Илларионов: Реакция на вердикт присяжных по делу Немцова удивляет

    Операция «Чечевица-2». Информационное сопровождение

    <span>Андрей Илларионов</span> Андрей Илларионов


    К расследованию убийства Бориса Немцова возвращается в своей статье экономист и публицист Андрей Илларионов. Точнее к реакции родственников  убитого политика и так называемых лидеров оппозиции и общественного мнения на вердикт присяжных, которая вызвала удивление:

    «О чем говорит факт настойчивого, последовательного, бескомпромиссного отрицания очевидного?
    Или настойчивого, последовательного, бескомпромиссного согласия с нелепым? 

    О том, что причина – вовсе не во внезапной потере зрения. Или в утрате разума. Или в исчезновении адекватности. Это говорит о том, что принято именно такое решение. И именно такое решение выгодно/соответствует интересам/договорились выполнять заинтересованные лица – несмотря ни на что.

    Нахожусь под впечатлением от т.н. общественной реакции на вердикт присяжных по делу об убийстве Бориса НемцоваНе от поведения обвинения. Не от действий судьи. Даже не от решения присяжных.
    Все они были и остаются совершенно предсказуемыми. А от реакции т.н. »лидеров общественного мнения« – от родственников Б.Немцова до т.н. оппозиционных общественных и политических деятелей, поспешивших публично выразить свое согласие с государственным обвинением в том, что на скамье подсудимых оказались »убийцы«, »кадыровцы«, »чеченцы«.

    Понятно, что в очередной раз приводить многочисленные аргументы в доказательство того, что, как минимум, один из них, З.Дадаев – невиновен, нелепо. Если, казалось бы, взрослые, грамотные, образованные, опытные люди, в состоянии трезвого ума и ясной памяти сознательно выбрали для себя демонстративное игнорирование очевидных фактов – от трехдневных пыток задержанного, документально подтвержденных правозащитниками (»его немного помяли«, как »изящно« выразился »адвокат« Прохоров), до полностью фальшивого т.н. »признания«, второй год энергично популяризируемого журналом »The New Times«, до стопроцентного алиби, свидетельствующего о нахождении Дадаева во время убийства за 20 километров от места преступления, – и поддержку очевидно фальсифицированной версии государственных властей, если, еще раз повторю, все эти »лидеры общественного мнения« сознательно выбрали для себя такое поведение, то это значит, что какие бы убедительные аргументы ни были бы приведены (сколько бы раз это ни происходило), каким бы несомненным ни было бы алиби подозреваемых, как бы ни угрожала »лидерам общественного мнения« в этом случае потеря того, что в нормальном обществе называется репутацией, они все равно будут выражать свое удовлетворение в осуждении невиновного.



    Несмотря на все внимание к ней, масштаб этой истории в нашем обществе, кажется, все же не вполне осознается. На поверхности лежат, как минимум, три очевидных вывода.

    Во-первых, лиц, выразивших свое согласие (удовлетворение) с неправосудным вердиктом, осудившим заведомо невиновного, нельзя допускать до государственной власти. Ни при каких условиях. Еще в 1215 г. Великая хартия вольностей провозгласила величайший принцип цивилизованного общества – ни один невиновный человек не может задержан, арестован, осужден, помещен в тюрьму, лишен имущества, свободы, жизни. Этот великий принцип, какой выдвинули, на котором настаивали английские бароны, с чем в конце концов был вынужден согласиться король Иоанн Безземельный 802 года тому назад, остается неизвестным для т.н. «лидеров российского общественного мнения» восемь столетий спустя, в 2017 г. Этим российскийм общественным и политическим деятелям вначале необходимо пройти ликбез цивилизованного общества, а затем – соответствующие тесты, экзамены, проверки – прежде чем их можно будет (при условии, если пройдут) подпускать к государственной власти. Это, естественно, не означает, что нынешние российские власти прошли таковые тесты, экзамены, проверки. И те и другие, увы, одинаковы в своем пренебрежении базовыми правами и свободами человека. И тех и других нельзя допускать до власти. Замена одних другими принципиально ничего не изменит в природе политического режима. За исключением только того, что сохранит прежнюю систему несвободного политического режима, порождающего новые волны общественного разочарования.

    Во-вторых, и поток информационных сообщений о ходе суда, практически в каждом из которых имена обвиняемых предваряет не профессия, не должность, не звание, не возраст, а неотъемлемое этническое определение «чеченец»; и заявления так называемых «лидеров общественного мнения»; и позитивная реакция на них заметной части российского общества в очередной раз свидетельствуют о расширяющейся (и, судя по всему, интенсивно и намеренно расширяемой) пропасти между Россией и Чечней, между российским и чеченским обществами. Во многих таких комментариях чеченцы представляются не просто чужаками для российского общественного мнения – с иной религией, с иным общественным укладом, с иными правилами поведения – но и как безличная масса, находящаяся на иной ступени общественного, культурного, политического развития – «чеченские бандиты», «дети гор», «чеченские дикари». Аккуратно управляемая античеченская кампания – независимо от целей своих создателей и кураторов – неизбежно прокладывает путь к закреплению в российском общественном сознании твердого убеждения в «инаковости», «чужести», «чуждости» чеченцев и, следовательно, рано или поздно в неизбежности государственного отделения Чечни от России.



    В-третьих, естественно, возникает вопрос не столько о том, кто является авторами этой кампании (об этом уже немало было сказано и написано, в частности, А.Пионтковским), сколько о том, когда она была начата, и каковы были ее основные этапы. Некоторое прояснение этого вопроса дает недавний разговор на ЭМ:

    М. Гликин - А доклад кстати когда начал готовиться…
    И. Яшин - В декабре. Мы были в феврале. А доклад начал готовиться в декабре, может быть в конце ноября. Начал собирать материалы.
    Е. Альбац - В это же время Борис собирал материалы для доклада по Донбассу.
    И. Яшин - Я, честно говоря, сомневаюсь, что убийство связано с докладом...


    Итак, И.Яшин сообщил, что он начал готовить доклад «Кадыров. Угроза национальной безопасности» в конце ноября – декабре 2014 года.
    То есть за два месяца до убийства Б.Немцова.
    То есть тогда, когда Б.Немцов готовил доклад о войне против Украины.
    То есть тогда, когда, казалось бы, все помощники и коллеги Немцова должны были помогать ему в подготовке доклада именно об антиукраинской войне.
    До этого Яшин, кажется, не участвовал в написании докладов – ни с Немцовым, ни без него.

    То есть тогда, когда Немцов был еще два месяца жив, и ни о чем ни он, и никто из обычных граждан не подозревал о том, что произойдет на Большом Москворецком мосту 27 февраля 2015 года. И вот тогда И.Яшин вдруг начал собирать материалы для доклада, который, как он сообщит позднее, он будет готовить по причине «причастности кадыровцев к убийству Немцова»:

    Илья ЯшинУбийство Бориса Немцова и явная причастность, с моей точки зрения, к этому кадыровцев – это одна из важных причин, почему я решил написать этот доклад. 

    Упссс...
    Кто, скажите, пожалуйста, в конце ноября – декабре 2014 г. мог знать, что:
    а) вскоре Немцов будет убит;
    б) в причастности к убийству Немцова обвинят кадыровцев;
    в) пора начинать собирать материалы к докладу об «угрозе национальной безопасности», Кадырове, кадыровцах, которые через два месяца будут объявлены причастными к убийству Немцова?

    В интервью М.Соколову полтора года назад, 23 февраля 2016 г., Яшин дал другую дату принятия решения о подготовке доклада – 8 марта 2015 г. К путаным, противоречивым и взаимоисключающим показаниям Яшина, касающимся его участия в пропагандистском сопровождении убийства Б.Немцова и в античеченской кампании нам, естественно, не привыкать. Но посмотрим, как он объяснял это свое решение тогда:
     

    Илья ЯшинЯ могу вам даже точно сказать день, когда я решил его написать – это было 8 марта прошлого года. В этот день стало известно о задержании кадыровских офицеров, в частности, Заура Дадаева, который, судя по всему, был киллером, расправился с Немцовым.
    В ближайшие дни стало понятно, что Кадыров, скорее всего, имеет отношение к этому убийству.


    Упссс еще раз...

    То есть как только «стало известно» (естественно, стало известно от ФСБ) о задержании кадыровских офицеров, в частности, Заура Дадаева, который, по мнению Яшина на 8 марта 2015 г., «судя по всему, был киллером», Яшин принял решение о написании доклада о Кадырове, «имеющем отношение к этому убийству». Оперативная реакция информацию ФСБ, ничего не скажешь. То есть тогда, когда для широкой общественности еще не было ничего неизвестно – кого задержали, тех ли задержали, какие есть этому доказательства, какие есть связи между задержанными и убийством Немцова, И.Яшин уже точно знал: во-первых, «Дадаев – это убийца», а, во-вторых, «Кадыров имеет к нему отношение». Откуда у Яшина появилось такое точное и оперативное знание?

    Строго говоря, в разговоре с наивным М.Соколовым И.Яшин немного поскромничал. На самом деле Яшин определился в виновных в убийстве Немцова даже не 8 марта, а уже 7 марта 2015 г. Именно в этот день глава ФСБ А.Бортников сообщил о задержании двух подозреваемых в убийстве Бориса Немцова:
    «В результате проведенной работы сегодня задержаны два подозреваемых в совершении данного преступления – это некто Кубашев Анзор и Дадаев Заур, о чем проинформирован глава государства», – сказал он в эфире Первого канала.

    Обратите внимание на то, что в своем публичном заявлении Бортников не говорил, кто именно из двух задержанных подозревается непосредственно в исполнении убийства. Обратите вниммание на то, что в первом сообщении «Интерфакса» от 12:10 7 марта первым из двух задержанных упоминается не Заур Дадаев, а Анзор Губашев, причем его фамилия была воспроизведена неточно. Обратите внимание на то, что это даже не Бортников, а лишь «источник, знакомый с ситуацией, сообщил »Интерфаксу«, что двое задержанных в рамках расследования уголовного дела об убийстве политика являются предполагаемыми исполнителями этого преступления».

    Тем не менее первым комментатором этого заявления главы ФСБ, поддержавшим его, в материале «Интерфакса» стал не кто-нибудь иной, а «представитель оппозиции» Илья Яшин:
    В оппозиции рассчитывают, что следствию удалось задержать людей, действительно имеющих отношение к убийству Бориса Немцова. Об этом «Интерфаксу» сказал соратник Немцова по партии «РПР-Парнас» и движению «Солидарность» Илья Яшин.

    То есть не пресс-секретарь Басманного суда, в который было направлено ходатайство об аресте, которая еще ничего об этом не знала, поскольку «материалы в суд еще не поступили».

    Не официальный представитель СК России Владимир Маркин, который подтвердил факт задержания и подозрения. Но, как отметил «Интерфакс», «позже»: 
    «Позжеофициальный представитель СК России Владимир Маркин подтвердил...«.



    А именно «соратник убитого политика по партии ПАРНАС и движению »Солидарность« Илья Яшин».

    Помните, кто первым комментировал убийство Немцова с Большого Москворецкого моста в сообщении РИА «Новости»? Тот самый – «соратник убитого политика по партии ПАРНАС и движению »Солидарность"«.

    Обратите внимание на то, что другому представителю оппозиции, Михаилу Касьянову, ничего о причастности задержанных к убийству тогда было неизвестно:
    Сопредседатель партии РПР-Парнас Михаил Касьянов заявил РИА «Новости», что ему ни о чем не говорят имена задержанных: «Мне эта информация ничего не говорит, я не знаю этих людей».

    Вот Михаил Касьянов не знал этих людей. Зато у «соратника» Ильи Яшина было другое мнение о хорошей и качественной работе правоохранительных органов:
    «Мы надеемся, что задержали тех, кто действительно имеет отношение к убийству, что это не ошибка, а результат хорошей и качественной работы правоохранительных органов«.

    Да, и обратите внимание на то, что заявление Бортникова появилось на ленте »Интерфакса« в 12:10. А комментарий Яшина, судя по сообщению Ленты.ру, – буквально через пару часов – не позже 14:54 (это, между прочим, была суббота):
    «В оппозиции рассчитывают, что следствию удалось задержать людей, действительно имеющих отношение к убийству Бориса Немцова. Об этом »Интерфаксу« сказал соратник Немцова по партии »РПР-Парнас« и движению »Солидарность« Илья Яшин«.

    Итак, последовательность событий выглядит следующим образом.

    Конец ноября-декабрь 2014 г.: 
    И.Яшин начинает собирать (очевидно, втайне от своего соратника и коллеги Б.Немцова, готовящего в это время доклад о войне в Украине) материалы к докладу о Кадырове и кадыровцах, из-за причастности последних к (будущему) убийству Немцова.

    27 февраля 2015 г., 23:31-23:34:
    На Большом Москворецком мосту убит Борис Немцов.

    28 февраля 2015 г., около 01:30:
    На БММ И.Яшин в первый раз рассказывает журналистам «чеченскую» версию убийства Б.Немцова.

    28 февраля 2015 г., 03.00-04.00:
    Начальник полиции Москвы А.Якунин предлагает адвокату В.Прохорову поддержать чеченскую версию убийства Б.Немцова, адвокат В.Прохоров в целом его поддерживает:
    Где-то в 3-4 часа мы с Ольгой Шориной... общались с начальником полиции Москвы Анатолием Якуниным... в разговоре со мной начальник полиции Москвы спрашивает: «А если это чеченцы?». Неожиданно. Но я, подумав, сказал: «Если чеченцы, то кадыровские».


    7 марта 2015 г., 12:10:
    Глава ФСБ А.Бортников заявляет о задержании чеченцев, причастных, по его версии, к убийству Б.Немцова.

    7 марта 2015 г., 14:54:
    И.Яшин, «соратник убитого политика по партии ПАРНАС и движению »Солидарность"«, поддерживает главу ФСБ в его чеченской версии убийства:
    »Мы надеемся, что задержали тех, кто действительно имеет отношение к убийству, что это не ошибка, а результат хорошей и качественной работы правоохранительных органов«.

    8 марта 2015 г., 00:20-02:20:
    После трех дней пыток задержанный З.Дадаев подписывает постановочные показания о том, будто бы он убил Б.Немцова:
    http://aillarionov.livejournal.com/993452.html

    10 марта 2015 г.:
    Члены ОНК г.Москвы подтверждают факт пыток З.Дадаева:
    http://president-sovet.ru/presscenter/news/read/2280/

    22 февраля 2016 г.:
    Журнал «The New Times» публикует стенограмму постановочного допроса З.Дадаева:

    23 февраля 2016 г.:
    И.Яшин обнародует подготовленный (совместно со?) спецслужбами доклад «Угроза национальной безопасности».

    18-19 апреля 2017 г.:
    «Новая газета», «Коммерсант», «Эхо Москвы» публикуют видео постановочного допроса З.Дадаева:

    30 июня – начало июля 2017 г.:
    Родственники пострадавших и «лидеры общественного мнения» выражают поддержку вердикта присяжных на суде об убийстве Б.Немцова о виновности подозреваемых.

    30 июня 2017 г.:
    М.Ходорковский, чутко реагирующий на сигналы из российских спецслужб, выступает с заявлением со ссылкой на А.Бортникова и требует расправы над [троцкистско-бухаринскими шпионами] «чеченскими бандитами»:
    «в Москве... функционирует бандитская сеть, занимающаяся своими бандитскими делами и готовая вмешиваться в политические процессы в России самыми бандитскими методами»;
    «Эта шайка не просто рэкетирует»;
    «Она обязательно будет пущена в ход»;
    «Они ошибочно считают русских стадом бессловесного скота»;
    «Время вскрыть кадыровскую преступную сеть»;
    «убрать с наших улиц преступников»;
    «Слой правовой культуры в обществе тонок, а под ним все сильнее краснеют угли такого сладкого слова как »месть«;
    »От ответственности не уйдет никто«.
    https://khodorkovsky.ru/mbh/statements/nemtsov_verdict/
    http://echo.msk.ru/blog/echomsk/2009970-echo/

    1 июля 2017 г.:
    Ю.Латынина: Путин добился уникального результата: он утратил независимость России в пользу Чечни. Уникальный результат, которого не добивался никто со времени Золотой Орды…

    Кампания информационного сопровождения разворачивающейся операции «Чечевица-2», имеющей, следует признать, немалую поддержку в российском общественном мнении, быстро набирает обороты".


    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив