Движение восстановленных станиц

    Мы не представляем из себя угрозу

    Атаман А. В. Фалалеев Атаман А. В. Фалалеев


    В понедельник 24 апреля в 17.00 в городе Волгограде состоялся Учредительный Круг по восстановлению незаконно упразднённой при большевиках казачьей станицы Царицынской.

    Мероприятие было открытым, широко заранее рекламировалось, приглашения на присутствие на нём рассылались не только главам законодательной и исполнительной городской и областной власти, но и прокурору, начальникам полиции и ФСБ города. Власти дали указание муниципальной газете “Казачий Кругъ” опубликовать объявление о намеченном Учредительном Круге.

    В процессе волеизъявления собравшихся в количестве 120 казаков (ещё 30 делегировали свои полномочия присутствующим, поскольку сами не могли прибыть), как этнической общности, станица Царицынская была восстановлена. Её атаманом был избран прежний руководитель Рабочей группы по подготовке к восстановлению станицы Александр Владимирович Фалалеев, казак по национальности, кандидат юридических наук, археолог-историк, написавший несколько работ юридического и исторического характера. Приход этого грамотного юриста, имеющего давние прочные связи со многими представителями областной власти, в Движение восстановленных станиц не только оживил само Движение, но и придал ему новый энергичный импульс, что публично признал лидер Движения Олег Витальевич Маняшкин.



    В самом начале мероприятия Фалалеев выступил перед казаками с подробным разъяснением сути таких действий, как “восстановление станиц”. Это изложение было настолько доступно к пониманию, что казаки, живущие в местах традиционного казачьего расселения и читающие настоящую статью, при желании вполне могут взять его рассказ в качестве руководства к пониманию и дальнейшему действию. Фалалеев рассказывал:

    – К 2012 году казаки поняли, что тот комплекс мер, которые предлагает государство в отношении реабилитации казачьего народа, имеет к реальной реабилитации всё меньше и меньше отношения. И в 2012 году на территориях Волгоградской и Ростовской областей начался процесс, который самими казаками был назван как “процесс восстановления станиц”. Поначалу было аморфное представление о том, что мы должны будем сделать. Чуть позже – к 2014 году – власть отменила национально-культурную казачью автономию, стала перерегистрировать казачьи общества, вытесняя из их уставов понятия “этнос”, “этнокультура”, “национальные отношения”, и тем самым сама подсказала казакам правильный путь. Казаки решили исправлять ситуацию самостоятельно. Были созданы инициативные группы по восстановлению станиц. Поначалу никто не владел правовым механизмом реализации своих чаяний, однако все осознавали, что:

    – у казаков была уничтожена национальная государственность,

    – был осуществлён их геноцид,

    – попытались уничтожить нашу культуру,

    – отняли собственность – войсковую, окружную, станичную и частную.

    В течение первых лет люди, которые раньше шли вперёд ощупью, что-то для себя уяснили. Худо-бедно процесс восстановления станиц пошёл и в Ростовской, и в Волгоградской областях. В Волгоградской области это началось сперва в Суровикинском, затем в Чернышковском, потом в Светлоярском районах и в Красноармейском районе Царицына.

    Те люди, которые приняли первоначальное участие в восстановлении станиц (11 станиц на территории Ростовской, 3 станицы на территории Волгоградской областей), 18 февраля 2017 года собрали представителей репрессированной культурно-исторической общности, то есть тех людей, которые в этих станицах изъявили свою волю сказать “мы – представители репрессированного казачества”, не мифического, не какого-то там “картонного”, “придуманного”… Нас же как в последнее время попытались обозвать? “Квазиэтносом”! Что такое “квазиэтнос”? Это – “вместонарод”! То есть власть для себя посчитала, что нас истребили во время геноцида в 1930-х годах, что нас сожгли в топках “социалистической индустриализации” при строительстве державы СССР, остальных “зачистила” Вторая Мировая война и так далее…



    Но нет, мы живы! Наша историческая память ещё жива! У нас ведь понятие “крови” существует, понятие, что мы – казаки по происхождению. Наш род существует, наши родовые станицы, наши хутора… Пускай, да, частью лишённые своих исторических названий, изгаженные современной бесхозяйственностью и так далее. Но всё это есть!

    Так вот. Люди, собравшиеся в хуторе Захарово восстановленной станицы Есауловской провозгласили себя, “изъявили волю”, что мы, казаки, как исторически сложившаяся культурно-этническая общность, начинаем процесс своей реабилитации. Тогда же был разработан пакет стандартных юридически выверенных документов для облегчения этой работы на местах и передан в те станицы, что уже были восстановлены, для приведения своего понимания в соответствие с той правовой действительностью, в которой мы находимся. То есть, одно дело есть желаемое, другое дело есть необходимое, и третье есть возможное. И вот когда они все три соединяются, мы получаем в руки инструмент, который чётко связывает наше желаемое с возможным и действительным. Мы сейчас такими документами обладаем. Для того, чтобы эти документы, и тот инструмент, который мы создаём, были реализованы, нам в местах исторического проживания нужно создать свои объединения, которые с точки зрения действующего законодательства относятся к “иным формам организации местного самоуправления”. В соответствии с Законом № 131-ФЗ «Об основных принципах организации местного самоуправления» и Законом «О реабилитации репрессированных народов» могут быть созданы наши объединения. Не путать их с общественными объединениями! То есть мы формируем местное казачье самоуправление, которое обладает публично-властными полномочиями. Но при этом не отнимаем никаких полномочий у органов государственной власти и не претендуем на полномочия муниципалитетов.

    Функции, задачи и полномочия, которые связаны с реабилитацией, чётко фиксируются федеральным законодательством. Но ни один орган государственной власти или местного самоуправления или какая бы то ни было некоммерческая организация этими задачами и функциями не обладает. И не обладает по одной простой причине: потому что процесс реабилитации начинается с волеизъявления отнесения себя к казакам и формирования подобных органов на местах. Вот, собственно, наша задача, которую мы перед собой ставим.

    Это – правовой путь, это очень широкая дорога. Нас критикуют справа, нас критикуют слева, нас критикуют люди, считающие, что мы создаём какую-то альтернативу реестру или общественным организациям. Никому мы никакой альтернативы не создаём, потому что ни те, ни другие не решают вопросов реабилитации. А мы заявляем, что мы – казаки, и мы начинаем решать этот вопрос. Пошагово, совместно с органами государственной власти и местными органами власти. Без конфронтации, но чётко понимая, что закон обязывает органы власти реализовывать меры по реабилитации казаков. Мы собираемся прежде всего для того, чтобы сформировать этот инструмент и заставить органы власти работать в этом направлении. Совершенно ясно, что если мы этого не сделаем, ничего и не будет! После февраля этого года мы собрали инициативную группу здесь, в Царицине.



    Почему мы говорим Царицын, а не Волгоград? Потому, что этот город был первоначально, в 1548 году, основан как “острога” казаками – знаменитым донским атаманом Михаилом Черкашиным и Истомой Извольским. Они разбили ногайских татар и азовцев, которые пытались взять под свой контроль Великий перевоз. До 1589 года острога в виде сторожевой казачьей станицы располагалась на острове, который носил название “Казачий”. На картах Генштаба американцев, на картах Генштаба немцев периода Второй Мировой войны и на картах Российской империи остров, который в нашей топографии назван “Денежный”, носил название “Казачий”! И рядом с ним был остров. Не “Голодный”, как его называют со сталинских времён, а остров “Голый”. Вот именно там располагалась сторожевая казачья станица. И в 1589 году, когда воевода Засекин по указанию царя Фёдора Иоанновича переносил эту станицу на правый берег Волги, давая ему название “город Царицын”, 200 казаков, конных и пеших, были повёрстаны в стрелецкую службу.

    Но при этом они не перестали быть казаками. Они выполняли стрелецкую службу, составив большую часть населения Царицына. И, таким образом, с того времени до 1801 года станица существовала как самостоятельная Царицынская, а потом была включена в состав Астраханского казачьего Войска. И просуществовала до 1920 года, когда была ликвидирована в ходе незаконных репрессий.

    Что касается общего числа казаков станицы – оно не было особо велико, не более тысячи человек, но это были люди чётко, по крови казаки. Когда мы поднимаем фамилии этих казаков, то мы среди них видим Донсковых, Набатовых, Сиволобовых, Визигиных, Осиповых, Букатиных и так далее, то есть те фамилии, которые характерны для всей массы донских казаков. И также фамилии, которые существуют на Кубани, перешедшие сюда в XIX веке. Таким образом, когда мы говорим об исторической станице Царицынской, у нас есть все для этого основания.

    Здесь был свой имущественный комплекс в виде 25.000 гектаров земли, здесь были помещения – станичное здание правления, конюшни и так далее и всё это функционировало вместе с органами земской управы, городской управы, не было никакого противоречия. Уникальный опыт этой станицы в том, как в рамках городской системы управления нормально сосуществовали и софункционировали органы казачьего местного самоуправления и органы имперского управления. Вот, собственно, примерно такую же модель мы предлагаем сегодня воссоздать на территории нашего города.

    Рабочая группа, созданная нами для того, чтобы подвести нас к настоящему моменту, считает свою задачу выполненной. И сегодня мы собрались, если вы сочтёте необходимым принять это решение, на Учредительный Круг восстановленной станицы Царицынской.

    После окончания выступления Фалалеева прозвучал казачий гимн “Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон”, который казаки выслушали стоя, и затем приступили к работе Круга.

    Фалалеев рассказал о предварительно проведённой агитационно-разъяснительной работе, о снятых пояснительных роликах, о встречах с группами казаков, с атаманами существующих реестровых и общественных структур, которые пытались понять, остаётся ли им “место под солнцем” в случае повсеместного развития Движения восстановленных станиц, с представителями областной администрации. С последними договорились после майских праздников ещё раз встретиться и ещё раз рассмотреть документы Движения.

    – “Нам нужна площадка для взаимодействия. Мы не представляем из себя для них особую угрозу, поскольку мы не общественно-политическое движение, мы – движение этно-национальное!” – провозгласил А.В. Фалалеев в своей речи. И вот тут, в этом месте, у меня возникло сомнение. Неужели человек, имеющий два высших образования, степень кандидата наук, явно далеко не глупый, может всерьёз считать возможным неучастие в политике любого общественного движения? Ведь сама общественная деятельность – это уже политика! И тут же к месту вспомнились слова одного из мудрецов древности. Так, Платон сказал: “Те, кто достаточно умён, чтобы не лезть в политику, наказываются тем, что ими правят люди глупее их самих”. Однако, судя по выступлению Фалалеева, он не из числа тех, кто согласен допустить, чтобы им командовали глупцы. А дальнейшие слова лидера волгоградских этнических казаков окончательно убедили меня в том, что его фраза о неполитичности Движения восстановленных станиц – всего лишь маскировка, необходимая в условиях установившейся в РФ тотальной подозрительности ко всему несанкционированному сверху, идущему от народных низов.

    – Мы отстаиваем наши этно-национальные интересы в условиях действующей государственности, – продолжал А.В. Фалалеев. – Наша задача – добиться, чтобы власть исполняла законодательство в отношении казаков. Общественный порядок на территории станицы. Внедрение культурного казачьего компонента в образование. И когда мы говорим о планах социально-экономического развития и территориях опережающего развития, мы говорим о том, что всё это направлено на нас, казаков. У каждого из нас есть своя сфера деятельности. Наши устремления направлены на социально-экономическое развитие именно казаков. Это – система простых дел. А в перспективе сложных дел – это формирование и регистрация органов казачьего местного самоуправления в качестве органа местного самоуправления в существующей структуре муниципального управления города Волгограда. Это та правовая задача, которую мы будем решать каждый день, вне зависимости от ситуации. И формирование органа местного казачьего самоуправления, его функции и задачи подчиним именно этому. На первом этапе. Вместе с теми конкретными делами, о которых я сказал до этого.



    Далее прошли избрание атамана, выборы членов правления. Под конец мероприятия новоизбранный атаман Фалалеев попросил на один год для себя права не только атамана, но и станичного судьи. Из зала был задан вопрос: “Чем будет судья заниматься?”, на что Фалалеев ответил: “Судья будет заниматься разбором наших внутренних споров по казачьим адатам (то есть обычаям). Я специалист по адатам. Второй том моей работы как раз посвящён этому. На этом этапе – это уровень третейского суда. То есть то, что нам позволяет делать федеральное законодательство. Ещё раз подчеркну: мы здесь не вмешиваемся ни в чью компетенцию”.

    После этого ответа в зале поднялся О.В. Маняшкин и сказал: “Как раз наличие судьи – это по казачьим адатам. И мы через судейство Александра Владимировича поучимся и затем в каждой станице изберём станичных судей, как и положено. Мы пойдём по этому пути первыми, до нас никто этого не делал”. Предоставление полномочий судьи Фалалееву было одобрено единогласно.

    Под занавес был принят за основу детальный пошаговый план предстоящих организационных и правовых мероприятий по взаимодействию станицы Царицынской с муниципальным образованием “город Волгоград” “по территориальной, политической, культурной реабилитации, возмещению ущерба репрессированной культурно-этнической общности казаков восстановленной станицы Царицинской”.

    И совсем уж в завершение мероприятия опять к микрофону вышел О.В. Маняшкин и призвал восстановленные станицы не забывать о женщинах-казачках и инициировать создание любых женских организаций, поскольку женщины, мол, часто оказываются более деятельными, чем казаки-мужчины.

    Какое у меня, автора статьи, сложилось общее впечатление? По-моему, Движение восстановленных станиц сумело найти общий язык с ныне существующими властями, присутствие представителей которых на этом Учредительном Круге озвучил атаман Фалалеев. С одной стороны это, конечно, облегчает положение казаков, участвующих в Движении восстановленных станиц, но, с другой, создаёт угрозу трансформации зародившегося снизу Движения в осёдланную чиновниками структуру. Ведь давно уже замечено, что всё, к чему бы ни прикасалась российская чиновничья лапа, окаменевает точно так же, как превращались в недвижимый камень древние греки под взглядом Медузы Горгоны.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    21 Июля / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив