Бандерштадт – как туристический бренд

    или почему во Львове хочется говорить на его языке



    Львов-Петрозаводск, Июнь 30 (Новый Регион, Вадим Штепа) – Российская пропаганда любит изображать Львов «бандеровским логовом». Надо заметить, что основание этому в свое время дали местные творческие деятели.

    В 1991 году рок-группа «Брати Гадюкіни» записала песню «Ми – хлопці з Бандерштадту» Во Львове она сразу стала культовой. И теперь этот гимн города охотно исполняют другие группы.

    Слово «Бандерштадт» стало и самоназванием местных футбольных ультрас – фанатов местного клуба «Карпаты».


    11536824_951390318245292_1426136882_n


    Как же львовянам удается сочетать имя этого противоречивого исторического деятеля с современными культурно-общественными движениями и инициативами, которые вовсе не отпугивают, а напротив – привлекают туристов?

    Дело в том, что личность Степана Бандеры давно уже перешла с политического на символический уровень. Он стал знаковым историческим символом борьбы Украины за независимость, но современная политика – это уже совсем иные идеи и стиль.

    Этому можно провести параллели в истории других стран. Например, Джордж Вашингтон вел войну с британскими имперцами также отнюдь не в белых перчатках – но для американцев он остается бесспорным и уважаемым основателем страны. Также и Карл Густав Маннергейм, как говорят некоторые историки, подавил в гражданской войне финских красных с чрезмерной жестокостью. Однако никому из нынешних финнов не придет в голову отрицать значимость этой фигуры в становлении независимой Финляндии.

    Но, как бы то ни было, в сегодняшнем Львове даже эта сложная историческая тема эффектно обыгрывается в актуальном арт-провокативном формате.

    Так, за неделю пребывания в городе, «бандеровцев» мне довелось увидеть лишь единственный раз. Произошло это культовом ресторане «Криївка», стилизованном под партизанскую базу УПА. На входе в это внешне неприметное заведение надо постучать в дверь, и оттуда зычно скажут: «Слава Україні!». Дверь вам откроют лишь после произнесения ответного пароля: «Героям Слава! – и сразу нальют чарку медовухи. Симпатичные официантки иногда вооружены – но это выглядит здесь вполне уместным.


    11354983_951390281578629_905693690_n

    Названия блюд и напитков весьма оригинальны («Гудбай, освободители», «За упокой марксизма» и т.д.), но именно этот эпатаж влечет сюда множество русских туристов, которые даже выстраиваются в очередь. А на выходе успешно работает сувенирная лавка со всевозможными футболками, кружками, значками «военных лет».

    Впрочем, в артистическом Львове есть и множество других заведений, посвященных более современным образам и событиям.


    11270094_951388374912153_55646341_n


    Заметим, что это кафе также оформлено в «фирменных» черно-красных цветах УПА. Но это совсем не отпугивает, а напротив – привлекает посетителей.

    Конечно, это вовсе не означает, будто владельцы этих заведений – какие-то реальные «бандеровцы» из прошлой эпохи. Здесь мы скорее наблюдаем креативное переосмысление той эпохи, во многом весьма ироничное.

    Некоторую аналогию можно провести с литовским Груто-парком, где с такой же иронией обыгрывается советская эпоха, вплоть до кафе, стилизованного под советскую столовую. Но все же существенная разница в том, что если коммунистический режим в Литве показывается как довольно мрачная антиутопия, то «бандеровская» тематика во Львове изображается с легкой исторической симпатией.

    Но именно этот эпатаж и оказывается наиболее эффективным! В этих «бандеровских» заведениях вы можете даже устроить историческую дискуссию – и некоторые российские туристы, загруженные телепропагандой, в нее пускаются. Что ж, вас здесь вежливо выслушают, но спорить не будут, а просто улыбнутся. Да и у самого спорщика его «серьезный» настрой вскоре поплывет под очевидной ироничностью этого исторического реквизита…

    Вообще, по итогам путешествия складывается четкое, но странное ощущение разницы эпох. Россия, придумав себе стереотип «бандеровского Львова», погружается в какое-то советское прошлое и продолжает воевать с его врагами. Тогда как сам Львов перешел уже в другое, европейское измерение – здесь историю делают современным и популярным туристическим брендом. И что особенно интересно – он тем более привлекателен, чем громче имперские пропагандисты его ругают.



    В этом чувствуется глубокий цивилизационный контраст. Местами он выглядит очень забавно и разрывает шаблоны. Запуганный пропагандой российский турист поначалу озирается на улицах, ожидая увидеть ужасных «бандеровцев», которые съедят его на месте. Но повсюду – в музеях, кафе, магазинах – он слышит только «будь ласка» и «дякую». А стоит задержаться на несколько дней – не заметит, как сам перейдет на украинский, которого, быть может, раньше не знал вовсе.

    Таков удивительный магнетизм этого города – с ним хочется говорить на его языке. Хотя русский здесь понимают практически все. И отношение к русскоязычным гостям ничуть не изменилось в худшую сторону – в отличие от отношения к России как стране-агрессору. Львовяне умеют легко разделять эти понятия. 

    Конечно, число российских туристов во Львове с прошлого года существенно уменьшилось. Но те, кто сюда все-таки добирается, встречают по-прежнему радушный прием. Однажды у Оперного театра я присоединился к одной пешеходной экскурсии по городу. Группа состояла в основном из киевлян, так что экскурсия велась по-украински. В целом мне все было понятно, но если вдруг в чем-то затруднялся, наш любезный гид Ганна по пути персонально и подробно переводила, с ответами на вопросы. В итоге, информации о львовской истории и архитектуре я получил даже больше, чем группа в целом.



    А однажды с петербургским журналистом Павлом Мезериным, который несколько лет назад переехал во Львов, мы заглянули в городское отделение Национального союза журналистов Украины. И там, после официальных мероприятий, состоялись дружеские посиделки с коллегами на кухне. Мы удивительно легко нашли общий язык – они интересовались моими впечатлениями о Львове, а кто-то даже вспоминал, что когда-то бывал в Карелии. Нынешняя российская пропаганда, рисующая украинцев «врагами», вызывала у нас общее чувство печального недоумения…

    На следующий день, с тем же Павлом, мы взяли интервью у мэра Львова Андрея Садового. Что ж, у этого необычного города и градоначальник не менее необычный. Он ходит на работу пешком, рассуждает о европейской открытости, да и по-русски говорит гораздо лучше иных российских мэров. Андрей Иванович окончательно разбивает многие предубеждения: «Главное, что есть во Львове – это безопасность. Это чувство безопасности притягивает даже тех людей, которые просто приезжают к нам на несколько дней – они здесь ощущают себя свободными людьми в европейском городе. И это порой кардинально ломает стереотипы о каком-то «фашистском логове», которыми пичкает людей российская пропаганда».

    Вот таков современный Бандерштадт – город, где можно совершенно спокойно гулять даже ночью. И если русский турист случайно потеряется на узких улочках, ему запросто объяснят  дорогу до его гостиницы, а то и даже проводят. Для россиян, которые опасаются выходить из дома по ночам, это конечно экзотика. Но, похоже, для зарубежных гостей экзотикой становится сама Россия. Только вряд ли она будет туристически привлекательной, учитывая ее нарастающую агрессивность, как к окружающему миру, так и к своим собственным гражданам.

    Писатель Виктор Шендерович, также недавно посетивший Львов, выдвинул креативную идею для российских СМИ: «Есть практическое предложение: озлобленный антирусский Запад Украины для текущих нужд российской пропаганды снимать в Люберцах. Оно и ближе, и свастик больше, и в рыло там русскому человеку схлопотать гораздо легче».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив