Я больше не верю властям Евросоюза

    Три крупных теракта за год, а меня призывают не паниковать. Да неужели?!

    <span>Пострадавшие в результате терактов 13 ноября&nbsp;</span>2015 года <span>в</span>&nbsp;Париже Фото Kamil Zihnioglu Пострадавшие в результате терактов 13 ноября 2015 года в Париже


    Вильнюс, Ноябрь, 15 (Новый Регион, Таня Деккер) – Третий крупный теракт в Европе. И это только за последний год. Когда-то я уезжала из России в Европу, в т.ч. потому что здесь было безопасно, потому что здесь, как мне виделось из далекого уральского города, коллективный европейский разум не будет «жевать сопли», если что. Здесь невозможны взрывы домов, подобно тем, что были на Каширском шоссе в 1999 году, невозможен теракт на Дубровке в 2002 году, невозможен захват школы, как в Беслане в 2004 году. Невозможно откровенное вранье спецслужб и властей РФ по поводу причин гибели людей во время всех этих терактов.

    Сегодня европейские лидеры заявляют, что надо сплотиться, не надо паниковать, т.к. террористы только этого и добиваются. Литовские спецслужбы и президент Даля Грибаускайте, говорят, что угрозы терактов в Литве, где я сейчас и живу, нет, что граница под контролем. Глава Еврокомиссии Юнкер сегодня на саммите G 20 призвал страны ЕС не закрывать свои границы для беженцев в связи с серией терактов в Париже, т.к. люди, ответственные за это, были бандитами, а не беженцами.

    Глава европейской дипломатии ЕС Федерика Могерини заявила, что парижский теракт касается нас всех. И лучший способ решить эту проблему — объединиться и прийти к миру в Сирии. «Мы сделаем все возможное на европейском уровне, чтобы Франция была безопасной. И мы обеспечим способность антитеррористической стратегии Европы противостоять дальнейшим вызовам», — заявил президент Европейского совета Дональд Туск. Много кто высказался по теме терроризма за последние 2 дня и у всех — не паниковать, не бояться. 

    Я верю в то, что они — и европейские лидеры, и спецслужбы — делают сейчас многое, что защитить меня и мою семью. Но я не верю в то, что они это могут реально сделать.



    Что существенного в плане безопасности сделали лидеры Евросоюза за последний год? На мой взгляд, ничего. Конечно, кроме заявлений, соболезнований и выражений озабоченности. Чего стоят слова Могерини, Туска и Юнкера о том, что не надо паниковать? Ничего, грош им цена. Три крупных, кровавых теракта за один год, а меня призывают не паниковать. Да неужели?! У меня нет причин для этого?

    Раньше я думала, что в Европе всё по — другому. Не знала точно как, но по-другому. Безопаснее, мудрее, продуманнее, что ли. Но получается, что действия лидеров ЕС по теме безопасности ничем не отличаются от действий их российских коллег: говорят много, делают мало или вообще ничего делают.

    События последних двух дней после теракта в Париже мне напомнили несколько личных историй.

    Где-то два года после переезда в Литву, привыкшая к российским реалиям, я постоянно была начеку. Рефлекторно стояла возле «зебры», пропуская машины, даже если горел зеленый светофор. Водители мне сигналили — проходи, мол, не тормози, а я им в ответ махала — езжайте, езжайте. (Потом мне объяснили, что в Литве, в отличие от РФ, принято пропускать пешеходов). Когда я видела бесхозные сумки или коробки на улице или в торговых центрах, первое, что мне приходило в голову — звонить в полицию — вдруг там бомба.

    Я постоянно кричала на своего ребенка, когда тот бежал к случайно кем-то оставленному мячику или игрушке на детской площадке: «Нельзя! Помнишь про случай в Израиле?!»

    Когда мы пошли 1 сентября в первый класс в литовскую школу, я заставила ребенка и своего супруга стоять перед воротами школы, а сама пошла смотреть двор и людей — нет ли чего-нибудь подозрительного. После того случая мой муж очень жестко меня отчитал. Он сказал: «Знаешь, что тебе нужно прежде всего? Успокоится! Ты уже в Литве!»

    В общем, тот окрик меня несколько привел в чувства. Я расслабилась и перестала с подозрением относится ко всем и всему. Не могу сказать, что я — паникерша и начинаю дергаться по каждому поводу. Но жизнь научила — никогда не терять бдительности, быть всегда и ко всему готовой.

    Я очень хорошо помню, какое было настроение у людей в Екатеринбурге, где я жила, после теракта на Каширском шоссе.

    Сначала шок, потом страх, потом злость и недоверие — к окружающим, к властям. Мы все тогда стали очень подозрительными. Народ ходил и проверял подвалы домов, многие подвальные окна были замурованы, количество звонков в милицию о найденных сумках, пакетах, коробках возросло в разы.

    Помню, как за 3 дня до Дня милиции (в 1999 этот праздник так назывался), по Екатеринбургу прошел слух, что готовятся теракты в крупных городах России. Говорили, что чеченцы ментам, так сказать, хотят сделать кровавый подарок. Говорили, могут быть взорваны высотные дома. Я как раз и жила в одном из таких «привлекательных», рядом с правительственной трассой.

    В районе пятиэтажных «хрущевок» наши две новенькие «свечки» очень хорошо выделялись. Это тогда внезапно поняли все мои соседи. Мы провели собрание, договорились по очереди охранять двор и ни при каких условиях никого лишнего без сопровождения в подъезд не впускать. Все очень нервничали и защищались, как могли. Помню, как 9 ноября того года около 5 часов вечера вышла на общий балкон полюбоваться на вечерний город. И нарвалась на соседа с овчаркой.

    Сосед орал — «стоять, руки вверх!», собака лаяла... В общем, сосед дежурил сутки по дому и с собакой обходил этаж за этажом — искали взрывчатку. Нервы у него сдали.

    У меня тоже. Я схватила паспорт и поехала жить к своей подруге, дом которой стоял напротив военной части. Я ее даже не предупредила, что приеду. Просто приехала и сказала, что не уйду, пока не буду уверена, что мой дом не взорвут. «Да, — сказала она, — сама тебе хотела сказать, чтобы ты на время уехала из своей »свечки«, мало ли что. А здесь все-таки солдаты почти во дворе».

    Также хорошо помню, когда услышала первое сообщение про Беслан. Я сидела дома, качала на руках своего маленького сына, тихо работал телевизор. И вдруг новости про бесланскую школу... Я тогда весь день не спускала ребенка с рук. Хотелось защитить его от всего вселенского зла. Просто сжимала его в руках и старалась не плакать... Потом вечером пришел муж... Мы смотрели и смотрели новости про Беслан и уже вдвоем держали нашего маленького ляля, не выпуская его ручки из своих рук всю ночь.

    Тогда плакали все. Было ощущение полной беспомощности, а потом злости, когда стало понятно, что безумные действия российских спецслужб привели к такому количеству жертв.

    И опять вранье, вранье, вранье Кремля о том, что все под контролем, надо усилить меры безопасности, не надо паниковать...

    И еще я очень хорошо помню, когда в октябре 2003 году в Екатеринбурге проводились российско-германские межправительственные консультации с участием Путина и Шредера. За неделю до их приезда весь город подняли на уши. Ради безопасности высоких и дорогих гостей милиция и спецслужбы ловили бомжей, говорили, где будут перекрыты дороги (почти весь центр города), предупреждали жителей домов и сотрудников офисов, что не надо выглядывать в окна, когда будут ехать кортежи Путина и Шредера.

    Намекали, что можно получить пулю в лоб.

    В общем, вечно суматошный и страдающий жесткими автомобильными пробками Екатеринбург почти вымер. Мы тогда с друзьями сидели в баре на киностудии, где не было никаких окон, и злились, спрашивая друг -друга, какого черта нужно так напрягаться ради двух чиновников, хоть и высокого ранга. При этом припоминали и Каширку, и Дубровку и то, что в России власти сами себя очень хорошо охраняют, а простых людей от террористов защитить не могут. Мы и Putinfederation живем параллельно, не пересекаясь. Каждый — сам за себя. Никто тебя не спасет, ты должен сам заботиться о своей безопасности.

    Кстати, когда в Вильнюс приезжал Джон Керри,глава американской дипломатии, такого ажиотажа в плане безопасности не было. Так получилось, что в день визита Керри в литовскую столицу я была в гостях у друзей. Мы стояли с сыном и смотрели в окно на первом этаже, а мимо ехал кортеж американского госсекретаря. Мы начали махать кортежу. Когда вечером я мужу рассказала про это, то про вместо удивления услышала что-то типа: «у тебя мозги есть? ты подумала о безопасности? вас же могли просто застрелить?!»

    «Это же Литва», — ответила я, — здесь же не будут стрелять просто так из-за Керри или будут?«

    Для тех, кто жил в России, быть начеку, быть подозрительным также привычно, как уметь чихать.

    Несмотря на слова — «мы в Литве, успокойся» — мой муж, как и я, интуитивно так и не смогли поверить в то, что европейская безопасность — она реальная, она существует. Никто не защитит тебя, если ты сам это не сделаешь.

    Сегодня я поняла, что к сожалению, мне снова пригодились мои российские навыки — быть бдительной. Я снова буду моментально звонить в полицию по поводу любой оставленной кем-то коробки, снова будут обходить все общественные массовые мероприятия стороной, снова буду... Начеку, одним словом.

    Берегите себя.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив