Блокада Крыма. Что осталось за кадром (ФОТО)

    Байки «Нового Региона»

    "Новый Регион" на выезде "Новый Регион" на выезде


    Чонгар-Киев, Сентябрь 27 (Новый Регион, Вадим Довнар) – Автобус из Киева на пункт пропуска «Чонгар» на админгранице со временно оккупированным Крымом проехал лагерь активистов на пару километров. Мы уперлись в блокпосты пограничников в бронежилетах, с автоматами, не склонных к разговорам и шуткам.

    -- Не снимать тут! Камеру показал! Удаляй нафиг!

    Небо затянуло тучей, стал накрапывать дождь. На горизонте виднелись блокпосты оккупантов, созерцание которых портило настроение само собой.


    img_20150921_0923311Журналисты и пограничник

    -- Мы журналисты, это наша работа, снимать

    -- Здесь непосредственно граница. Идите в лагерь к своим и там снимайте, там можно. (Об этом чуть позже)

    И мы пошли. Почему-то сразу прекратился дождь, посветлело небо и уже через несколько минут стало по-летнему жарить солнце.


    img_20150921_1053391Журналисты идут в лагерь

    Быт. Или как нас попутали с информцентром Правого сектора

    Картина, увиденная нами в лагере, в котором мы пробыли почти неделю, тут же вернула настроение на место. Как вам это описать? Начало Майдана.

    Установка палаток. Совместный труд. Кто-то сбивает бревна, кто-то рубит дрова. Кто-то устанавливает небольшой помост, на котором будут проходить концерты в основном крымскотатарских исполнителей.


    img_20150921_1040301Вот такой патриотический бункер


    img_20150924_1710541Работа спорится

    Нечто похожее на придорожное кафе аля фургон. Но с крышей и широченными столами. Тут кушают, приготовленные коренным народом Крыма, шурпу и плов все. Коллективно. Но в первую очередь кормят бойцов, многие из которых, заметим, прошли АТО.

    На трассе сгружают бетонные плиты. Раскрашивают из в цвета украинского, красно-черного и крымскотатарского флага. Здесь же в пикете с десяток суровых парней в комуфляже. Некоторые с закрытыми балаклавами лицами.


    img_20150924_1201451Официальный пресс-центр

    Некоторые живут в больших армейских палатках. Некоторые в хостеле неподалеку. Кто-то ездит спать в гостиницы Геническа. У «Правого сектора», разумеется, свое отдельное здание. Тут же, у дороги. Когда-то там была какая-то административная контора. Затем там никто не жил. Теперь это — закрытая для посторонних зона. С охранником у забора.

    Помнится, в один из дней нас с Олегом Шро вежливо, но настойчиво остановили у этого заграждения, дав понять, что «мы попутали», отправив восвояси.

    Попутали, кстати, не мы. Но обо всем по порядку.


    img_20150921_1326511Пока пытались проезжать фуры

    В лагере активистов есть палатка с вайфаем, она же считается официальным пресс-центром. Но в жаркий день под брезентом – не бог весть какое удовольствие работать. Плюс связь, мягко говоря, оставляла желать лучшего. (А во время концертов она просто ложилась, АТР выходил в прямой эфир). Потому большинство журналистов тусовались в другом месте, в метрах пятиста от этого. За лагерем, за длинными торговыми рядами с потрясающей рыбой и вином, находится кафе «Ковчег». С приличным вайфаем, розетками для зарядки телефонов, гаджетов и столиком у входа.


    img_20150924_1203021Общая столовая

    И вот за этим столиком чуть ли не круглосуточно сидят девочки с ноутбуками. Варя и Харли. Это информцентр ПС на Чонгаре. Но в какой-то момент их не было, а на их месте сидела троица из «Нового Региона». Прибегает значит боец с блокпоста. -- Вы журналисты?

    -- Да.

    -- Срочно на базу!

    Помыкались с Олегом помыкались и оказались у упомянутого здания ПС, где нам доходчиво объяснили, что на журналистов Правого сектора мы не катим.

    И, если посмотреть на фото Вари и Харли, с этим сложно не согласиться. Как и с тем, что «Правый сектор» — это совсем не всегда страшно. Но и расслабляться не надо.


    img_20150924_1420561Варя, Александр Щетинин, Харли. «Новый Регион» и «Правый сектор»

    Шок. Или как ПС журналиста пить отучил

    Кафе «Ковчег» — он же неофициальный пресс-центр акции по блокированию оккупированного Крыма. Вечер. Пиво.

    Останавливают фуру, возвращающуюся с АРК. Бросаюсь снимать.

    Тут на меня ребята из ПС и наехали:

    -- Ты кто? Почему пил? Как одет? (комуфляж, мазепинка, тризуб) Чего нас подставляешь? Москали скажут, что ПС пьяный.


    12046631_930795573646180_4273433838892992094_nЗа работой

    На следующий день пришлось утолять жажду исключительно лимонадиком.


    __Исцеленный «Правым сектором»

    В свою очередь девочкам из информцентра ПС, рядом с которыми мы провели ни один час, было категорически запрещено сидеть рядом с теми, кто потребляет алкоголь. (Сами барышни ни-ни).

    -- Чтобы никто не сфотографировал рядом с бутылкой недозволенного.



    Но могло быть и чего похуже. Нет, не расстреляли бы, конечно. Но…Вот накануне этого происшествия случился инцидент с ПС у Олега Шро. Снимал он что-то на блокпосту, чем вывел из равновесия бойцов до того, что пришлось пройти полевые допросы на нескольких уровнях организации. Карточка из профессионального фотоаппарата была конфискована и вернулась исключительно благодаря вмешательству замредактора крымскотатарского телеканала Айдера Муждабаева.   

    Однако до такой плотной встречи с ПС, случались ситуации, когда не выпить горячительного и попускающего было очень проблематично.

    Поле. Как мы могли попасть в лапы ФСБ

    Представьте картину. Поздний вечер. Степь да степь кругом. На в край раздолбанной дороге останавливается автомобиль. Из него выходят четверо мужчин. В кромешной тьме они нервно курят, пытаясь что-то рассмотреть в гаджетах. Так мог бы начинаться фильм ужасов. Исчез бы бесследно один, затем второй, начались бы взаимные подозрения и в итоге выжил бы только один.

    Но в реальности, в степи где-то между Чонгаром и Геническом пугали иные «чужие». А именно сломанный джипиэс. Благодаря сломавшейся технике, решившей объявить о своей независимости, мы сворачивали не туда, искали объезд которого нет, услышав «проедете сто метров прямо», через минуту чуть не врезались в забор заброшенного предприятия, и даже, не зная того, возвращались туда, где уже были.


    11221280_929599663765771_5475843905644605_nТе же, но утром 

    Впрочем, опасались мы вовсе не ночевки в поле, не мифических монстров, а совершенно конкретной границы с оккупированной россиянами территорией, которая, судя по всему, находилась в считанных километрах. И если мы могли внезапно врезаться в забор, то почему нереально было это сделать с КПП РФ?

    Лишним представляется говорить, что во время акции по блокаде там все должно кишить «спецурой». А тут такие биографии «участников»…



    Три «нацпредателя» — выходца из России, один из которых еще и по происхождению крымский татарин. Один – белорусский, получавший предупреждения, дескать, домой не суйся. И один донецкий украинец, не раз писавший нелицеприятное об «ополченцах», участвующий в освещении мероприятия.

    По резонансу, наверное, для пропаганды было бы не хуже, чем «поимка» наших пограничников, якобы пошедших брататься с коллегами на той стороне.

    Но внимание — профессионализм! Только допустив гипотетическую возможность своего пленения, мы о резонансе и подумали. Вроде того, что «зато в мире об акции больше узнают» и т.д.

    Долго ли коротко, но и эта история имела хепиэнд, добрались. Водка была как никогда вкусна. Не в лагере, конечно.    

    Продолжение следует.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив