Нападение в Париже похоже на спланированную операцию спецслужб

    Владимир Голышев: «В первый раз слышу про «фанатиков», которые действуют как боевая группа высококлассного спецназа»

    Нападение в Париже похоже на спланированную операцию спецслужб  AFR Нападение в Париже похоже на спланированную операцию спецслужб 


    Москва-Вильнюс, Январь 08 (Новый Регион, Владимир Голышев) — Не успело моё очередное интервью увидеть свет, как «Русский монитор» начали нещадно dossить. А я там рассказал почти сказку про Золушку — про то, как ровно 15-го января в полночь, когда пробьют часы, Путин превратиться в Кадаффи (рукописи не горят — читайте!):

    — Владимир, в связи с произошедшей страшной трагедией в Париже, вспоминается, что Вы были активным противником религиозного фундаментализма со времен «Pussy riot». Религиозный фундаментализм пытается подстроить мир под себя. В России и исламских странах на государственном уровне, в Европе и США путем страшных терактов. Как нам научиться выживать среди всего этого, не ограничивая свою свободу религиозными догмами фанатиков какой-то веры?

    — Тут существует определённая подмена понятий. Когда мы говорим «фундаментализм» мы что имеем в виду? Бескомпромиссную приверженность религиозной традиции? Тогда фундаменталист — это я. Потому что знаю и люблю русскую православную традицию. Потому что отказываюсь признавать богохульные нововведения нынешнего руководителя РПЦ МП. Потому что не признаю правомочность его болтливых клерков делать от моего имени заявления космического масштаба и космической же глупости.

    И в «деле Pussy Riot» я выступал, как фундаменталист: настаивал на том, что инцидент этот был полностью исчерпан в церковной ограде в соответствии с церковной традицией. Тот позорный спектакль, который устроили вокруг панк-молебна люди, понятия не имеющие о русской православной традиции — это никакой не фундаментализм. Это то, что малограмотный прокуроришка метко окрестил «духовными скрепами». Это такой приобретённый психоз. Его прививают совершенно нерелигиозным людям злоумышленники, чтобы превратить их в стадо агрессивных баранов. Этим тяжким заболеванием в данный момент поражена Россия. Но к парижскому эпизоду оно не имеет никакого отношения.

    — А что же имеет? Разве речь идет сейчас не о неких исламских духовных скрепах, ради которых фанатики решили убить художников — карикатуристов?

    — В первый раз слышу про «фанатиков», которые действуют как боевая группа высококлассного спецназа. Есть считанное количество стран, в которых есть такие подразделения. Посмотрите на видео-запись: экипировка, феноменально кучная и точная стрельба, отработанные движения, согласованность... Фанатики, о которых вы говорите — это толпа, которая способна растерзать, забросать камнями или дом спалить. Религиозных фанатиков в бронежилетах с штурмовыми винтовками АК-130, которые филигранно проводят спецоперацию по устранению 12 человек в центре Парижа среди бела дня, не бывает.

    — Ну хорошо, тогда по Вашему мнению какая цель была у всего произошедшего в Париже?

    — Цель очевидна — раскачать Европу и поссорить ее с Ближним Востоком. Ну и, в качестве побочного эффекта, обеспечить рост популярности крайне правым и ксенофобским политическим силам. Во Франции это, в первую очередь, Марин Ле Пен. Она уже успела попиариться на этой теме.

    — Ну это всего лишь Ваша личная версия. Я помню подобные конспирологичные версии были в ходу в Москве даже после 11 сентября 2001 года, что мол это хитрый КГБ-шник Путин показал америкосам кузькину мать. Мне кажется, что подобные версии только слишком демонизируют и поднимают на заоблачную высоту спецслужбы РФ, которые, давайте будем говорить уже прямо — и в Украине-то не очень справляются. Какие уж там теракты в Париже?! Или Вам приятно думать, что Россия создала демона, который умудряется рулить всем миром?

    — Ну да. Есть два мнения: моё и неправильное. Моё вы уже слышали. Неправильное — тоже: «фундаменталисты» обиделись на карикатуры, ударились оземь и обернулись супер-пупер-спецназовцами. Добавить мне к этому, в общем-то, нечего. Хочу лишь напомнить о скоропостижной кончине Зелемхана Яндарбиева, Александра Литвиненко, Бориса Березовского и его многочисленных друзей и знакомых, которые знали что-то лишнее. И в Украине именно бойцы российских спецподразделений, бравшие под контроль Славянск и Краматорск (помните знаменитый «поребрик»?), показали свой высокий профессионализм. А были еще массовые убийства на Майдане, загадочный газ в одесском Доме профсоюзов... Одним словом, я бы не спешил отмахиваться от российских джеймсов бондов. Есть еще порох в пороховницах и ягоды — в ягодицах.

    — Однако уже известны исполнители, и это отнюдь не спецназовцы, а как раз исламские фанатики религиозные. Не очень сильно далекие в смысле оценки последствий своих действий в геополитическом плане, но считающие, что путем запугивания можно заставить западную цивилизацию вести себя как им надо. Получается по-Вашему мнению «российские джеймсобондовцы» такие же? Т.е. систему сети управляющей всем миром они смогли выстроить, а последствий для себя просчитать не могут? Что им после этого Мистрали вернут или санкции отменят?

    — Ну, если «недалёкие фанатики», значит, задержаны «стрелочники», а не исполнители. Один из задержанных, кстати, уже заявил о своей непричастности. А «джеймсы бонды» — это инструмент. Инструмент остро отточенный. Но находится он в трясущихся руках хронического алкоголика. Как думаете, сможет он вырезать аппендицит? А провести операцию на сетчатке глаза? Много счастья России принесли, например, завезённые на Донбасс «Буки»?

    — А кому вообще принесли много счастья теракты? Кстати, считается, что они изначально были изобретены русскими революционерами и лишь потом их взяли на вооружение исламисты. Какова вообще логика террористов, не важно государственных ли или обычных фанатиков? Принесла ли она нужные плоды тем же русским бомбистам в свое время?

    — У русских революционеров были покушения на конкретных должностных лиц или акты возмездия в отношении предателей в собственных рядах. Теракт в современном понимании — это массовое убийство случайных людей, как инструмент запугивания или шантажа. Если принять за чистую монету «фундаментальную» версию, это не теракт, а эксцесс каких-то неуравновешенных одиночек. На самом же деле, здесь налицо все признаки хорошо спланированной и блестяще исполненной диверсии. В этом случае, можно говорить о государственной политике, в которой теракты — один из инструментов, наряду, например, с гибридной войной.

    — Ну во-первых давайте будем справедливы — антиисламская истерия сейчас выгодна не только одному политику, на которого Вы все время намекаете. Во-вторых почему Вы не учитываете ту же историю с ИГИЛ и с терактами, прокатившимися по всему миру. К чему такая эгоцентрация и демонизация именно нашей страны? С тем же успехом конспирологи с противоположной стороны сейчас обвинять во всем США и Обаму — уж у него то точно спецслужбы покруче.

    — Я исхожу из того факта, что бойню в Париже устроили отнюдь не «ополченцы» с окладистыми бородами. Таких исполнителей готовят в спецподразделениях очень немногих стран. Специалист, возможно, определит по почерку точные координаты. Но то, что это исключительно высокий уровень, видно невооруженным глазом. А дальше вступает в действие первый закон криминалистики — кому выгодно? По-моему, ответ очевиден. Впрочем, никто не мешает докрутить еще один поворот: допустим Обама настолько хитёр, что сам выстрелил в ногу Олланда, чтобы потом обвинить в покушении бедолагу Путина. Думаю, если в ходе расследования обнаружится «русский след», именно такая версия станет в РФ официальной.

    — Хорошо, Владимир, давайте отвлечемся от Франции и поговорим о последних терактах прокатившихся по Украине. В Одессе, в Харькове и пр. Какая у них цель, по Вашему мнению?

    — Ну так идёт же война. Руки агрессору с помощью мирового сообщества удалось связать. Что ему еще остаётся? Кусаться и брызгать слюной. Цель прежняя — «шоб вам пусто было, проклятые хохлы!» Такая вот незамысловатая стратегия.

    — Но странная позиция при этом — теракт во Франции Путин осудил, а вот осуждения терактов в Украине со стороны российского МИД не наблюдается. Более того, и теракт во Франции на неофициальном уровне околокремлевских блоггеров и даже Совета Муфтиев был почти оправданным актом. Почему же тогда до сих пор режим в РФ не признан пособниками террористов? Мало фактов? После Боинга особенно?

    — Это очень серьёзное политическое решение. Фактически речь идёт о «статусе Муамара Кадаффи» для Владимира Путина. Напоминаю, «Боинг» в Локерби ливийские «чекисты» взорвали в 1988 году. А санкции ООН были введены только в 1992-1993 гг. — после следующего теракта в Нигере. Так что нынешнюю отсрочку по малайзийскому «Боингу» можно признать незначительной. Кадаффи также отрицал свою причастность к атаке на самолёт. Тем не менее, в отношении него были введены крайне суровые санкции, включавшие, например, заморозку всех авуаров за рубежом. Отменили их только через 10 лет, когда Кадаффи признал свою ответственность за взрывы и выплатил крупную компенсацию родственникам жертв... Сейчас уже сложились все условия для признания террористическим государством России. Не исключено, что окончательное решение будет принято сразу после 15 января — когда истечёт срок погашения долга перед акционерами ЮКОСа. Судя по скептическим заявлениям со стороны официальных представителей Германии, Франции и США смены курса от Путина уже никто не ждёт. Все настроены на «жесткий сценарий».

    — Вы делаете точкой отсчета погашение долга ЮКОСа, а не грандиозную встречу в Астане на высшем уровне, которая намечается? Ведь в Астане как раз может вполне быть подписана некая такая оговоренная капитуляция РФ из Донбасса? Даже ходят слухи, что европейцы давят на Порошенко с целью согласия с аннексией Крыма. Разве это не более серьезное мероприятие, чем погашение долга ЮКОСа?

    — А вас не смущает дата, к которой приурочены переговоры в Астане? Полагаю, там будет поставлен последний ультиматум. Путин попытается торговаться. Судя по лихорадочной попытке выделить из Крыма Севастополь, российская сторона готова разыграть даже «крымскую карту». Но время для дипломатических игр закончилось еще в Брисбене. Более того, сейчас даже ультиматумы стали пустой формальностью — на то, что Путин их примет и выполнит уже никто не рассчитывает... А долг РФ акционерам ЮКОСа — удобный инструмент для того, чтобы начать атаку на российские счета и прочие активы за рубежом по «ливийскому сценарию» еще до принятия соответствующего решения ООН. Сразу после Астаны этот сценарий, наверняка, будет запущен.

    — И ничего нельзя уже сделать? Никак не отменить такой печальный для России сценарий?

    — А почему печальный? Страна катится в пропасть. Пусть поскорее долетит до дна, отряхнётся и начнёт думать: как ей дальше жить.

    — А из пропасти возможно это?

    — Когда находишься на такой глубине, всплыть можно только оттолкнувшись от дна ногами.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив