Декоммунизация по-украински: Леннон против Ленина

    У каждого свое восприятие декоммунизации

    <p>Дискуссии о декоммунизации вспыхивают с большим запалом</p>

    Дискуссии о декоммунизации вспыхивают с большим запалом



    Киев, Апрель 10 (Новый Регион, Зоя Гопкало)  — Чья это улица? Чей это дом? Ровно год назад, в апреле 2015 года, Верховная Рада Украины приняла пакет законов о декоммунизации, в том числе закон об осуждении коммунистического и нацистского тоталитарных режимов. Как тогда, так и сейчас звучали и звучат голоса, настаивающие, что в стране, где миллионы людей живут за чертой бедности, борьба с коммунистической символикой и переименование городов и улиц – мягко говоря, несвоевременны и неактуальны. Людям, мол, все равно – им, мол, есть нечего и детей нечем кормить. А местным властям деваться некуда: закон есть, его нужно выполнять.

    Однако тот запал, с которым время от времени вспыхивали дискуссии на эту тему в моем окружении, окончательно убедил меня в том, что людям эта тема вовсе не безразлична. Кому-то очень жаль советских мозаик, которыми так богат Киев и которые по этому закону «пойдут под снос»; кто-то свято уверен, что как только в стране исчезнут коммунистические символы и названия, люди сразу перестанут бросать бычки и бумажки на тротуары, а города засияют чистотой; кто-то и вовсе не знал, что Днепропетровск назван в честь организатора Голодомора в Украине Григория Петровского. И этому кому-то и подавно не понятно, зачем вдруг это переименование и «что это за навязывание новой идеологии».



    У каждого свое восприятие декоммунизации. И каждого, как оказалось, это так или иначе коснулось лично. Но наиболее показательна в этом смысле история моих близких друзей, очень интеллигентной семьи, живущей на улице Котовского в Киеве. Они очень печалятся, когда мы говорим о том, что их улицу переименуют. Нет, эти люди не склонны к разбою или другим сомнительным способам обогащения, просто они долгие годы прожили на улице с этим названием. Такой себе Стокгольмский синдром, когда человек привязывается к тому, кто взял эго в заложники: «Ну и что, что я всю жизнь рядом с бандитом? Зато это мой бандит, и звуки его имени ассоциируются у меня с домом. Как музыка, как мамина колыбельная».

    В этом, кроме прочего, и заключается особое коварство ситуации. Мы живем на таких улицах, и с их названиями ассоциируются у нас все наши ностальгические воспоминания, все хорошее, что с нами было. А абстрактные деяния того злодея, именем кого названа улица (площадь, город) меня не касаются. Я вообще об этом не думаю. И со временем и сам этот злодей не вызывает у меня неприятия, отторжения. А отсюда и лояльность и нечувствительность к самой тоталитарной системе, к ее преступлениям. Привыкать к новым названиям для жителей переименовываемых улиц и городов – это, безусловно, выход из зоны комфорта, нужно заставлять себя привыкнуть, делать некоторое усилие. Никому этого не хочется, в жизни и так слишком много проблем. И именно поэтому часто новые законы, «насильственно» меняющие имена и названия, так и воспринимаются: как насилие.

    А не мудрее ли было не ломать ситуацию через колено, а пойти пусть и более длинным, но более щадящим и эффективным путем? К примеру, обеспечить налоговые льготы украинскому кинопроизводству, чтобы «проснулась» эта отрасль, а затем обеспечить госсазаказ на пару-тройку фильмов, а еще лучше – телесериалов, чтобы зритель увидел и понял, чем прославились Петровский, Котовский и другие пламенные адепты Октябрьского переворота 1917 года. Люди сами через какое-то время просили бы о том, чтобы их улицам и городам сменили названия.

    Почему Владимир Ленин, чей образ сейчас в первую очередь стирают из сознания соотечественников, понимал важность киноиндустрии, а нынешняя власть не понимает? Помните знаменитое ленинское: «Вы должны твёрдо помнить, что из всех искусств для нас важнейшим является кино»? Владимир Ильич, что, умнее нынешних был? И пока вся декоммунизация в Украине, вместо использования системного подхода, будет держаться на личных инициативах главы Закарпатской ОГА Геннадия Москаля, который то улицу Ленина в улицу Леннона пытается переименовать, то подписывает распоряжение о переименовании Октябрьской площади в одном из сел Закарпатской области в честь всемирно известного художника украинского происхождения Энди Уорхола, эффективным и безболезненным этот процесс не будет. И жители Кировограда будут требовать свой Елисаветград, а жители Комсомольска будут пытаться оставить своему городу привычное название, расшифровывая его как «КОлектив Молодих СОціально МОтивованих Людей (Ь) Справжніх (Ь) Козаків»...

     

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив