«Москвич» – бранное слово даже в России

    В российской провинции москвичём лучше не называться

    И если редко кто и когда скажет дурное слово про жителей Питера, то слово «москвич» давно уже стало ругательством. И если редко кто и когда скажет дурное слово про жителей Питера, то слово «москвич» давно уже стало ругательством.


    Вильнюс, 03 Августа (Новый Регион, Вацлав Лисовский) — До времён Петра I такого понятия, как «Россия» просто не существовало. Государство, которое, кстати, вплоть до 1700 года исправно платило дань Крымскому ханству, преемнику Золотой Орды, называлось Великим Княжеством Московским или Царством Московским. Название «Московское государство» фигурирует даже в Договоре 1701 года с Данией, а в Договоре с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой Польской от 1703 года Пётр всё еще величает себя «монархом московским».

    Лишь в 1721 году Пётр, достигший к тому времени немалых успехов в реформировании собственной страны и «прорубивший окно в Европу», принял титул Императора Всероссийского, повелев отныне Московию называть Россией, переиначив таким образом на греческий лад название «Русь» (благо к тому времени большая часть Украины, которую в Европе и знали под именем Русь, была уже завоевана и присоединена к Московии). Так обитатели Московского царства стали великороссами, а позднее просто «русскими».

    Но их ближайшие соседи – украинцы, белорусы, поляки – по-прежнему называли русских «москалями» или «московитами», причем никакого негативного оттенка поначалу эти слова еще не несли.

    Несколько позже появилось слово «москвич», которое имело более узкое значение – житель уже не всей Московии, а лишь только города Москвы. Впрочем, именно Москву-город, Москву-столицу сам первый российский император, ориентирующийся на Европу, мягко говоря, не любил.

    Она была для него наследницей дикой орды, закоснелой и ленивой, безграмотной и погрязшей в пьянстве. У Петра I одно время была даже мысль перенести столицу в Киев, но потом он решил отстроить с нуля новую столицу поближе к Европе – на берегу Финского залива.

    Санкт-Петербург, действительно, стал вполне европейским городом, настоящей Северной Венецией. Город высокой культуры, науки, искусства, архитектуры – с самого основания стал антагонистом азиатской Москве. Но даже в советское время существовало представление, во многом, видимо, опиравшееся на существовавшую действительность, что жители северной столицы – «культурные ленинградцы», а жители столицы официальной – «высокомерные хамы», любимое выражение которых «Понаехали тут всякие», несмотря на то, что сами они в 90% являются москвичами в первом или в лучшем случае во втором поколении.

    Да и в наше время, вынося за скобки нравы и образовательный уровень так называемой «питерской» группировки правящего ныне в стране клана, нельзя не отметить, что «культурная столица» и «столица-денежный мешок» придают соответствующие морально-нравственные черты её обитателям.

    И если редко кто и когда скажет дурное слово про жителей Питера, то слово «москвич» давно уже стало ругательством.

    Конечно, далеко не все москвичи являются олицетворением жирующего на теле остальной страны зажравшегося бездельника-паразита, но олицетворение Москвы с монстром, высасывающим все соки из работающей за копейки России, с каждым годом в сознании большинства людей только укрепляется и трансформируется на каждого отдельно взятого ее обитателя. Поэтому, приезжая в российскую глубинку в командировку или на отдых, лучше всего москвичом лишний раз не называться.

    Парадокс, но отношение к русским, приезжающим в Украину, несмотря на открытую агрессию против нее со стороны России, зачастую гораздо лучше, чем отношение к жителю собственной столицы простого россиянина из провинции.

    Москвичи это заслужили? Хотя я и сам москвич, но отвечу: «Наверное, да...»

     

    Москва

    Усмешка крашеной лахудры.

    Котами засраный подъезд.

    Метро меня заглотит утром,

    Понадкусает, но не съест.

     

    Помяв изрядно, измусолив,

    Назад под вечер отрыгнет.

    Тоскливо и смешно до боли.

    Но боль пройдёт. И всё пройдёт.

     

    Уйдет одна – придёт другая.

    Красоток крашеных не счесть.

    Я задыхаюсь, угораю,

    Вдохнув отравленную смесь.

     

    А в подворотнях и в подвалах –

    Хруст одноразовых шприцов.

    По Красной площади гуляла

    Толпа оживших мертвецов.

     

    Москва, люблю тебя до боли –

    До криминальных новостей.

    Мой монструазный мегаполис

    Готов сожрать своих детей.

     

    Москва мутна, как дно стакана.

    Москва всесильна и слаба.

    Но у меня судьба такая –

    Любить её – моя судьба.

     

    Москва – дешёвая давалка.

    Фингал да выщипана бровь.

    И город-соковыжималка

                                                      Глотает алчно мою кровь...

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив