Антон Геращенко: Нельзя требовать от сотрудников милиции полной лояльности при зарплате 1 700 гривен

    Новая Украина, новое время, новые люди, от которых во многом зависит наше настоящее и, возможно, будущее. Кто они? Мы познакомим вас поближе. Первый герой нашей истории – советник министра внутренних дел Антон Геращенко.

    События последних месяцев в Украине если и не привели к смене элит, то уж точно хорошенько их встряхнули. Пусть большинство представителей нынешней власти нам хорошо и давно знакомо, но за ними мелькают лица, которые многие видят впервые. Молодые управленцы, обычно в статусе советников, помощников, часто из гражданского или частного сектора. На них возлагают надежды, их умытые лица составляют приятный контраст с деятелями эпохи Януковича, но есть и неизбежный скепсис – а кто их знает, что за люди? «Новый Регион» пробует разобраться и познакомить вас поближе.

    Первый герой нашей истории – советник министра внутренних дел Антон Геращенко, 35 лет, уроженец Харькова. Там же закончил Государственный экономический университет по специальности экономика предприятий. Работал экономистом, в 2002-2006 годах был депутатом горсовета. В 2005 году Виктор Ющенко назначил Геращенко председателем администрации Красноградского района, где он проработал до 2010 года.

    Геращенко называют человеком Авакова. Он умен и хорошо умеет формулировать мысли – в силу последнего фактора и должности Геращенко стал частым гостем эфиров.

    Об интервью договариваюсь через Facebook. Я, не особо надеясь и заранее морально подготовившись пройти долгий путь согласований с официальными пресс-службами, все же пишу в «личку» с просьбой уделить время и неожиданно быстро получаю положительный ответ: «Давайте по скайпу». Давайте!

    В назначенное время делаю видеозвонок. Геращенко сидит за рулем машины, извиняется и просит еще пару минут – нужно проводить друга на фронт. Другом оказывается активист «Дорожного контроля» и один из основателей «Автомайдана» Андрей Дзиндзя. «Сейчас он – боец батальона «Азов», — сообщает Геращенко и наводит на Дзиндзю камеру. Тот смущенно улыбается.

    Дальше мы беседуем в телефонном режиме. Геращенко за рулем, периодически пропадает связь и звук, звонят по работе, но он не сбивается. Его, кажется, вообще очень трудно сбить.

    Спрашиваю о мирном плане Порошенко и прекращении огня.

    - Этот план очень понравился Западу и не очень – Украине. На кого он рассчитан?

    - Задача мирного плана президента – дать понять не только Западу, а в первую очередь самим жителям Донбасса, что Украина не собирается заниматься какими-то противоправными действиями. Украина заинтересована в мирном урегулировании.

    Мы будем искать точки для диалога со здравомыслящей частью донбасского общества, в том числе мэрами, владельцами крупных предприятий. Но это непросто. Например, Порошенко пригласил на встречу мэров крупных городов Донецкой и Луганской области, а террористы напрямую угрожали физическим уничтожением членам семей тех, кто согласится поехать на эту встречу.

    Вот вам вывод. Мы хотим говорить о мире – не хотят сами террористы. Порошенко четко сказал: против тех, кто за эту неделю не сложит оружие и продолжит сопротивление, мы будем применять все возможные меры для того, чтобы нейтрализовать.

    С Геращенко можно не соглашаться, но ему хочется верить. Например, он утверждает, что подавляющая часть воюющих против украинской армии – не жители Донбасса, а российские «туристы». Недавно он в прямом эфире отчитал ведущего телеканала «Дождь», рискнувшего назвать происходящее на востоке Украины гражданской войной.

    - Так сколько там местных?

    - Мы оцениваем это количество не больше, чем в 20%. На четверых активно действующих иностранных наемников – не более одного местного жителя. Многие местные, которые сначала взялись за оружие, сейчас отказались от вооруженного сопротивления и ищут контакт, ищут мира, потому что поняли: Донбасс превращают в арену войны вместо того, чтобы действительно бороться за их права.

    - Когда их настроения изменились?

    - Я считаю, что перелом наступил тогда, когда активно начали прибывать в Украину наемники с Северного Кавказа, других частей России, которые всем своим видом показывали, что им совершенно начхать на какие-то вопросы, интересы жителей Донбасса. Они будут точно так же убивать и грабить, как это делали на Кавказе.

    Я также еще хочу сказать, что у нас уже есть опыт освобождения трех населенных пунктов, достаточно крупных: это Мариуполь, Красный Лиман и Счастье. Так вот, ни в одном из этих освобожденных городов уже не было никаких массовых манифестаций против украинских военных. Не было никаких массовых акций с криками, что это нам не надо.

    По словам Геращенко, не было обвинений или страшилок про «Правый сектор» и во время встречи Порошенко с беженцами из Славянска, с которыми президент общался во время поездки в зону АТО. Люди просто просили: верните нам наш дом.

    - Есть четкое понимание, что у людей спадает пелена с глаз, и они осознают: их просто использует в своих закулисных играх Россия.

    - О России. У Путина есть с одной стороны угроза санкций и давление Запада, а с другой – свой народ, который любит на чужой территории воевать. Как показывают соцопросы, рейтинг 83% поддержки президента во время объявления войны Украине – это не рекорд. Рекордные 87% были во время войны с Грузией, до этого – с Чечней.

    - Немцы в 1939 году тоже поддерживали войну и с Польшей, и с Францией. Закончилось это все развалом Германии. Впечатление о необходимости защиты так называемых сограждан в Украине, которое создано у большинства русских, искусственное. Но нельзя отрицать, что оно есть.  

    Мы думаем, что Путин не пойдет по пути широкомасштабной войны, поскольку это будет означать для него конец экономических отношений с Западом, настоящий конец (на следующий день после этого разговора Путин обратится к Совету Федерации с предложением отозвать право вводить в Украину войска, — прим. авт.).

    Он выбрал другую тактику и стратегию: он ведет войну руками наемников, при этом не стесняясь предоставлять им вооружение российской армии. Мы знаем, что частично использовалось крымское вооружение, изъятое у украинской армии в Крыму, а сейчас используется уже оружие российских кадровых военных частей. Этот факт установлен документально – с БТРами, установками «Град» и т.д. Поэтому идет необъявленная война и ведется она руками наемников.

    На сегодняшний день не было подтвержденного факта участия бойцов кадровых российских подразделений, но техника передается. Через границу с Россией наемники пропускаются, по территории России передвигаются вооруженные группы граждан, что запрещено самими же законами России. То есть идет неприкрытая поддержка всех действий террористов и наемников.

    - Как сейчас обстоят дела на границе? Нам говорят: закрыли, но что-то не верится.

    - Самая надежная граница была у Соединенных Штатов во время войны с Германией и Японией – это 5 тысяч километров океана. А когда идет сухопутная граница одного государства с другим, и раньше эти государства именовались братскими и дружескими, то, будем прямо говорить, никто об укреплении не думал. Тем более обустройство границы Украины с Россией никогда не планировалось с учетом прорыва массированных групп боевиков с крупнокалиберными пулеметами, ракетами, танками.

    Там нет инженерных сооружений, там нет рвов, рядов колючей проволоки. Фактически, значительная часть границы Украины с Россией в Донецкой и Луганской области – это степь. Частично она перекрывается естественной водной преградой – рекой Северский Донец. Но там, где ее нет, – это реальная степь, которую достаточно просто проехать по полям на машинах с повышенной проходимостью.

    При этом надо понимать, что сотрудниками погранотрядов в Донецкой и Луганской области были местные жители, которым поступали прямые угрозы физического уничтожения их самих и членов семей. Плюс погранотряды не рассчитаны были на противодействие такого рода вооруженным группам боевиков. В связи с этим у нас были провалы на границе, и некоторые пограничные отряды просто отступили и были рассеяны.

    - Что нужно делать сейчас? Граница – вопрос едва ли не первой важности.

    - Сейчас стоит задача не допускать пересечения крупных групп боевиков, т.е. контролировать крупные дороги, развязки и т.д. По мелким группам боевиков – нужно вложить миллиарды долларов для того, чтобы выстроить систему предупреждения, систему фиксации тепловизорами, радарами.

    По-правильному, нужно еще иметь систему своей внутренней разведки на стороне России для того, чтобы знать, когда готовится переброска сил. Это небыстрый и недешевый процесс. Но все это должно делаться для того, чтобы граница действительно была на замке.

    - И сколько на это уйдет – месяцы, годы?

    - Это месяцы.

    Дальше мы говорим про МВД – тяжелое министерство с плохой кармой и близким к нулевому уровнем доверия. Впрочем, Геращенко не использует возможность разразиться речью о «папередниках» или пообещать «план напалм», который во время Майдана озвучил экс-глава МВД Луценко, призывавший уволить всех.

    - Есть как порядочные и честные сотрудники, верные присяге, так и те, кто предал милицию. Например, в Луганской области есть генерал-майор Ивакин, который еще год назад руководил Житомирским УВД, а сейчас он назвал себя «министром внутренних дел» «Луганской народной республики». Есть и честные милиционеры, которых убивают, похищают. Например, у нас во время штурма 9 мая в Мариуполе был убит начальник ГАИ Виктор Саенко, о котором даже Андрей Дзиндзя отзывался как о честном человеке.

    - Как сейчас вообще устроена работа милиции на Донбассе, особенно в зоне АТО?

    - Милиция на самом деле в том или ином виде продолжает свою работу. Даже террористы понимают, что полностью свернуть систему органов внутренних дел означает потерять контроль над фиксацией тех или иных преступлений, жалоб и т.д. Поэтому милиция продолжает выполнять свои функции. На тех территориях, которые полностью контролируют боевики, милиция занимается лишь фиксацией преступлений. Фактически, у милиции там даже оружия нет. А на западном Донбассе, в южной части Донецкой области, в Мариуполе, в северной части Луганской области – там, где мы контролируем ситуацию, милиция продолжает выполнять свои обязанности, как и должно быть.

    Интересуюсь, сколько в МВД предателей и саботажников, и как в таких условиях можно что-то поменять. Но Геращенко, похоже, не адепт кровавых чисток и говорит, что вопрос непростой.

    - Конечная цель: милиция должна соответствовать европейским нормам уровня защиты граждан, общественной безопасности. Для того чтобы этого уровня защиты достичь, есть несколько направлений решения проблем. Первая проблема – это кадры, вторая проблема – это материальные ресурсы, третья проблема – это законодательное обеспечение и уровень правовой грамотности работников милиции. О материальном обеспечении я скажу так: нельзя требовать от сотрудников милиции полной лояльности и отсутствия коррупции при зарплате ППС и участковых 1 700 грн. в месяц, потому что у этого сотрудника есть постоянный соблазн нарушить закон и обогатиться.

    Второй вопрос – кадровый. Прямо говоря, милицию не учили быть слугами общества. В милицию шли по другим мотивам, и эта работа была такой же, как другие работы. А это особенная работа! Это работа стоять на страже интересов общества, каждого гражданина.

    И третий вопрос – законодательное обеспечение. Милиция сама по себе не может решать проблемы, она работает в связке с судом и прокуратурой. Так вот, мы можем сделать нашу милицию образцово-показательной, но если будем задерживать преступников, а судьи или прокуратура по тем или иным причинам – отпускать, то ничего в итоге не получится. Это тоже надо очень четко понимать. Должна быть реформа правоохранительных органов.   

    Геращенко говорит четко и спокойно, но на вопросе о людях и кадрах становится почти эмоциональным.

    - Кадры действительно нужно менять на граждан свободной страны. Сейчас по инициативе Арсена Авакова формируются добровольческие подразделения милиции – «Азов», «Миротворец», «Слобожанщина» и другие. Также формируются добровольческие батальоны Национальной гвардии. Туда как раз и идут ребята, которые оставляют своих девушек, работу, родных и отправляются воевать, отстаивать независимость и территориальную целостность Украины. После победы над терроризмом эти закаленные в боях ребята, если захотят, смогут остаться в милиции и менять ее изнутри.

    С добровольческими батальонами у новой команды управленцев МВД отношения, похоже, сложились. Причем сотрудничество идет не только «в поле», но и на информационном фронте. Недавно Геращенко совместно с командиром батальона «Донбасс» Семеном Семенченко начал проект «Стоп Террор» — сайт, на котором в режиме реального времени собирается оперативная информация о передвижениях и действиях террористов в зоне АТО. Очень полезная штука. Геращенко обещает, что все поступающие данные будут обрабатываться группой специалистов, чтобы отсеять фейки и дезинформацию. Уже сейчас на сайте есть база по более чем тысяче фактов захвата помещений, мародерства, движений техники, расположению блокпостов и огневых точек террористов.

    Но расспросить об этом подробнее я не успеваю – Геращенко вновь пропадает со связи. Позже он пишет в скайп: «Извините, меня сбили на взлете» и предлагает созвониться на следующий день. Но и на следующий день удача мне не улыбнулась – телефон советника все время занят, а когда я, наконец, дозваниваюсь, он шепчет в трубку: «Наберите попозже». Похоже, я попала на совещание.

    Подводя итог, хочу сказать, что открытость и готовность отвечать на вопросы очень радует. Вопросов к власти от этого, конечно, меньше не становится, да и претензий тоже, но надежда на позитивные перемены есть.

    Редакция «Нового Региона» выражает благодарность советнику министра внутренних дел Антону Геращенко за уделенное время и интересную беседу, но обещает очень пристально следить за всем, что происходит в МВД. А также нещадно критиковать за любую ошибку и пробуксовку реформ. Уж очень там хочется получить (цитирую Геращенко) милицию, соответствующую европейским нормам уровня защиты граждан.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив