Грузу 200 место в России. Нельзя отнимать у наших погибших имя

    В СССР можно было кодировать людей любой цифрой, а затем хоронить на общем военном кладбище под табличкой «Солдат #такой-то»

    «200ми» и «300ми» называли погибших и раненых в стране и армии, где не только солдат, но и человек в принципе не имел никаких прав ни на свою жизнь, ни даже на свое имя Владимир Шередега «200ми» и «300ми» называли погибших и раненых в стране и армии, где не только солдат, но и человек в принципе не имел никаких прав ни на свою жизнь, ни даже на свое имя


    Киев, Июнь 6 (Новый Регион, Владимир Шередега) – «У нас 200-й». Почти каждый, кто за крайние два года служил, или хотя бы поездил по передней линии, слышал такую фразу в шипящих эфирах раций. Сегодня так говорят уже почти все военные, волонтеры. Часто подхватывают маркировочный сленг переднего края и журналисты.

    Вместе с генералами, танками и звездами на автоматных магазинах из советской армии в украинскую перешли крылатые выражения и устоявшиеся эвфемизмы. Массово убитых и раненых начали называть «200 и «300» в Афгане. Этими цифрами обозначали максимально допустимый вес при авиационной перевозке, эвакуации. 200 кг – тело убитого с гробом. 300 – раненый, носилки и двое санитаров. Возможно, впервые эти обозначения появились и раньше. В какой-нибудь другой точке мира, куда советской власти вздумалось отправлять своих солдат исполнять громко называемый интернациональный долг перед какой-нибудь очередной дружественной бананово-героиновой молодой социалистической республикой.


    «200ми» и «300ми» называли погибших и раненых в стране и армии, где не только солдат, но и человек в принципе не имел никаких прав ни на свою жизнь, ни даже на свое имя. Реальных людей можно было спокойно нумеровать, а затем хоронить на общем военном кладбище под табличкой «Солдат #такой-то». Так называли погибших и раненых в армии, которая на протяжении всего своего существования не прекращала империалистических войн где-нибудь на другом конце земного шара, армии, погибших и раненых которой и доставляли самолетом в родную страну из этого другого конца земного шара.

    Сегодня мы ведем войну с иностранными захватчиками на своей собственной территории. Но до сих пор по старой советской привычке называем своих солдат «200-ми» и «300-ми».

    Мы можем бесконечно спорить и ругаться между собой в интернетах о том, «погибшими», или «ликвидированными» нам правильней называть убитых врагов. Но при этом не задумываемся о том, как мы в обиходе называем своих.

    Пока что мы не можем избавиться от советских пулеметов 30-х годов, советских танков 60-х годов и, к сожалению, даже от советских генералов. Но мы можем не отнимать у наших погибших и раненых право на имя. А «груз 200» пускай едет в Россию. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив