С мягким знаком на конце

    На смерть бренда «Ъ»



    Киев, Сентябрь 01 (Новый Регион, Вадим Довнар) – Сегодня я в очередной раз послал потенциальному работодателю свое резюме, в котором особенно интригующими строчками до сих пор считал указание на годы сотрудничества с издательским домом «Коммерсантъ». Сперва в качестве одного из корреспондентов по Беларуси, потом – отдела «Общество» «Коммерсантъ. Украина». Однако вскоре после этого на глаза попал свежий номер «Ъ» (РФ), и автор засомневался, а не убрать ли упомянутые строки.

    На первой полосе над большой фотографией президента Украины в бронемашине и с пулеметом заголовок «Немощь обратилась за помощью» и подзаголовок «Петр Порошенко мобилизует Запад».

    Думается, коллегам, оказавшимся в профессии раньше, чем, скажем, пять лет назад объяснять ничего не нужно. Ни того, что над физическими недостатками (возможно, предполагались) смеяться – моветон. Ни того, что имея в виду представителя мужского пола, давать ему определения женского рода – уровень бульварный. А с учетом событий в Украине и России февраля-сентября можно было бы и поспорить о том, кто из нас после всего этого немощь? И на бытовом уровне даже поругаться, а то и треснуть кому-нить в ухо. Но вести себя так со страниц массовой, некогда уважаемой газеты…

    Поговаривают, некогда в московском издании сочинением заголовков занимался специально нанятый за хорошую оплату человек. Так родился целый стиль, удостоенный, кстати, отдельного внимания известного эстета Леонида Парфенова в документальном фильме «С твердым знаком на конце». Помнится, работая над заметками в Минске, я никак не мог словить эту стилистику, знал, что мои «заги» будут отвергнуты и с нетерпением дожидался, когда после полуночи обновлялся сайт «Ъ», чтобы насладиться чужими строчками над моими текстами. Уже, спустя годы, работая в Киеве, радовался, что парочка моих заголовков приблизились к «комерсантовскому» стандарту, но так до конца этим мастерством и не дано было овладеть.

    А кто-то, как видим, овладел им настолько, что за традиционным стебом перестал обращать внимание на журналистские стандарты и правила приличия.

    Впрочем, понятно, что верстка, цветовая гамма, заголовки это хотя и важная, но оболочка. Гораздо важнее, что и как писалось и пишется в «Ъ». Да, газета сильно менялась из года в год в зависимости от политической погоды и принадлежности холдинга тому или иному магнату. Замечу, живя в Беларуси, я захватил и времена владения Борисом Березовским и переподчинения издательского дома Алишеру Усманову. Что само по себе показательно. Такие персоны дрянь не покупали.

    Для меня лично ничего не менялось. Никто не указывал, в каком ключе подавать то или иное событие, у кого брать комментарии и т.д. Хотя уже тогда «Ъ» выкинули из каталогов для подписки и могли не аккредитовать на каком-нибудь официальном мероприятии. Это при том, что Александр Лукашенко уже ходил в союзниках Кремля, а элементы «борьбы нанайских мальчиков» (споры хозяев России и Беларуси) случались крайне редко. Когда, было дело, меня задержали охранники нелегитимного президента РБ, российский «Ъ» вышел с сообщением об этом на первой полосе. Замредактора в интервью другим СМИ заступился за своего белорусского автора. В итоге, имея возможность упечь журналиста в тюрьму, белорусская Фемида ограничилась штрафом.

    Долго ли коротко, но оказался в «Коммерсант. Украина», вообще, как казалось до недавнего времени совсем независимого содержательно от Москвы издания. Его со скандалом закрыли по инициативе Белокаменной только весной этого года. В 2008-2009, когда я имел честь там работать невозможно было и предположить, что кто-то из столицы другого государства будет указывать местной команде, о чем и как писать, и такие заголовки как процитированный представить было невозможно.

    Хотя, повторюсь, совсем не замечать происходивших постепенно в головном «Ъ» изменений было сложно. Пожалуй, наиболее очевидным изменением стиля стало увольнение политического обозревателя Елены Трегубовой и появление на месте ее публикаций огромных репортажей Андрея Колесникова. Безусловно, очень талантливого журналиста, многие годы работающего в развлекательном жанре «Я Путина видел, Путин видел меня», но что-то все-таки незримо уходило со страниц любимой газеты вместе с уменьшением количества даже безобидной иронии в отношении главы их государства. Над нацлидерами отныне не смеются. Разумеется, если речь о лидерах своих.

    Когда снимали растяжку с разогнанной украинской редакции, кто-то грустно пошутил со слогана «новости здесь», добавив «больше не живут». Россиянам сегодня припомнили их – «…а мы крепчаем». Дескать, «расслабились, пытайтесь хотя бы получить удовольствие».

    Намеренно не стану проходиться собственно по содержанию статьи, по личностям нынешних корреспондентов и выборе комментаторов, хотя передергивания, манипуляции, а то и откровенную ложь в отношении Украины можно было увидеть задолго до этого. Но, читая качественные другие тексты, названное хотелось объяснять какими-то недоразумениями. Дескать, «заблудились» коллеги. Но подобно с захватом Новоазовска российскими войсками ситуация с первой полосой лишила последних иллюзий.             

    Мой «Коммерсантъ» мертв.

    П.С. Пожалуй, не стану удалять соответствующие строчки в резюме. Просто выделю годы сотрудничества с «Ъ» жирным шрифтом. Чтобы никто случайно не спутал живой организм с одноименным трупом.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив