Их хата с краю

    Почему белорусы никак не отреагировали на трагедию в московском метро

    Цветы у посольства России в Украине Цветы у посольства России в Украине


    Киев, Июль 21 (Новый Регион, Вадим Довнар) – Начну с банальности: война – это ужасно. И не только потому, что массово гибнут люди, но и вследствие относительно быстрого расчеловечивания не только ее непосредственных участников, но и сторонних наблюдателей. Даже тех, кто не живет в воюющих странах.

    Пожалуй, каждый украинец может рассказать свою историю о тщетных попытках объяснить знакомым россиянам суть происходящего здесь, и как, разочаровавшись, прерывали контакты даже с нечужими прежде людьми. Также многие россияне махнули рукой на зомбированных «укропов», не видящих, по их мнению, очевидного.

    «Ведь были же вроде нормальными людьми», – вздыхают и те, и другие.

    Впрочем, при всем ужасе происходящего, сложно такую реакцию назвать чем-то неестественным, из ряда вон выходящим. Не знакомым, непривычным, крайне неприятным – да. Но уж точно никак не невиданным в мире.

    Куда более оригинальная диффамация, как представляется, случилась с сознанием наших соседей – белорусов, жителями страны, где (во всяком случае пока) мир и относительное спокойствие.  

    Как сообщило на прошлой неделе белорусское агентство БЕЛАПАН, со ссылкой на советника российского посольства в Минске Владимира Марчукова, к зданию амбасады никто не приносил цветы и свечи в связи с трагедией в московском метро. На просьбу высказать мнение, почему украинцы несут цветы к изрядно покалеченному посольству РФ в Киеве, а граждане Беларуси, которая является ближайшим союзником России, никак не отреагировали на трагедию, дипломат растерянно развел руками: «Не знаю, ничего не могу сказать по этому поводу. Обычно белорусы всегда самые первые откликаются на подобные трагические события».

    Будучи в прошлом минчанином, подчеркну, что господин Марчуков говорит чистую правду об отзывчивости белорусов, и мне совсем не сложно понять его недоумение.

    И во время чеченских воен, и во время теракта на Дубровке, и когда был захват школы в Беслане, и много позже, когда остатки шахидов убивали ни в чем не повинных граждан России, мои сограждане принимали их боль, как свою собственную. Вопрос о том, нести ли цветы и свечи, никогда не стоял. Как не стоял он и у белорусов, и у россиян тогда, когда 53 человека умерли в жуткой давке на минской станции метро «Немига» в 1999 году. Как не могли удержаться от исполнения ритуала после теракта в столичном метро «Октябрьская» в 2011-м.

    Не имели значения национальности погибших: «свой за своего». Нас ведь так долго приучали считать друг друга братьями… Так что же случилось с моим народом за не такое уж и долгое время?

    Рискну предположить, что за месяцы, прошедшие с начала украинского Майдана, белорусский народ в подавляющем большинстве своем окончательно (эх, ошибиться бы!) съел страх. И, самое печальное, что само это липкое, гадкое чувство у моих сограждан еще долго будет ассоциироваться именно с Украиной.

    «Причем тут мы к непроявленной публично скорби в отношении погибших россиян?», – можете спросить вы. А все просто и цинично.

    За месяцы, прошедшие с начала украинского Майдана, белорусский народ в подавляющем большинстве своем окончательно съел страх

    Двадцать последних лет правления Александра Лукашенко этих людей, и раньше-то живших по принципу «лишь бы не было войны», из каждого утюга убеждали, что главное – это стабильность. Пусть бедненько, не вполне сытно, бесперспективно, но всегда ведь может быть и хуже. В моменты, когда вдруг объявлялись те, кто говорил, дескать, может быть и лучше, вы достойны лучшего, чем прозябание в своеобразном болоте, нужно лишь совместное волевое решение – действие, смутьяны тут же объявлялись агентами врага. И при молчаливом согласии «агенты мировой закулисы» либо «исчезали», либо садились на годы в тюрьмы, либо как лайт-вариант, были избиты – отправлялись на «сутки». При полном молчании и выгоде, кстати, с (для) российской стороны. 

    А  тут случился Майдан. Бои в Киеве. То есть, совсем рядом с обывателями. Естественная активизация оставшихся политических активистов, которые пытаются донести местным людям правду. Но сон разума уже родил чудовищ.

    25 января у посольства Украины разогнана акция солидарности с нашей революцией. Задержаны 12 человек. Они всего лишь возлагали цветы к памятнику Тарасу Шевченко с баннером «Украина, мы с тобой!»

    2 марта у российского посольства в Минске прошла акция солидарности с Украиной – 27 задержанных.

    В день сороковин после гибели людей на Майдане задержан белорусский поэт, в прошлом политзаключенный, Славомир Адамович, вся вина которого заключалась только в том, что у него на рюкзаке желто-голубая ленточка.

    26 марта в Минске проходит традиционная акция День воли. Разрешенная, с согласованным маршрутом. Нарушением так называемые правоохранительные органы посчитали растяжку «Смерть кремлевским оккупантам!».

    30 мая, на следующий день после того, как под Славянском был сбит украинский вертолет, в котором погибли 14 человек, в Минске задержаны три активиста, протестовавшие против вступления в Евразийский экономический союз. В руках у них был плакат с тем же лозунгом.

    2 июля, накануне так называемого Дня независимости Беларуси (хотя к декларации о суверенитете не имеет отношения), задержано двое с растяжкой «За независимую Беларусь!».

    Все эти мероприятия в массовом сознании неразрывно связаны с Украиной. Потому кажутся еще более небезопасными, ибо все смотрят государственное (другого нет) белорусское телевидение, которое, кстати, частично ретранслирует российское ТВ. Не знать о как минимум дипломатической войне между «нэзалэжной» и Россией невозможно. Как и о том, что тут каждый день гибнут люди. Но даже самый пророссийски настроенный белорус с не до конца атрофированным мозгом, не может совсем уж не чувствовать взаимосвязь. Даже не зная о стреляющих с российской стороны через границу «Градах». И тут уже их любимая РФ, хотя и после Украины, но тоже подпадает под категорию участника войны. Помните, «лишь бы не было…»?

    Вкупе с природным опасением перед властью вообще и так называемыми правоохранительными органами в частности, зная о российском посольстве как про «эпицентр» неприятностей, не разбираясь в текущем моменте, и будучи испуганным хотя и косвенными, но нарушениями привычного мира, средний белорус остается дома.

    То есть, если спросить его, погибших в московском метро, ему, конечно, жалко и вообще он любит Россию. Но, знаете, как бы чего не вышло. Да и чем я уже смогу помочь…

    Боюсь, белорусы, что когда случится что-то, чего пока не ждете и в возможность чего пока не верите, вам уже точно никто не сможет помочь.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив