Путин, питомец Горбатого

    Современная Россия — уголовное сообщество, паразитирующее на законопослушных людях

    Россия способствует появлению как можно большего числа уголовников Россия способствует появлению как можно большего числа уголовников


    Киев, Февраль 21 (Новый Регион, Сергей Ильченко) – Идеология и тактика «русского мира» полностью заимствованы из уголовной среды. Понимание этого факта делает понятной и предсказуемой как тактику Кремля, и выработку ответных мер.  

    «Гибридная война», развязанная Москвой против всего мира, требует продуманного ответа. Но, для того, чтобы научиться эффективно отвечать на российские вызовы, чтобы разработать успешную ответную тактику, симметричную или асимметричную, нужно, прежде всего, уловить основные принципы, на которых построена эта тактика россиян.

    1. «А вы докажите».

    Это очень старый подход, корни которого в происхождении нынешней российской власти. Как известно, ЧК, как, впрочем, и наиболее близкая к практической деятельности верхушка партии большевиков рекрутировалась, в основном, из уголовного мира. Джугашвили был грабителем банков, Дзержинский – профессиональным наемным убийцей – недаром их биографы крайне невнятны, когда речь идет о «допартийном» периоде их деятельности. Впрочем, за почти столетие мифотворчества были, разумеется выработаны и достаточно гладкие дежурные версии. Но в реальности советская власть имела абсолютно уголовное происхождение. Все не-уголовные элементы были постепенно выдавлены из её верхов примерно к 1930 году. Более того, в период всех кризисов советская, и впоследствии, российская власть снова и снова тесно смыкалась с уголовным миром, получая от него приток свежей кадровой крови.



    В целом, психология, мораль, и ценностный набор российских верхов абсолютно неотличимы от тех, что присущи уголовному миру. А вся тактика уголовников построена на том, что против них будут действовать исключительно законными методами, они же законами не стеснены, но поймать их за руку можно лишь собрав доказательства – причем их сбор тоже должен вестись в рамках закона!

    Вся демагогия Путина и Лаврова о том, что никаких российских войск в Украине нет, а есть какие-то люди, которые «решают военные вопросы» плюс ещё вооруженные шахтеры и добровольцы-отпускники, сдержать порыв которых Россия не в состоянии – вся эта «сказка» от начала и до конца укладывается в сценку с поимкой карманника Кирпича. Ту самую, из фильма «Место встречи изменить нельзя». Там же предлагается и эффективная контрметодика: Кирпич, продумавший свои действия в «законном» поле, оказался беззащитен перед ответным беззаконием. Ответ Жеглова – не единственный из возможных, могут быть и другие варианты, тоже вполне эффективные. Но и такой ответ – тоже весьма хорош, по крайней мере, с практической точки зрения.

    Пример: в оккупированном Россией Севастополе сняли фильм о «героях русской весны», который вызвал изрядный скандал. Фильм засветил незаконные действия Кремля –в то время, как в Москве пытаются придать видимость «народного волеизъявления».



    08:20 мин. — 09:38 без военной поддержки России и тайных операций у «народных героев» Крыма ничего бы не получилось;

    12:15 — слова Путина о том, что спецназ ГРУ обрезал спецсвязь украинских военных частей;

    14:30 — операцией по захвату Крыма руководил Олег Белавенцев, «полномочный представитель» Путина.

    Но в момент захвата Крыма кремлевские «кирпичи» кричали о полной законности своих действий, а Украина не была готова противопоставить их произволу – свой произвол.

    2. Вовлечение в криминальную деятельность «полезных лохов»

    Прежде всего — в качестве наводчиков и помощников, в этом качестве они являют собой очень полезный для уголовников, но, увы, расходный материал. После использования его без сожаления утилизируют. Пример: по данным СБУ порядка 90% его сотрудников, работавших к Крыму на момент аннексии, являлись агентами российской ФСБ. В Крыму работало 2,3 тыс. штатных сотрудников СБУ, после аннексии на материковую часть Украины вернулись только 215 человек. А по данным главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса по состоянию на 26-27 февраля 2014 года на территории Крыма было 20 тыс. 320 украинских военнослужащих. Из них на материковую часть Украины перебазировались 6 тыс. человек.



    Что стало с оставшимися, в общем-то, известно. Их мало-помалу вывозят из Крыма, и, по возможности, выводят в расход на Донбассе и в Сирии. То есть, «своими» для захватчиков они не стали. Мирное население Крыма тоже не стало для захватчиков «своим»: поучительно, что приезжие из России в разговорах между собой открыто называют крымчан «пленными».

    Случай Крыма – частный случай более общей тенденции. Ровно такими же лохами оказались все без исключения «граждане России, постоянно проживающие за рубежом». Судите сами. Полноправными россиянами они не являются: документ, дающий доступ к полному набору прав российского гражданина – внутренний паспорт. Много ли сейчас в России у гражданина прав – отдельный вопрос, рядовые граждане России в общем-то тоже лохи, которых использует криминальная власть. Но это уже немного другая тема.

    Дальнейшая судьба лоха, после его использования, блатных, повторяю, не волнует. Потому что лох не может быть для них своим. Лох для уголовника – пищевой ресурс, а не союзник. Именно такое отношение к «спасенным русскоязычным гражданам» в Крыму, к «гражданам России, постоянно проживающим за рубежом» и к «русскоязычному населению Донбасса» мы наблюдаем и со стороны России.



    3. «Воровская идея» и «воровская романтика»

    Идеология «русского мира» очень сходна по своей сути с набором установок, который предлагает вовлекаемым лохам и новичкам уголовный мир. Точно так же, как и уголовники, идеологи «русского мира» делят мир на своих и чужих, причем чужие находятся вне каких-либо моральных запретов. Вседозволенность по отношению к чужакам порождает пьянящее ощущение собственно силы. Неофиту предлагают выбор: либо стать одним из чужаков – и, как следствие, сразу же превратиться в добычу, либо принять законы воровского сообщества и войти в него, на первых порах — хотя бы краем, хотя бы как молчаливый союзник. Первый шаг неизбежно влечет за собой и все последующие. Это формирует вполне определенное сознание, причем, процесс формирования именно такого сознания на постсоветском пространстве проходит особенно успешно. Дело в том, что в советских и в постсоветских, особенно в современных российских условиях, выбор между сотрудничеством с уголовной средой и с государством, по сути, совершенно однозначен с точки зрения морали. И советское государство, и российское, по всем своим параметрам идентично уголовному миру. Как и уголовники, оно живет за счет ограбления и обмана основной массы обывателей, не включенных в уголовное сообщество. Эти рассуждения верны и по отношению к любому другому постсоветскому государству, но лишь в той степени, в какой его устройство похоже на российское. Российское же государство представляет собой эталонный случай власти, сосредоточенной в руках именно уголовных элементов, специфического сообщества с вполне определенной моралью, иерархией и принципами отбора для продвижения наверх.

    Нужно обладать весьма устойчивыми моральными принципами и навыком самостоятельного мышления, чтобы, оказавшись перед таким выбором, разглядеть ещё и «третье сословии» — обывателей, непричастных к криминальным группировкам. Впрочем, даже разглядев его, нельзя не увидеть, что «непричастные» аморфны, разобщены и что большая часть из них охотно сотрудничает при случае с любым из преступных сообществ – и государственным, и антигосударственным. Это обеспечивает «русскому миру», равно как и уголовному миру внутри России, огромный кадровый резерв, ограниченный лишь численностью российского населения в самой России. В этот же резерв входит и значительная часть «русскоговорящих» и культурно и ценностно ориентированных на Россию жителей бывшего СССР.



    Но вернемся к воровской идеологии. Одной из важнейших установок, внушаемой всем неофитам, является безальтернативность воровской жизни. Непричастный к воровскому сообществу либо причастен к государству – которое враждебно, презираемо, обвиняется во всех возможных грехах, но с которым продвинутые представители уголовной верхушки всегда состоят, как минимум, в договорных отношениях, либо вообще является никем, жалким одиночкой, неудачником, изгоем. Мобилизационные лозунги воровского мира и русских патриотов по смыслу и сути абсолютно идентичны. Кстати, Путин, воспринимается уголовниками как крутой вор, каковым он, в принципе, и является. По этой причине Путин чрезвычайно популярен в уголовной среде. Культ российского диктатора среди уголовников не только не уступает его официальному культу в рамках российской пропаганды, но и заметно превосходит его по степени эмоционального накала.

    4. «Начальник, он первый начал»

    Уголовники могут жить только паразитируя на окружающем их законопослушном мире. Они пренебрегают законами этого мира, когда обстоятельства им благоприятствуют, но охотно уходят под защиту закона, когда им грозит возмездие. Собственно говоря, это та единственная ниша, в которой может в принципе существовать уголовный мир. Умение создавать ситуации, когда явный бандит вдруг оказывается с формальной точки зрения «невинно пострадавшим», доведено в уголовном мире до степени высокого искусства.



    Ровно то же самое мы наблюдаем и в Кремле. Кремль раз за разом провоцировал Украину на полномасштабный вооруженный отпор, рассчитывая получить предлог для введения миротворцев для «защиты мирного населения» или для полномасштабной войны под предлогом «отражения украинской агрессии». Именно для того, чтобы получить такой предлог российские войска вели обстрелы украинских позиций с российской территории, провоцируя ответный огневой удар – а съемочные группы России-24 и LifeNews в ожидании этого ответного удара, нанесенного с украинской территории по территории России, были рядом, в состоянии полной готовности. Но по мере изменения отношения к России в мире и укрепления ВСУ, идея полномасштабной войны с Украиной стала неактуальной. На быстрый бросок до Киева и смену власти на российских штыках у Путина в 2014 году ещё могло хватить сил по причине слабости Украины. А на войну с Украиной в 2016 году ресурсов у Кремля уже нет. И обстрелы из России прекратились: риск получить ответку, хотя бы и по российской территории, стал слишком велик.

    5. Кошмарить лохов!

    Это ещё одна важная деталь уголовной тактики. Лох должен бояться заранее. Не только конкретных преступников, хоти и их тоже, причем, в первую очередь. Лох должен бояться всего. Неуверенность порождает усталость, она вынуждает лохов тратить ресурсы на охранные мероприятия, большинство из которых будут бесполезны, поскольку создавать охранные системы нужно на широком пространстве и на все случае жизни, а удар будет конкретным и точечным. Постоянный страх снижает волю к сопротивлению, и делает лохов более сговорчивыми в тех случаях, когда уголовники предлагают им посотрудничать.



    Очень удобна для создания такой обстановки всякого рода мелкая шпана, «бакланьё», эмбрион будущих мелких преступников, но ещё не преступники, а только склонные к такой эволюции. Вообще же, работе с молодежью – и в местах заключения, и на воле, уголовный мир уделяет самое серьезное внимание. Это один из важнейших вопросов для любого смотрящего, и никакой небрежности и самотека тут не допускается никогда. Подходящие, признанные перспективными, шпанята окружаются вниманием, просвещаются, воспитываются в «воровских традициях» и обкатываются на мелких акциях по закошмариванию лохов. Такие устремления культивируются и поощряются: это, во-первых, создает желательную для уголовников атмосферу в обществе, а, во-вторых, выявляет перспективную молодежь для дальнейшей работы с ней.

    Тактика России по отношению ко всему остальному миру ровно такая же. Тех, кого Россия может себе позволить безнаказанно прессовать силой, как сирийских повстанцев, она прессует силой. А там, где открытый прессинг невозможен, Россия всячески способствует появлению как можно большего числа асоциальных и склонных по этой причине к уголовщине, элементов. Пример: поощрение миграции в ЕС.

    Вопросы продвижения в ЕС мигрантов с Ближнего Востока и из Северной Африки находятся в центре внимания ФСБ РФ. Работники ФСБ уже засветились на продвижении таких мигрантов в Финляндию – но это, вне всякого сомнения, только верхушка айсберга. При этом, как показал финский случай, ФСБ помогает не всем подряд, а отбирает из потока мигрантов наиболее асоциальные и трудноадаптируемые элементы. Можно предположить, что в случае успешного внедрения их в качестве беженцев на Запад, российские спецслужбы будут вести их и в дальнейшем, и через различные благотворительные, религиозные и другие организации, подконтрольные им, продолжат работу с перспективными кадрами.



    Одновременно, Россия ведет интенсивную антииммигрантскую агитацию среди постоянных жителей западных стран, чтобы по максимуму загнать мигрантов в гетто, затруднить их социализацию, и увеличить вероятность их криминализации.

    Таким образом, современная Россия должна рассматриваться как уголовное сообщество, целью которого является паразитирование на законопослушной части человечества. Неважно, насколько такая оценка верна с точки зрения буквы международного законодательства, устава ООН и прочих формальностей. Важно то, что именно и только такой подход позволяет выработать верные тактики по отношению к России, успешно применив опыт, уже имеющийся в распоряжении человечества: опыт борьбы с организованной преступностью. Иными словами, помимо дипломатов, к разработке политики по отношению к России в целом, и к её отдельным лидерам, должны привлекаться также и специалисты в области уголовного розыска, пенитенциарной системы, и обязательно — психологи и социологи, специализирующиеся на изучении психологии преступного мира. Без их привлечения, причем, в самых широких масштабах, политика по отношению к России будет неэффективна. Это относится как к международным организациям, так и к отдельным странам, так или иначе вынужденным выстраивать отношения с Москвой. Причем, это относится не только к разрешению уже возникших конфликтных ситуаций, но и к вполне мирным переговорам – торговым, экономическим, политическим, к выработке совместных проектов и т.п. Исходить при этом нужно из трех главных принципов.

    1. Если вы сами – не уголовник, то с уголовниками вам лучше всего не иметь никаких общих дел вообще. Между ними и вами должны постоянно находиться специалисты из правоохранительных органов, имеющие соответствующую подготовку для работы с такого рода человеческим материалом. В случае с обычными бандитами – это полиция. В случае с Россией – США и НАТО.



    2. Если ситуация складывается так, что избежать общих дел с уголовниками никак невозможно – их объем, и вообще, объем любых контактов с уголовной средой должен быть жестко минимизирован. Причем, минимизация таких контактов должна быть не просто однократным решением – а постоянной вашей тактикой.

    3. Ведя дела и выстраивая договоренности – раз уж приходится это делать, постоянно помните о том, кто перед вами, кто для него вы, и какими жизненными принципами ваш визави руководствуется. Никогда не доверяйте уголовнику и не рассчитывайте на его порядочность. Исходите из того, что при малейшей возможности вы будете ограблены – и не давайте таких шансов, даже малейших.

    Вот, собственно и всё, что следует знать о сути «русского мира» и его идеях.

    Что касается финала, к которому должны прийти отношения России с остальным миром, то он тоже показан, причем, вполне исчерпывающе, в уже упомянутом фильме. Именно так всё и будет происходить с нынешним российским руководством. С самыми незначительными вариациями, поскольку, все уголовники, и все уголовные банды, в общем-то однотипны по своему устройству, и верные тактики по отношению к ним по этой причине стандартны. Кстати, заметьте: главарю скомандовали на выход не первому.  Сравните это с тем, как выстраиваются санкции по отношению лично к Путину, и к его окружению.

    Никакой приемлемой альтернативы последовательному и жесткому подведению России к такому финалу у остального мира просто нет. Неприемлемая альтернатива – это бесконечный уголовный ужас, накрывающий собой весь мир, все ниши нормального человеческого существования. Вам это не понравится, уверяю вас.

    И ещё: если у вас в городе легально работают какие-либо общественные организации, ориентированные на «русский мир», или проходят легальные встречи, на которые приезжают идеологи и пропагандисты «русского мира», то это абсолютно равнозначно легализации бандитских общаков и сходок уголовных авторитетов. Как по сути этих сообществ и проводимых ими мероприятий, так и по последствиям для жизни обычных граждан.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив