже ничем не доказанное предположение следствия и обвинения… Возможно ли, что подсудимые (все или некоторые из них) все-таки осуществляли слежку за Борисом? Да, часть материалов дела позволяют такое предположить. Связана ли была эта возможная слежка с убийством? Исключить такое нельзя, но это лишь еще одно «предположение на предположение». При этом возможны любые фантазии — от того, что они целенаправленно и осознанно выводили стрелка на цель, до того, что их использовали втемную, не объясняя задач слежки. Но всё это — не более чем фантазии, а отнюдь не доказанные факты.

    Иными словами, достаточно изъять из системы доказательств обвинения изъять утверждение, что в Бориса Немцова стрелял именно Заур Дадаев, как все остальные будто бы доказательства мгновенно перестают таковыми быть, превращаясь, в лучшем случае, в набор разрозненных, не связанных в единую фабулу предположений. Вызывающих — как бы это сказать помягче? — серьезные сомнения хотя бы в том, что они являются фрагментами одного паззла. Вызывают. Потому что, в который уже раз, – ЗАУР ДАДАЕВ НЕ УБИВАЛ БОРИСА.

    Презумпция невиновности

    А теперь внимание: вообще-то у нас в стране пока еще хотя бы номинально действует Уголовно-процессуальный кодекс, в котором до сих пор — вы не поверите! — не отменена Статья 14 «Презумпция невиновности», 3 часть которой гласит, что «все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого», а часть 4 и вовсе утверждает, что «обвинительный приговор не может быть основан на предположениях». А как я постарался показать, достаточно признать — а видеозапись камеры наблюдения, повторюсь, понуждает это сделать! — что Заур Дадаев был дома на Веерной улице в момент убийства Бориса Немцова, а следовательно, никак не мог его убить на Москворецком мосту, так вот, достаточно это признать, и все остальные «доказательства» становится лишь предположениями, притом предположениями, вызывающими множество самых разных сомнений. То есть не могущими стать основанием для обвинительного приговора. Собственно, это самое существенное.

    Потому что это о том, что суда у нас нет. Во всяком случае, по делу об убийстве Бориса.

    И наконец, вопросы уже к моим коллегам: согласны ли вы с тем, что процесс по делу об убийстве Бориса Немцова — процесс политический? Согласны ли вы с тем, что приговор не основывается на доказательствах? Согласны ли вы в связи с этим признать всех фигурантов этого процесса политическими заключенными? Даже если они вам по той или иной причине крайне несимпатичны.

    P.S. У меня нет никаких серьезных претензий к присяжным: ключевую видеосъемку с камеры подъезда на Веерной им так и не показали. Ровно так же, как и многие другие важные свидетельства".

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    21 Июля / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив