Невыученные уроки Молдовы

    Сегодня в Молдове вспоминают жертв конфликта на Днестре

    Трагические события на Днестре Трагические события на Днестре


    Кишинев, Март 02 (Новый Регион, Сергей Ильченко) — Митрополит Владимир лично провел церковную поминальную службу в память о погибших защитниках независимости и целостности Молдовы.

    Трагические события на Днестре начались 2 марта 1992 года, когда приднестровские казаки и гвардейцы напали на дубоссарский участок полиции, на тот момент, находившийся под контролем Кишинева. В дальнейшем, с помощью серии провокаций и информационных вбросов, большая часть которых в дальнейшем оказалась ложью, пророссийским силам удалось развязать войну на Днестре. Разумеется, на левом берегу, в Тирасполе, в ходу своя, прямо противоположная версия событий. И свой пантеон героев, разработанный и распропагандированный несравненно сильнее, чем в  Молдове.

    Молдова в первые годы независимости вообще не имела армии как таковой и даже не планировала её иметь. Основной удар на себя приняли подразделения полиции и карабинеров, а также немногочисленные и не очень эффективные добровольцы. Им пришлось противостоять значительно превосходящим в численности и оснащении казакам, наемникам из России и, увы, также из  Украины, военнослужащим 14-й армии России расположенной в Приднестровье. Тем не менее, только прямое вмешательство в конфликт российских войск привело к тому, что Молдове не удалось восстановить конституционный порядок в левобережных районах.



    Боевые столкновения продолжались до осени 1992 года. Точное количество погибших до сих пор не установлено. Официальная статистика Министерства обороны утверждает, что со стороны Кишинева погибло 300 военных и 400 гражданских лиц, со стороны Тирасполя потери превысили 800 человек. Несколько тысяч человек получили ранения.

    В приднестровском регионе уже более четверти века существует коррупционно-криминальный, агрессивно-националистический пророссийский режим.  Население региона регулярно подвергается репрессиям и чисткам по политическому, языковому и этническому признакам. За 25 лет существования «ПМР» численность населения левобережный районов по официальным данным сократилась более чем вдвое:  с 750 до 350 тысяч человек. Однако данные последней переписи, прошедшей в прошлом году, оказались настолько шокирующими, что Тирасполь поспешил засекретить их результаты. По неофициальным сведениям, просочившимся  из приднестровского КГБ, где тоже далеко не все довольны режимом, реальная численность населения Приднестровья не превышает на сегодняшний день 150 тысяч человек.  А заявления со стороны опрашиваемых о том, что они румыны, а не «молдаване», как того требует официальная пропаганда, и выступают за возврат «ПМР» в Молдову, а не за «единство  с Россией», были столь частым явлением, что списать его на «статистическую погрешность» не представляется возможным.  Скорее всего, реальных данных этой переписи мы не увидим вообще никогда, результаты начали подтасовывать и фальсифицировать ещё на этапах опроса.



    Тем не менее, уроки начала 90-х в Молдове так и остались невыученными.

    Ошибки Кишинева, приведшие к обострению национального противостояния, к переходу конфликта в военную фазу и к проигрышу войны не проанализированы, а большая часть документов того времени попросту уничтожена, поскольку содержала информацию, сильно компрометирующую видных молдавских политиков. Об этих ошибках можно говорить много, но важнейшей из них стал принципиальный отказ от диалога с русскоязычным населением, однозначно и безоговорочно списанным в «шовинистов», «потомков НКВДшников»,  и «наследию оккупации». Этот отказ фактически предоставил России огромные кадровые резервы, которыми она в полной мере и воспользовалась, а его последствия ощутимы до сих пор. Большая часть русскоязычного населения Молдовы до сих пор находится в «объятиях Русского мира», а проевропейская работа с ним до сих пор не ведется, причем принципиальный отказ от такой работы возведен фактически в ранг одной из основ государственной политики.

    Люстрация не проведена. Более того, уничтожены ключевые документы, что делает проведение люстрации в дальнейшем практически невозможным – по крайней мере, в полном объёме.

    Роль российской и пророссийской пропаганды не изучена и не оценена, меры противостояния ей не выработаны. Степень её опасности не осознана, информационная безопасность государства не обеспечена. В настоящее время в Молдове Россия контролирует порядка 80% СМИ.



    Поскольку ход событий, приведших к войне и сам конфликт, так и остались не изученными объективно, ложь левобережной и пророссийской пропаганды, обвинявшей и обвиняющей Молдову во всевозможных преступлениях не была  своевременно разоблачена. И в настоящее время уже канонизирована на левом берегу, войдя в школьные учебники истории в виде «общеизвестных фактов».

    Пророссийская «пятая колонна» а также приднестровские криминально-коррупционные структуры действуют в Молдове совершенно свободно, разлагая как молдавское общество, так и государственный аппарат, притом, на всех уровнях, а также представителей международных организаций. Степень этого разложения дошла до крайней черты. При этом  коррупционеры и криминал очень успешно используют сепаратистский Тирасполь и автономный Комрат как свои тыловые базы. Засилье в Кишиневе супердорогих машин с приднестровскими номерами, припаркованных у государственных учреждений, может не заметить только слепой.

    Беженцы, в том числе и политические беженцы из сепаратистского региона фактически брошены Молдовой на произвол судьбы, без какой-либо помощи и официального статуса.

    В результате, значительная часть молдавского общества на правом берегу Днестра до сих пор ностальгирует по СССР и готова голосовать за политику «сближения с Россией».  Нет ни внятной государственной политики по возвращению Приднестровья в Молдову, ни даже серьезного анализа того, какой объем «особых прав» может быть предоставлен бывшей ПМР в рамках молдавского проекта такого возвращения. Совершено не изучен и провальный в целом опыт «автономизации» другого мятежного региона – Гагаузии, возвращенной в Молдову на правах автономии и ставшей в итоге откровенно пророссийским анклавом, занимающим открыто антиевропейские позиции и пытающимся влиять в «пророссийском» направлении на курс Молдовы в целом.



    И, да, режим в Тирасполе. О нём стоит сказать особо. На первом этапе в приднестровском сопротивлении всё же имелась хотя бы некоторая доля справедливого народного возмущения, вызванная очевидными ошибками Кишинева. Однако за 25 лет «голос народа» был подавлен, а отстрел народных лидеров, искренне желавших мира, и потому вполне способных на каком-то этапе договориться с Кишиневом, начался ещё до широкомасштабного вооруженного конфликта. К власти пришла номенклатура Кремля, которая за 25 лет эволюционировала в уже совершенно откровенных, ничем не прикрытых бандитов. И «президент» Евгений Шевчук, и его окружение, и весь, за единичными исключениями, приднестровский политбомонд и вся верхушка управленцев, и силовики,  и  крупный бизнес — все эти люди являются на сегодняшний день совершенно однозначными уголовными преступниками. Никто другой в приднестровских верхах не выжил, и выжить не мог.  При этом в Молдове до сих пор нет ясного осознания того, с кем, собственно, им приходится иметь дело, ведя переговоры с тираспольской администрацией.

    В Украине, столкнувшейся сегодня с российской агрессией, с феноменом «ДНР» и «ЛНР», с информационной войной, которую ведет против Украины Кремль, часто спрашивают: а каков в этой области опыт Молдовы.  Отвечаю: опыт Молдовы в этой области – сугубо отрицательный.  Но его обязательно нужно изучать и очень подробно. Чтобы ни в коем случае не пытаться повторить что-то подобное у себя дома.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив