Турецкий гамбит Кремля

    Минобороны России мамой клянется, что сбили несправедливо

    <p>Москва и Анкара будут кивать друг на друга</p>

    Москва и Анкара будут кивать друг на друга



    Киев, Ноябрь 25 (Новый Регион, Сергей Ильченко) – Официальные представители турецких военных подтвердили крушение российского самолета Су-24, сбитого турецкими ВВС после нарушения воздушного пространства страны, в районе турецко-сирийской границы.

    В свою очередь, Минобороны России мамой клянется, что «все время полета самолет находился исключительно над территорией Сирии. Это зафиксировано объективными средствами контроля», — подчеркнули в российском военном ведомстве.

    Ясно одно, что Москва и Анкара будут кивать друг на друга. 

    Интересно другое: каковы возможные последствия?

    Сам по себе факт уничтожения конкретного российского самолета — вероятнее всего, случайность. Пилоты летают там, где им приказали. А приказали им летать над Сирией в непосредственной близости от турецкой границы.

    Турция, видя в России не слишком дружественную себе страну — и имея на это все основания, достаточно вспомнить о том, кто создавал и десятилетиями накачивал деньгами, оружием и идеологией курдских сепаратистов  — выступает против полетов российских самолетов над её территорией.  Даже случайных. Справедливо полагая, что этим летунам только дай потачку — и их из воздушного пространства Турции будет уже не выгнать. Поэтому — позиция турок твердая: вас тут не летает и тут вам не там. Тут вам не Сирия где вы можете бомбить, кого попало. Будете летать — собьем.  Сначала Турция россиян предупреждала. Потом стала сбивать.



    Что логично. Особенно в свете того, что Россию в Сирию никто не звал — ну, кроме Башара Асада — духовного младшего брата кремлевских руководителей, травившего газом собственное население, и столкнувшегося в ответ с тем, что это население не намерено его больше терпеть.  И кинувшегося за помощью к старому московскому покровителю. В любых других обстоятельствах полеты российских ВВС рядом с турецкой границей — и неизбежные мелкие нарушения турецкого воздушного пространства — можно было бы в принципе согласовать с Анкарой, четко указав допустимый размер этих мелких нарушений. Можно было бы — если бы Турция не была против российского вмешательства в принципе.

    И не только Турция. Россия влезла в Сирию явочным порядком.  Никто её не ждал, и не звал в любую коалицию — но она начала переброску войск, и поставила мир перед фактом: мы уже здесь. И создала ситуацию, когда российские самолеты рано или поздно, но должны были начать сбивать турецкие ВВС. То есть, с одной стороны, уничтожение Су-24, конечно, случайность. Но возникновение этой случайности было спланировано Россией. Случайность входила в планы Москвы, но контролируемая.

    Каковы же эти планы?

    Сегодня Россия, а точнее Путин, пытается стать незаменимым  и необходимым для США, в которых он и его окружение, с их крайне схематичным мышлением, видят единственную сторону, с которой можно о чем-то договариваться в современном мире. Фактически Путин предлагает Россию в качестве поставщика пушечного мяса на Ближний Восток, в обмен на поэтапное снятие санкций, признание аннексии Крыма и карт-бланша на продолжение «гибридной» агрессии против Украины, а также других стран бывшего СССР, с целью закрепления их в зоне влияния Москвы.  

    Однако сегодня Путин не привлекателен для США как партнер, а точнее — как субподрядчик для решения ближневосточных проблем. По многим причинам: от слабости ресурсов и военных возможностей России до того факта, что, допустив Россию в свою коалицию, Запад получит шантажиста. Который будет поддерживать на Ближнем Востоке управляемый пожар, разжигая его каждый раз, когда России будет требоваться очередной пакет уступок. Таковы российские планы — и на Западе они отлично просчитаны. 

    На Западе прекрасно помнят, что весь ближневосточный терроризм равно как воинствующий исламский фундаментализм были выращены в КГБ СССР.

    Чтобы достичь своей цели хотя бы тактически Путину надо расколоть антиасадовскую коалицию. Посеять в ней рознь. Вторая задача — «привязать» к ИГИЛ всех, кто Путина по тем или иным причинам не устраивает.

    И Путин, а точнее российские спецслужбы, раз за разом пробуют коалицию на прочность, вбрасывая очередную провокацию. Последними по времени были вбросы об украинско – китайских и польско-украинско-катарских поставках оружия (ПЗРК и ЗРК) для ИГИЛ.

    Но чисто информационные вбросы уже не работают. Нужно было что-то вещественное. Что-то, что можно потрогать руками. И скорее всего это вещественное готовилось российскими спецслужбами, именно, под вышеуказанные ПЗРК и ЗРК.

    Поэтому случайно (незапланированно) сбитый Су-24 — это уже было нечто, но совсем не то. Что заставило Кремль, полдня метаться и прокачивать нужный вариант дальнейшего поведения, как в информационном пространстве, так и на международной арене.

    Итак, турки сбили нарушителя. Не сбить — значило бы поощрить российских авиаторов на ещё более наглые нарушения, причем, вопрос о том, что сбить уже необходимо все равно возник бы, пусть и чуть позже. Далее последовала реакция России.



    Разбор реакции российских СМИ не очень интересен — она предсказуема. Основные тезисы выглядят так: во-первых, Эрдоган играет на обострение, дабы прикрыть внешним конфликтом внутренние проблемы.  Во-вторых, Эрдоган (именно так — не Турция вообще, а конкретно Реджеп Эрдоган, подобная обостренная персонификация очень характерна для российского понимания внешнеполитических процессов, застывшего на уровне Крымской войны 1853-56 г.г.)  пытается сорвать действия России в единой коалиции «Анти-ИГИЛ». «Анкару такой сценарий едва ли устраивает, ведь он подразумевает, что у власти в Сирии хотя бы на переходный период останется Башар Асад, а для президента Эрдогана его скорейшее свержение — основная цель, — пишет КоммерсантЪ. — Кроме того, суннитские радикалы, против которых направлены основные удары российских ВВС в Сирии, отнюдь не главный противник Анкары. Для нынешних властей Турции основные оппоненты — курды и «алавитский режим» в Дамаске. Как раз те, чьи позиции российское вмешательство в конфликт объективно усиливает».

    Чтобы понять жесткую реакцию Турции на российскую воздушную акробатику, необходимо вспомнить ещё и о том, что в сопредельных с Турцией районах Сирии ИГИЛ нет. Совсем нет. Эти районы заселены туркоманамисирийскими туркменами, или, чтобы было понятнее, этническими тюрками, говорящими на анатолийском диалекте турецкого языка. В Сирии это третий по численности народ, после арабов и курдов. Для турецкого общественного мнения туркоманы — самые что ни на есть прямые и бесспорные «зарубежные соотечественники» — ровно в том смысле, который в это понятие вкладывает Москва. В том числе, и в смысле фактора влияния.

    Основные места компактного проживания туркоманов — районы Алеппо и Латакии — именно там, куда, в основном, и направлены удары российской авиации. Которая бомбит туркоманов с исключительной жестокостью, делая ставку на уничтожение инфраструктуры и гражданского населения. Потому что районы проживания туркоманов — это районы, поставляющие людской ресурс для антиасадовских — но при этом не-ИГИЛовских сил. И Россия стремиться уничтожить тылы этих сил

    Кроме того, летом нынешнего года, при активном содействии турецкой разведки (MIT) разрозненные силы туркоманов начали объединяться в армию, основой которой стали возникшие чуть раньше «Отряды султана Мурада» (ОСМ).  Новая сила противостоит и Асаду, и ИГИЛ, и курдам. К последним у туркоманов есть список серьезных претензий в связи с практикуемыми курдами этническими чистками в регионах смешанного проживания.

    ОСМ уже отличились в боях с ИГИЛ, отвоевав, при поддержке турецких и американских ВВС, два населенных пункта на севере Сирии и вступив в «гонку к Алеппо». Причем, они опережают в этой гонке российско-асадовские войска, действовавшие совместно с иранским спецназом и с Хизбаллой, чье наступление на Алеппо захлебнулось.

    Именно в то время, когда турецкие ВВС сбили российский штурмовик, в Москву вылетел для переговоров король Иордании Абдалла II, чтобы от имени всей прозападной антиигиловской коалиции обговорить рамки приемлемого для действий России на Ближнем Востоке.



    И вот — внимание – на встрече с королем Иордании Абдаллой II — абсолютно прозападным лидером, но в то же время суннитом и королем в суннитской монархии, Путин заявляет о том, что уничтожение российского Су-24 на сирийско-турецкой границе было «ударом, который нам нанесли в спину пособники террористов».  

    Понятно, что на самого Абдаллу II версии Кремля никакого впечатления не произведут. Как не произведут они впечатления и на других западных лидеров. По сути, заявление Путина — это ультиматум Западу с требованием выбрать между Россией и Турцией, точнее — между российскими и турецкими интересами, облеченный в форму классического женского «или эта или я».

    При этом, Путин ещё раз дает понять, что говорить он будет только с США, а договариваться с  США — партнером Турции по международной коалиции, о предупреждении инцидентов в воздухе. Путин подчеркнул, что раньше Россия относилась к Турции не просто как к соседнему государству, но и как к дружественной стране», — цитируют Путина российские СМИ.

    Одновременно Путин интенсивно играет и на европейском поле, добиваясь поддержки ЕС, и, в первую очередь, Франции в ситуации созданного им выбора между Россией и Турцией.

    Но у заявлений Путина есть ещё и PR-составляющая.

    Пытаясь приписать Турцию — а также Катар, Польшу, и, разумеется, Украину, в союзники ИГИЛ, Путин воздействует на сознание не только российского, но и западного обывателя, а также обывателя из доиндустриального мира.

    Пока образованный Запад — политики и эксперты — смеялись над топорностью российской пропаганды, российские спецслужбы организовали филиалы российской мозгопромывочной индустрии, нацеленные как на Запад, так и на третий мир.



    Играя на популизме, на недовольстве местными властями, на плохой информированности «маленького человека» о событиях в окружающем мире, Россия выстроила достаточно эффективную систему СМИ, «клубов по интересам» фейковых, но достаточно горластых «экспертов», способных просто заглушить своим шумом реальное экспертное сообщество, а также разложить это сообщество,  внедрившись в него.

    Всё это, вместе взятое, представляет собой очень эффективный инструмент для ведения информационной войны, нацеленный в первую очередь на маргинальные слои общества, в том числе и на территории индустриальных стран. Это инструмент дает, среди прочего, и возможности для воздействия на результаты выборов, в том числе и западных.

    А это означает, что Россия, а точнее — спецслужбы России, получили возможность давить на политиков Запада посредством их же избирателей. И именно на них — на западных избирателей и направлен поток российских фальшивок, увязывающих в их сознании в единый узел далекий ИГИЛ и близкие теракты в Париже.

    И всё это — как внушает обывателю Россия — поддерживается совместными поставками оружия для ИГИЛ, которые осуществляются усилиями Польши, Украины, Турции, Катара и США. И уничтожение российского Су-24 турецкими ВВС тоже совершено в интересах ИГИЛ.  

    Возможные последствия такого промывания мозгов достаточно серьезны. Причем, судя по всему, на Западе всё ещё не оценили в полной мере всей серьезности ситуации — хотя стали к ней внимательно приглядываться в последнее время.

    С другой стороны, Турция тоже имеет в запасе некоторые ответные ходы, хотя и не столь эффективные. Как сообщается, один из членов экипажа бомбардировщика остался жив и попал в плен к туркоманам из ОСМ.

    Если это так, то его показания будут, вероятно, представлены на заседании Совбеза, посвященном варварским бомбежкам мирного населения прилегающих к Турции сирийских территорий. Опровергнуть на международном уровне обвинения в военном преступлении Москве будет сложно — их придется забалтывать и блокировать, а это вызовет в памяти европейцев кое-как замятую историю с МН17.



    Разумеется, для внутреннего употребления будет запущена версия о двух героях-интернационалистах, один из которых геройски погиб, а другой томится в ужасном плену — естественно, у «пособников ИГИЛ».  Но вне России это не сработает.

    Продолжение противостояния для России тоже не выход. Прямой конфликт с турецкими ВВС, и открытие ответного огня означает конфликт с НАТО — конечно, в НАТО не хотят такого обострения, и именно им Россия НАТО сейчас и стращает, но Турция, очевидно, готова идти до конца. А НАТО не отступится в нынешней обстановке от своих обязательств по отношению к союзнику — поскольку это будет означать его развал.

    В итоге, России придется работать строго по целям, согласованным с «партнерами». В видимой части событий, вероятнее всего, возникнут новые витки торга. Причем сразу по всем направлениям: вокруг сохранения Асада, по поводу отношения на Западе к действиям России на сирийском театре, и, в общем пакете отношения Запада к России в целом — также и по ситуации в Украине.

    Разумеется, независимо от исхода любых таких переговоров это не означает, что действия по дестабилизации ситуации в Сирии, в Украине, и в мире в целом, и, в частности,  действия по развалу и ослаблению нынешней антиИГИЛовской  коалиции, будут прекращены.  Напротив, они обязательно будут продолжены, причем, по всем направлениям.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив