Отнацболили: Метаморфозы национал-большевиков Эдуарда Лимонова (ФОТО)

    Из партии революции – в охранители



    Москва-Киев, Апрель 24 (Новый Регион, Максим Собеский) – Известный русский писатель и создатель радикальной российской партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов стал очевидцем политической смерти своего детища. Национал-большевсткий проект, два десятилетия боровшийся с властью, отныне готов подавлять протесты в России. Во главе партии теперь встанут люди откровенно близкие к режиму. Сам Лимонов тяжело болен — об этом пишет в статье специально для Нового Региона политический обозреватель Максим Собеский. 

    Иуда из партии

    «Всех хохлов – в состав России!» скандирует в мегафон лысый мужчина с седой бородой. «Львов – русский город!» подхватывают полсотни человек, которые ходят по периметру парка. Это шествие политической партии «Другая Россия» в Москве, а акция называется «День русской нации». Партия раньше именовалась Национал-большевисткой, а оратор – Анатолий Тишин, православный священник, консультант близкого к властям экономического эксперта Михаила Делягина и осведомитель ФСБ по «Алтайскому делу НБП». Из-за него Лимонов в 2003 году получил 4 года колонии. В Кремле сочли, что нацболы  угрожают стабильности режима. Лимонов, выйдя из заключения, ненавидел Тишина и тот с позором ушел из НБП.  Тишина презирали вдвойне, потому что пока он сотрудничал с ФСБ, его сын Григорий сел за акцию нацболов в Минздраве. Он стал фанатичным христианином, уехал в Санкт-Петербург и надолго ушел из политики. В Москве про него забыли, а у партии было много забот: Лимонов, Каспаров и Касьянов объединили свои усилия и проводили «Марши несогласных», где активисты оппозиции штурмовали цепи ОМОНа, требуя демократии.

    Однако к 2011 году, когда в России начались хаотичные «белоленточные» протесты, союзники отторгли Лимонова, а вождь, с прогрессированием старческого слабоумия, растерял большую часть партии, которую бросали в руки милиции, используя для шума в СМИ.

    Из нескольких тысяч активистов в «Другой России» осталось пятьсот человек. И Лимонов объявил войну на два фронта – против власти и либералов.  Тишин же стал консультантом Делягина, обогатившегося на аферах при развале СССР. Делягин спонсировал красное издание «Форум.Мск», но не был лоялен к нацболам и даже призвал посадить Таисию Осипову, бывшую нацболку из Смоленска, которой подбросили наркотики. Экс-муж женщины, другоросс Сергей Фомченков, занимавшийся махинациями с УБОПом, однажды отказался платить больше. Так, Тишин, странным образом в 2013 году напомнил партии и Лимонову о себе.

    «Убью за Лимонова, не поморщусь»

    Когда в 2013 году начался Евромайдан, Лимонов еще обладал самой большой антисистемной партией в России. «Другая Россия», даже ушедшая в стагнацию, была многочисленней левацких и националистических организаций и бумажных либеральных партий. Однако в ней воцарился культ личности Лимонова, и оспаривание линии вождя приводило к изгнанию партийцев. Среди активистов преобладали маргиналы, жившие на партийных «вписках». «Ребята, отдали почти всю жизнь партии, работают, чтобы просто хватило на жизнь, вузы не закончили. Им некуда идти», – рассказывала Мария Вахрушева. И хотя многие нацболы восхищались украинцами, сражавшимися с «Беркутом», ранее поддержавший «Оранжевую революцию» Лимонов вдруг проявил солидарность с президентом Януковичем. «Разгони сволочь с Майдана, объяви чрезвычайное положение, или Киев падет к ногам карпатских горцев!» – советовал русский писатель и политик. И отправил своих людей в Юго-Восточную Украину, заявив, что восстановит СССР.  

    Другороссы нападали на украинцев в Харькове, украшенные георгиевскими лентами мелькали на «Русской весне».

    «Я ватник, колорад! Россия – все!  Остальное –  ничто! Убью за Лимонова, не поморщусь!» – говорила Елена Павлюк, невысокая девушка из семьи гуцулов и татар. Партию перевели на военные рельсы – люди уехали в Донбасс, собирали на улицах пожертвования на войну, простаивая в любую погоду в пикетах. Региональные лидеры получили приказ явиться в Москву – восполнить дефицит кадров. Объявили о создании «Интербригад». Так назывались подразделения революционеров, в 1936-1939 годах отправлявшиеся воевать с католиками в Испанию. Это славное имя издевательски позаимствовал Лимонов. Вождь объявил, что 2000 человек отправились на Донбасс по линии «Интербригад», но цифра вызывает скептицизм.

    Лимоновцы раздавали бесконечные интервью про огромные количества «укропов»,  убитых ими; так они называют украинцев.

    На фронте погибло два лимоновца; костяк же нацболов, несколько десятков партийцев, оказался в луганском батальоне «Заря». Выбор парадоксален. «Подразделение придерживают, как личную гвардию Плотницкого на случай бунта», – считает идеалист Антон Раевский.   Лимоновцы запомнились поддержкой убийства командира ГБР «Бэтмен» Алексея Беднова боевиками Плотницкого, излишне толстого «премьера» ЛНР, бывшего украинского майора. Ликвидации Мозгового и Дремова они особо не обсуждали. Координатор «Интербригад» Сергей Фомченков стал начальником штаба артиллерии 2-й бригады ЛНР и устранился из партии, оставшись в Луганске. «Его звания – фикция, а лимоновцы на Донбассе – это два с половиной инвалида», – смеется Алексей Мильчаков из «Бэтмена»

    «Ваша партия – это плохо»

    Режим не мешал Лимонову вести его личную войну, пока российская армия и насыщенные российским оружием и добровольцами части ДНР и ЛНР вели наступления. Но после Дебальцево начались проблемы. В мае 2015 года МГБ ДНР нагрянуло в штаб лимоновцев в Донецке и арестовало пятерых. «Ваша партия – это плохо», – сказали на прощанье люди Александра Захарченко, депортируя тех в Россию. Тревожным симптомом был арест Олега Миронова, ворвавшегося на концерт Макаревича, чтобы объявить его «бандеровцем». Суд дал за это два с половиной года.  Летом 2015 года другороссы возвращаются в Москву. Первым делом ими был избит бывший «узник Болотной» Владимир Акименков, за поддержку украинских политзаключенных. Акцию возмездия «бандеровцу» провел ветеран «Зари» Кирилл Унчук, ультраправый татарин, что отрезал через полгода себе палец, переборщив с героином.   Пока они были на Донбассе, их партия растеряла соратников. Несколько отделений, сочтя, что им нравится Майдан, а не Антимайдан, взбунтовались и создали «Национал-большевистскую платформу». «На Лимонова мне плевать было всегда; но многие честные ребята в свое время поверили в его революционные лозунги. Тогда это была не секта, а антисистемная тусовка», – оценивает раскольник Вячеслав Русаков, сибиряк, отсидевший 4 года за хранение оружия. Но, в основном, юноши и девушки просто покидали «Другую Россию». «Некоторые отделения у нас умерли, некоторые при смерти», – развел руками Лимонов.

    Партия дышала, как говорят русские, на ладан, и это с учетом бонусов от властей, хоть и не давших Лимонову развернуться полностью на Донбассе, но включивших зеленый свет.

    «Другой России» разрешили проводить запрещенный митинг «Стратегия-31». Идеологов партии пригласили работать в высокооплачиваемые и лояльные СМИ: «Русская планета», «Известия» и «Лента», где они советовали заморить Надежду Савченко и расстрелять всех «киборгов». Но на «Стратегию-31» приходило по несколько десятков человек, и «Live News» прекратило ее освещать – настолько все было жалким. В январе 2016 года Лимонов объявил новый раунд борьбы за Донбасс и объединился с Игорем Стрелковым и ультраправыми блогерами Егором Просвирьиным (Спутник и погром) и Константином Крыловым. «Комитет 25», определивший цель – разогнать «российский майдан», развалился за месяц. «Время Лимонова и его маленькой тоталитарной секты уходит без возврата. Охранители его невысоко ценят, Федоров или Кургинян им ближе», – прогнозирует Русаков. Пробило время Тишина.

    «Вопросов о свержении власти не стоит»

    Вопрос об уходе на покой 73-летнего Лимонова был секретом полишинеля.

    Секс занимал в самооценке вождя краеугольное место. Он лечился от эректильной дисфункции, но приобрел сердечнососудистые осложнения.

    После перенесенной операции Лимонов 26 марта огласил триумвират: пресс-секретарь Александр Аверин, петербургский гауляйтер Андрей Дмитриев и журналист Алексей Волынец, ветеран РНЕ.  Самоустранение вождя расчистило путь Анатолию Тишину. Серая мышь Аверин, многодетный семьянин Дмитриев и злоупотребляющий алкоголем Волынец не имеют харизмы Тишина, руководившего несколько лет НБП. Лимоновцы легко приняли его обратно: их борьба с Кремлем давно отошла на задний план, как и маркер «сдал – не сдал». Так барнаульский лидер Сергей Берсенев донес в ЦПЭ на однопартийца Дмитрия Бычкова из-за того, что тот критиковал Лимонова. Нацбол Руслан Хубаев, отсидевший 4 года за употребление гашиша и 4 года за Манежный сход, просто отказался отвечать на вопрос, что думают в партии о Тишине. В «Другую Россию» вернулся также Захар Прилепин, как член Исполкома.

    Омоновец, избивавший митингующих рабочих в 1990-х, после Чечни написал несколько книг, заинтересовался НБП, а в 2012 году возглавил издание «Свободная пресса».

    Прилепин давно не участвовал в судьбе лимоновцев, отказываясь публиковать статьи о преследованиях нацболов. Он вновь скооперировался с Лимоновым на теме Украины, начав маниакальную травлю украинцев, одновременно одобряя полицейское насилие в России. «Он – пес государев. Режим ему всегда был ближе. Просто он изображал оппозиционера, когда было модно и выгодно. Сейчас невыгодно», – считает Русаков.До конца 2000-х национал-большевики делали главную повестку оппозиции: громкие кампании, сотни акций прямого действия, тысячи активистов, своя контркультура. Теперь лимоновцы – это две сотни человек без будущего, ненавидящих всех, кто не за «Новороссию», и допускающие, чтобы ими руководили люди, связанные напрямую с правительственными чиновниками. «Вопросов о свержении власти сейчас в повестке не стоит», – подводит итоги последних лет Андрей Дмитриев. Не странный ли финал для партии «Другая Россия», у которой два десятка активистов были убиты спецслужбами, а через тюрьмы прошло двести человек?

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив