Личный счет к Путину. ВВХ я переживу

    История одного человека, сросшегося с местом



    Симферополь, Август 16 (Новый Регион, Вадим Довнар) – Обычно в это время я собираюсь в Крым. Вернее, так было до оккупации. Так будет после неизбежного освобождения полуострова от триколоров, рублей и портретов оккупанта. Пока же хотелось бы рассказать вам, что вспоминается мне в эти дни. И за что лично передо мной виновен Путин.

    Есть такое замечательное место — Лисья бухта. Дикий пляж с палаточным городком недалеко от Коктебеля. Лет 19 назад, еще в студенчестве, я приезжал туда в поселок Щебетовка поработать в стройотряде. И кто-то из местных предложил: не хотите ли на барышень обнаженных посмотреть? А кто в таком возрасте не хочет-то?!

    Еще лет 10 назад там было неписаное правило: нельзя купаться в купальниках. Считалось дурным тоном быть на пляже в одежде! Но спустя годы и это стало демократично, только старожилы иногда с грустью говорят: вот же было время, все барышни поголовно обнаженные! А сейчас — увы, демократия. (В смысле, как минимум, была до оккупации)

    В общем, после первой же поездки это стало кармой: я возвращался туда каждый год, и не только потому, что барышни обнаженные, — это особая субкультура, невероятная атмосфера, в которую моментально влюбляешься. Лисья бухта снилась мне годами, даже зимней и заснеженной, хотя я никогда не видел ее зимой. Это десятки курортных романов, тысячи знакомств и некая мистика.


    pfkfz1ywdh8Тоже мистика в зеленке


    Мистических историй было много. Однажды, проходя через самодеятельные рыночные ряды — так называемый Пикадилли, — я заглянул в кафешку: как это обычно бывает, останавливаешься на бокал пива, а остаешься на 5-6 часов. Потом пошел ставить палатку, но по дороге отошел на несколько метров в сторонку по нужде, бросив вещи на землю. Ночь на дворе, абсолютно голая местность, людей нету за сотни метров, возвращаюсь — а спальника нет. И ветра тоже нет.
    А в следующем году история повторилась: бросив вещи в том же месте (только уже без спальника), я через минуту вернулся и обнаружил тот самый спальник! Свой собственный, с отметинами. Год прошел!

    И это была не единственная такого рода история в Лисьей бухте. Как-то раз я не захватил с собой теплую одежду и всю ночь замерзал, колотился, а наутро обнаружил в палатке чужой чистый свитер. Рядом с палаткой никого не было. Хозяина так и не нашел. Да и был ли тот хозяин?

    Плотность народонаселения в разные времена — по-разному, съезжалось до 2-3 тысяч человек. Там большая территория — кто-то живет в зеленке, кто-то на пляже, кто-то в горах. Иногда плотность высокая, а иногда можно пройти 6-8 метров и не увидеть ни одной палатки. Иногда там появлялись известные люди — лично я видел Макаревича, Агузарову, Виктора Ерофеева, который, кстати, описывал бухту в сборнике «Шаровая молния».

    Лет 12 назад приехал Макаревич, а тут как раз хлынул дождь, и к нему в палатку набились неформалы. В какой-то момент Макаревич, на которого никто не обращал внимания, обиделся: и что, вы даже не хотите, чтобы я спел? Правда, Андрей Вадимович был достаточно выпивши сам.

    Как коротали время вечерами и ночами?

    Некоторые круглосуточно придерживались принципа «водка пить, земля валяться», других интересовала культпрограмма. По вечерам — посиделки с гитарами, тамтамами, русский рок и регги, культурные вечера на разных языках, растаманы и буддисты, кафешки и пляжи. Ну а если случалась плохая погода, то главным развлечением было ловить палатки в море, а потом бежать к татарам и просить портвейна.


    _Крым- наш!


    Как реагировали крымские татары посреди ночи?

    Случались иногда непонятки, особенно когда бухта в какой-то момент стала брендом и туда потянулись люди, которые не знали, для чего туда едут, не чувствовали территорию, вели себя по-хамски. Допустим, вдрабадан пьяное мурло в пятом часу утра будит всю татарскую семью и требует водки. Тогда кому-то могли и в лоб заехать. В основном же мы годами знали друг друга по именам. Если и возникали конфликты, то ничего страшного — разочек татарин ударит, а потом бесплатно нальет тебе портвейна или в кухне у него же и умоешься.

    Уживались ли на одном пляже в мире и любви?

    В основном, но некоторые люди не понимали, куда попали. К примеру, приезжает семейная пара, выходит на пляж и начинает окружающим объяснять: у нас тут дети, оденьтесь немедленно! Хотелось им сказать: езжайте в Ялту!

    Когда бухта стала брендом, начали приезжать люди и ставить машины прямо на берегу. Иному мажорному москвичу говорят: знаешь, у нас это не принято, ты не мог бы убрать? А он как привык в Москве, так и отвечает. В такие моменты пацифисты переставали быть пацифистами, и он таки убирал свою машину.

    Впрочем, забыл рассказать, как добирался до места назначения. Теперь это стало отдельной темой.



    Поездами. (Привет мертвому вокзалу в Симферополе). Три года назад, когда ехал из Киева, как раз вступил в силу закон о том, что нельзя курить и распивать в местах общественного скопления. А тут попался вагон (собственно, других вагонов и не бывает), где было жутко душно и с туалетом проблемы. Ужасно хотелось сигарету и холодного пива.

    Выхожу на станции — тут же сердобольные тетушки с ледяным пивом, мороженым, сигаретами! Откупориваю бутылку, делаю большой глоток, закуриваю сигарету — и тут появляется наряд милиции, откуда ни возьмись. Причем он стоял неподалеку: оказывается, милиционеры, зная, в каком состоянии люди будут выходить на перрон, специально делали паузу — давали нам шанс начать правонарушать.

    Меня отвели в здание вокзала, поезд должен был тронуться через минуту. «Давайте составлять протокольчик!» Какой протокольчик, говорю, поезд уходит, там все мои вещи! Но вас ведь никто не заставлял курить и пить пиво на перроне, говорят. И тут украинская коррупция сделала свое благое дело: я открыл бумажник, протянул 20 гривен, а они выхватили все 200. Это были первые отпускные траты.

    Вообще с коррупцией в Крыму приходилось сталкиваться часто, что было, то было. В Симферополе долгое время была такая штука: наряды милиции целенаправленно отлавливали именно таких, как мы, длинноволосых, темных от загара, в драных шортах, и устраивали долгие обыски в поисках травы. Иногда они это делали за 10 минут до отхода поезда — профессионализм, они же долгие годы этому учились. Как они теперь будут жить, не знаю. Они еще пожалеют, что попросились в Россию!


    tb8l35i7xx0Мы разные, но мы вместе


    Вопрос финансов. Иногда $600-800 спускал за две недели, а иногда приезжал без копейки и умудрялся выживать месяц. Там есть такое правило — нельзя отказывать. Скажем, готовишь еду на костре, и тут приходит подвыпивший панк: дай сигарету. Мало того что нужно дать сигарету (пачка кончалась за пару часов), так еще и хорошим тоном считается сказать: «Не хочешь ли подождать 10 минут, будет супчик?» Алкоголь льется ручьем, накормишь одного — появится другой, а отказать нельзя.

    Самые умные ходят в Щебетовку и затариваются крупой, макаронами, гречкой, овсянкой, балбесы вроде меня питаются в кафе, а потом ходят и травят байки, пока их кормят и поят. Опять же: если у тебя ничего нет и ты обедаешь у людей, нельзя отказаться нарубить дров или сходить за водой. За водой приходилось подниматься в горы на источник — тоже некий экстрим, люди падали с горы. А если еще и выпили...

    С каждым годом Лисья бухта огламуривается, все стоит дороже, на Пикадилли намного больше заведений, некоторые из них даже можно назвать ночными клубами. Большинство тамошних заведений — это 4 столба, стойка, над столбами сетка от дождя натянута.

    Отвадила ли огламуренность часть постоянного контингента?



    Да, кого-то отвадила, а кто-то любит поворчать: а вот раньше, помнишь!.. Когда я туда приехал впервые, там стоял фургончик и дядя Гена привозил из Щебетовки хлеб, больше не было ничего. А сейчас Пикадилли растянулась метров на 300.

    Заметили как я люблю это место? Почему сейчас пока туда ни ногой, спросите меня.

    Вопрос из разряда «можно ли пользоваться краденым, если знаешь, что оно краденое». Вопрос неуместен с точки зрения морали: как и все жители Украины, я считаю, что это временно оккупированная территория. Более чем уверен — Крым вернется в Украину.

    Как можно приехать в Симферополь или Феодосию и увидеть там российский триколор? Меня бы вырвало на перроне, если бы я каким-то чудом там оказался. Есть и еще один психологический момент: очень не хочу знать, что кто-то из моих близких приятелей и знакомых получил российский паспорт.

    Уже несколько раз отказывался от общения с людьми, вполне приличными, как мне раньше казалось, которые вдруг говорили: Крым — это ж Россия, чего ты возмущаешься, все правильно сделали! Для меня эти люди перестают существовать.

    А вот теперь, некто Путин, чего стоят ваши хотелки в сравнении с моей страстью и брезгливостью к вам? И нас таких миллионы.

    И мы вас переживем.

    Ла-ла-ла-ла.

    P.S. Фото сделаны русским военным, которого я знал 10 лет. Оккупацию он приветствовал. Ирония судьбы.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив