Борис Райтшустер: Мои невероятные приключении в штаб-квартире русской пропаганды

    Российское телевидение создаёт для своих зрителей некую параллельную Вселенную

    Борис Райтшустер Борис Райтшустер



    «У кремлевских пропагандистов видать все »полезные« немцы закончились и они на безрыбье по-глупости пригасили в эфир ток-шоу наиболее активного в Германии критика путинского режима Борис Райтшустера.Борис взял, да и согласился.


    [BANNER_BLOCK]


    Но по их правилам играть не стал. А проник, как Штрилиц в рейхсканцелярию, в сердце российской пропагандистской машины в Останкино. И сразу написал нам донесение о том, что там творится. Кремлевцы поняли, что лоханулись. Но было уже поздно«, — написал в своем FB социолог Игорь Эйдман.

    Он опубликовал статью Райтшустера про то, как проходят российские политические ток-шоу, добавив, что «в Германии мало кто понимает, что происходит на российском ТВ. Поэтому Борису приходиться разжевывать известные нам русскоязычным вещи. Для немцев важно, что это не просто внешняя аналитика, а результат личного опыта. Это всегда предает весомость тому, что пишется».

    NEWSROOM решил полностью опубликовать то, что написал журналист:

    «Как я был Штирлицом — мои невероятные приключении в штаб-квартире русской пропаганды — вот мое первое донесение в центр.

    «НАТО настроено воинственно и хочет напасть на Россию». «Немецкими СМИ заправляет ЕС». «Французский кандидат в президенты Эммануель Макрон — креатура спецслужб». Эти заявления услышали с экранов телевизоров почти 3 миллиона зрителей в программе «60 минут» государственного телеканала «Россия-1» в начале этой недели. Заголовок программы: «НАТО готовит нападение на Россию». 



     «Кто критикует — не будет услышан». Я тоже был в числе гостей этой программы. Из 10 участников 8 были очевидно прокремлёвскими.  И они, столь же очевидно, не стеснялись делать сколь угодно абсурдные заявления: например, что Макрон не вполне нормален, потому что его жена намного старше его. Я был приглашён потому, что я как журналист постоянно критикую российскую политику. Критики Кремля стали в последние несколько месяцев желанными гостями на российских ток-шоу, чтобы придать видимость достоверности пропагандистским передачам, которые регулярно смотрят миллионы россиян.

    То, с чем я столкнулся во время передачи, свидетельствует о том страхе, который российское руководство испытывает перед своим народом и перед правдой — все критические высказывания в ток-шоу подвергаются ловкому манипулированию.



    «НАТО превратилось в агрессивный альянс» — передача продолжалась в той же тональности, в которой она началась.  «Редакции журнала «Шпигель в Гамбурге и немецкая служба новостей дпа получили от ЕС два миллиона долларов, чтобы распространять новости по заданию Брюсселя; читатели же при этом думают, что получают информацию из независимых источников», — утверждает некий Александр Сосновский, представленный зрителям как немецкий журналист. Работавший, судя по данным его веб-страницы, прежде на «Немецкой волне». 

    Сосновский цитирует далее бывшего министра обороны ФРГ Вилли Виммера (ХДС) в качестве главного «свидетеля обвинения»: якобы, Виммер сам признавал, что НАТО  превратилось из оборонительного в агрессивный союз. Меня подключают к передаче по скайпу из Брюсселя, с одним ведущим и двумя оппонентами. Время моего выступления в кругу 10 участников передачи довольно коротко, в основном меня прерывают, едва я успеваю открыть рот. Но я всё же пытаюсь расставить акценты — в том числе при помощи реплик. Громкий голос в борьбе против приглушённого микрофона...

    Бесконечные теории заговоров... «Бывший министр обороны Виммер постоянно выступает на российских ток-шоу», — одёргиваю я Сосновского. «То, что он там рассказывает, заставляет меня задуматься: а в одной ли и той же Германии мы с ним живём?»

    Картина мира в терминах конспирологии — вот что создаёт и вкладывает в головы телезрителей большинство участников ток-шоу. Устойчивое представление о том, что НАТО направлено против России и только ждёт подходящего момента, чтобы напасть, тоже, очевидно, является неотъемлемым элементом создаваемой картины. Почти все участники, похоже, убеждены в том, что политика в Германии и во Франции проводится по тому же принципу, что и в России — как акция спецслужб, как постоянное, непрерывное манипулирование. Таково мнение большинства гостей студии.

    Они повсюду видят заговоры и врагов России.

    Разоблачения, касающиеся жены кандидата в президенты Франции Фийона, присвоившей 800 000 евро из государственной кассы — инсценировка, как утверждает, язвительно ухмыляясь, Борис Надеждин.  Он, правда, называет случившееся «взяткой», но не видит в этом никакой проблемы — напротив, он считает размеры этой «взятки» просто смешными. «Это многое говорит о состоянии дел в России», — парирую я, — «если россияне считают такую взятку «мелочью». У нас в Европе на это смотрят иначе».



    Однажды я даже получаю бурные аплодисменты от публики, обычно поддерживающей прокремлёвскую сторону: когда я удивляюсь той мрачной картине европейской жизни, которую здесь пытаются нарисовать, в то время как миллионы людей всё ещё устремляются в Европу, в том числе и множество русских, так что вряд ли у нас может быть всё так плохо, как здесь утверждают.

    Заметно нервничать модератор начинает тогда, когда я говорю, что это не НАТО движется на восток, как твердят в России, а, наоборот, соседи России торопятся «убежать» в НАТО, опасаясь агрессии Кремля и исходящих из него угроз. «Если, — продолжаю я, — в каком-нибудь доме один из жильцов постоянно ссорится с соседями и считает, что все настроены против него, ему стоило бы задуматься над тем, не его ли собственное поведение тому виной». Депутат Думы пытается высмеять мои аргументы.

    Депутат Европарламента от Латвии Татьяна Жданкова, сидящая напротив меня — верный боец прокремлёвской гвардии с обаянием советской партийной пропагандистки — кривит лицо в гримасе: то, что я рассказываю, противоречит её постоянным «страшилкам» из европейской жизни, её «пичальке» о несчастных жителях Балтии, которыми помыкают американцы.

    Вторая ведущая — Ольга Скабеева, не столь давно грубо провоцировавшая репортёра АРД Хайо Зеппельта, который расследовал допинг-скандалы, и чуть ли не набросившаяся на него с кулаками — поспешно прерывает меня и даёт слово депутату Думы Железняку. Он тоже пытается высмеять мои слова: мол, нечего мне пытаться представить НАТО как пряничный домик, это вздор, и это все знают, достаточно только посмотреть на те 20 стран, которые — по его словам — стали «жертвами агрессии НАТО».

    В видео этой программы на ютубе, где вроде бы шла прямая запись, именно в этом месте невозможно разобрать слова, звук искажён — как раз начиная с того момента, когда я начинаю говорить. Но это, конечно же, технические неполадки...Однако на странице передачи это место прекрасно видно и слышно...



    Итак, красный сигнал пропагандистской тревоги! Но я не сдаюсь. После того, как «Спутник», государственный зарубежный канал Кремля, во время предвыборной кампании во Франции распространял слухи о якобы гомосексуальных наклонностях Макрона, — продолжаю я, — не стоит удивляться тому, что Россия вряд ли получит «приз зрительских симпатий».

    Жаль, что мне при этом видны только лица ведущего и двух моих оппонентов в брюссельской, а не лица всех собравшихся в главной — московской — студии. Ведущий в брюссельской студии слегка спадает с лица. Сосновский тут же перебивает меня, другие тоже: мол, ну да, кто-то когда-то что-то такое написал... «Нет уж, — твёрдо стою на своём я, — именно  российский государственный зарубежный канал распространил этот слух». Я повторяю это несколько раз. Ощущение такое, как будто я разворошил осиное гнездо...Атмосфера накаляется ещё больше, когда я начинаю говорить о том, что Москва миллионными суммами в евро  финансирует Нацональный Фронт. «И это всё, что Вы можете сказать?» — спрашивает ведущий. — «Вот эта пара мелочей?» «Нет, не всё», — отвечаю я, — «но разве это само по себе не достаточно плохо?»

    Я ещё раз повторяю обвинения, но меня уже не слышно — мой микрофон опять отключили. «Москва заинтересована в единой Европе», — лицемерно заявляет думский депутат Железняк. «Почему же тогда Кремль поддерживает правые, антиевропейские партии?» — выкрикиваю я. Он не реагирует.

    Моё самое важное и, пожалуй, самое неприятное для Кремля утверждение — что во Франции существуют нормальные выборы и сопутствующая им напряжённая борьба,  тогда как в России всё ясно заранее — к сожалению, не доходит до зрителей: мои слова едва слышны, так как мой микрофон отключён...



    Российское телевидение создаёт для своих зрителей некую параллельную Вселенную. Незадолго до этой передачи брюссельский ведущий записал интервью с Генеральным секретарём НАТО Столтенбергом. Это стало поводом для подключения из Брюсселя — после ток-шоу должны были показать это интервью. Скабеева в московской студии хвалит своего супруга — брюссельского ведущего: «Ты говорил с НАТО с позиции силы!» Я не мог сдержать усмешки, представив себе, как «испугался» представитель НАТО журналиста из Москвы...Сосновский написал позднее об этой передаче на своей странице в фейсбуке: «60 минут, которые потрясли Брюссель». «Ну конечно, весь Брюссель только об этом и говорит!» — подумал я.

    К настоящей честной дискуссии эта передача не имеет никакого отношения. Ведущие действуют как подстрекатели и являются полной противоположностью понятию «нейтральный». Анне Вилл, самая известная ведущая «talkshow» в Германии — просто монахиня по сравнению с ними. Конечно, нельзя перебивать других во время выступления, но в этой передаче я просто не мог сдержаться. Однако, так как мой микрофон большую часть времени был приглушён, мои реплики трудно было понять.



    Один мой московский знакомый спросил меня после передачи : «Ну и как ты себя чувствовал в этом телевизионном сумасшедшем доме? Там же лают, а не дискутируют!» Другой мой знакомый пишет : «Через минуту я выключил звук. Куда интереснее смотреть на лица... На них написан...страх! Честное слово! Без звука это отчётливо видно. Они боятся признаться самим себе, что они не вечны, что когда-нибудь их призовут к ответственности — и это проникает из подсознания и отражается на лице».

    Такие ток-шоу следовало бы переводить на немецкий — потому что они находятся за пределами того, что может представить себе нормальный западноевропейский зритель, за пределами его болевого барьера.

    Что стоит за этой пропагандой? Людям в России становится всё труднее жить, у молодёжи нет никаких перспектив. Образ врага и страх перед возможным нападением НАТО призваны отвлекать население от провальной внутренней и экономической политики Путина, от коррупции и произвола. Роковой ошибкой, однако, является то, что при этом отдельных людей и целые народы запугивают и натравливают друг на друга. 

    Почему российское телевидение неожиданно стало приглашать на подобные передачи  жёстких критиков Кремля вроде меня? Потому что доверие к таким ток-шоу за 15 лет пропаганды стало приближаться к нулю. Умеренным критикам с некоторого времени стали давать в них слово — но только в гомеопатических дозах или в роли «мальчиков для битья».



    Приглашением громогласных критиков, способных давать активный отпор, Кремль очевидно пытается  приукрасить имидж своего управляемого телевидения. Для этого ему приходится идти на риск, что строптивые гости сумеют у части зрителей пробудить сомнения в постоянной лжи и абсурдных теориях заговоров, и что эти гости, получив возможность заглянуть в «святая святых» управляемой Кремлём телевизионной пропаганды, смогут разоблачить её, как в этой статье.

    Такое выступление, конечно, даёт определённые шансы, но их нужно тщательно взвесить в соотношении с риском, и не только потому, что человек легко может попасть под колёса пропагандистской машины. Разумеется, телевизионные деятели хотят использовать критически настроенных гостей, чтобы придать достоверности своим шоу — так сказать, в качестве потёмкинских фасадов своего пропагандистского аппарата.

    Раз-другой воспользоваться предоставляемым шансом и рассказать о своём опыте — долг каждого настоящего журналиста. Однако, регулярное участие в подобных безумных представлениях представляет собой не только экстремальную нагрузку на нервную систему, но и опасность, несмотря на все добрые намерения, оказаться в роли не столько просветителя, сколько «полезного идиота».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    25 Мая / НОВОСТИ

    24 Мая

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив