Миллиардище. Что кроется за арестом экс-премьера Молдовы

    Страна застыла в ожидании грандиозного шоу

    <p>Или перемен</p>

    Или перемен



    Кишинев-Киев, Октябрь 20 (Новый Регион, Сергей Ильченко) – Арест лидера Либерально-Демократической партии Молдовы Влада Филата как-то сразу вытеснил все прочие новости на второй план. Страна застыла в ожидании то ли перемен, то ли грандиозного шоу. Все его участники, включая даже Влада Филата, могут рассчитывать на крупные политические выигрыши. А публике покажут занимательное и поучительное зрелище. Впрочем, по порядку.

    Событие

    Лидер Либерал-Демократической партии (ЛДПМ) Влад Филат был лишен депутатской неприкосновенности на первом же пленарном заседании осенне-зимней сессии парламента Молдовы, и тут же помещен под арест на 72 часа. Очевидно, что именно под первое заседание всё это действо и готовилось. Групповая травля проходила азартно — многие из присутствующих понимали, что повернись дело немного иначе, и на расправу толпе, жаждущей увидеть падение вчерашнего полубога, высоко вознесенного над ней, могли бы кинуть и их. Так что осенне-зимняя сессия началась с хорошего драйва и ввела парламентариев в тонус.

    Филата рвали все вместе. За снятие с него депутатской неприкосновенности проголосовали 79 депутатов: полный состав фракций Коммунистической, Социалистической, Демократической и Либеральной партий, плюс покинувший ЛДПМ Юрие Лянкэ. Сам факт такой образцо-показательной, 100%-й явки на пленарное заседание — само по себе очень необычен. Что касается фракции ЛДПМ, то она, во главе с Филатом ушла из зала до начала голосования. Перед уходом Филат выступил с заявлением о том, что на время его нахождения под следствием партию будет возглавлять Валерий Стрелец, действующий премьер-министр. Держался Филат очень спокойно. Впрочем, он почти наверняка тоже знал о готовящемся снятии иммунитета и аресте, и мог подготовиться заранее.



    Запрос о лишении Филата депутатского иммунитета поступил от генерального прокурора Корнелиу Гурина. Обвинение построено на показаниях Илана Шора — бизнесмена, и с недавнего времени примара Оргеева. Согласно показаниям Шора, Филат, находясь в должности премьер-министра, якобы вымогал и получил от него крупные суммы за прекращение проверок в принадлежащей ему компании «Dufremol», которая является оператором беспошлинной торговли в Молдове, за назначение Шора почетным консулом Молдовы в России, и за предоставление ему права на реализацию нефтепродуктов. В общей сложности речь шла о сумме в 60 млн долларов.

    Кроме того, по утверждению Шора, Влад Филат требовал у него передачи материальных активов и денежных средств на сумму более 190 млн долларов в обмен на лоббирование принятия решений и нормативных актов, необходимых для обеспечения дополнительной эмиссии акций Банка де Економие (BEM), что привело к уменьшению пакета акций, находящегося в госсобственности, и к получению контроля над BEM Иланом Шором, что и дало ему возможность влиять на деятельность и решения банка. С последствиями, которые не то чтобы всем известны в подробностях — но у всех на слуху. Передал или не передал Шор эти активы по факту — из опубликованных материалов не вполне ясно.

    Весной нынешнего года Шор уже задерживался по делу BEM, и некоторое время находился под домашним арестом. А в конце сентября всё тот же Корнелиу Гурин, выступая по государственному телевидению, выражал недоумение по поводу того, что Шор остается на свободе.

    «Я сам задаю себе этот вопрос – почему создалась ситуация, когда практически не применяется ни одна мера пресечения», — заявил тогда Гурин.

    Можно предположить, что Шор, оценив перспективы дальнейшего хода следствия и тот интерес, который проявляют к этому делу в ЕС, в какой-то момент предпочел сыграть на опережение и получить статус главного свидетеля, вместе с гарантиями, предусмотренными для такого случая. По версии Генпрокуратуры это произошло 12 октября. А последний по времени «занос» по утверждению Илана Шора состоялся 10 октября: передача денег прошла в штаб-квартире ЛДПМ, в рабочем кабинете Влада Филата, где Шор передал ему якобы 20 миллионов леев наличными, по требованию Филата «на нужды партии». Купюрами по 1000 и 500 леев. 

    Задник

    Арест Филата произошел в то время, когда две пророссийские партии: одна парламентская — Партия Социалистов Игоря Додона, а другая внепарламентская — «Наша партия» Ренато Усатого, уже почти месяц пытаются раскачать ситуацию в Молдове, заявив о досрочных выборах как одной из важнейших своих целей. Одновременно в Кишиневе уже почти два месяца проходит и второй, проевропейский протест, в целом, аналогичный по своим лозунгам: досрочные выборы, отставка президента, расследование «дела о миллиарде». Митинг организован  «Платформой DA» — аморфной «группой граждан» неопределенного состава, и без сколь-нибудь ясной программы, выступающей за всё хорошее и против всего плохого. Но, в отличие от ПСРМ-НП, ДА-ки поддерживают проевропейский курс Молдовы. Источники финансирования «Платформы» скрыты, но многие признаки указывают на двух бизнесменов по фамилии Цопа, вынужденных покинуть Молдову несколько лет назад по стандартному набору обвинений: рейдерство, сложная кредитная история.

    Отношения между двумя протестными лагерями — ПСРМ-НП и ДА довольно прохладные. Сторонники ПСРМ-НП воздерживались от антиевропейских лозунгов, упирая на борьбу с коррупцией, а ДА старалась не замечать их пророссийской ориентации. Однако 15 октября антиевропейские лозунги звучали в речах ораторов, выступавших перед парламентом, уже в полную силу.



    При этом, в действиях лидеров пророссийских партий четко обозначилась специализация. Додон, будучи депутатом парламента и лидером парламентской фракции ПСРМ, отошел от уличных акций пророссийского блока, которые в последнее время всё больше напоминают злостное хулиганство. А внепарламентский Усатый, избранный летом мэром города Бельцы, лично возглавил уличные протесты. Причем, он явно играет на их максимальную радикализацию. Рано или поздно это окончится попыткой его ареста — но вопрос в том, на каком уровне будет принято решение. К примеру, если постановление об аресте вынесут на уровне Кишинева, Усатый укроется в Бельцах и будет через своих адвокатов опротестовывать это решение в судах, что в сочетании с уличными протестами станет замечательным шоу. Массовка у него, к слову, тоже в основном привозная, бельцкая — по крайней мере её активное ядро. Это, к слову, о том, кто отравляет жизнь кишиневцам, перекрывая улицы в час пик. Решительные же действия на республиканском уровне, со стороны, к примеру, со стороны Генеральной прокуратуры, в сложившейся ситуации маловероятны. И потому, Усатый играет в революцию ничего, в общем-то, не опасаясь.   В свою очередь, Додон, используя свои полномочия, стремится по максимуму раскачать ситуацию в парламенте.



    Реакция полиции на действия протестующих более, чем осторожная. Скорее всего, руководство МВД просто не хочет ввязываться в политические разборки. Старт Филата к креслу премьера тоже начался с уголовного дела об организации массовых беспорядков в апреле 2009 года, и кое-кто из особо ретивых полицейских чинов в результате потом сожалел о своей ретивости. И в МВД об этом не забыли, и сделали выводы для себя. А никаких других рычагов воздействия на уличный протест, кроме полиции у властей сегодня нет. Политический диалог не идет: ни ПСРМ-НП, ни DA, его особо не хотят, им выгоднее продолжать стояние на площади. А власти к нему не готовы, в первую очередь по причине своей фрагментарности. Потому что кабинет министров создан по квотам внутри парламентского большинства, а это означает, что каждое министерство и ведомство работает, прежде всего, в интересах своей партии. Власть не может выработать единую позицию ни по какому вопросу — в том числе и на переговорах с протестующими. Как следствие, все попытки диалога за столом переговоров между властью и оппозицией срывались, и будут срываться.

    Можно ли верить показаниям Шора?

    Нет, нельзя. В опубликованных десяти страницах показаний примара Оргеева масса нестыковок и несообразностей. Есть, правда, ещё 148 страниц его показаний, засекреченных прокуратурой, а также несколько сот документов, якобы подтверждающих его слова. Но документы можно толковать по-разному, в них нигде не написано прямо, что данный платеж осуществлен в рамках взятки премьер-министру. И 148 засекреченных страниц никто не видел. А вот опубликованные показания Шора представляются сомнительными уже по причинам самого общего характера.

    Начнем с того, что в кредитной афере с выводом из Молдовы «миллиарда чего-то там» было задействовано, чисто технически, по меньшей мере, 2-3 тысячи человек, каждый из которых откусил от неё свою долю. Любого из них можно смело арестовывать и отдавать под суд.  Более того, единой аферы, по единому плану, судя по всему, вообще не существовало. А просто Зинаида Гречаная, ныне депутат ПСРМ, голосовавшая, к слову, за снятие с Филата депутатской неприкосновенности, в бытность свою премьером немного пролоббировала интересы фирмы своего мужа. В результате в законодательстве Молдовы появилась лазейка, которой и воспользовались впоследствии множество людей. И пользоваться ей начали ещё при премьерстве Гречаной.

    Кстати, миллиард чего именно был выведен из Молдовы — до сих пор неясно.

    Скандал начался со вскрывшейся истории о выводе из BEM примерно миллиарда леев. То есть, по нынешнему курсу, что-то около 50 млн долларов, причем ни одна транзакция — а это минимум три, а то и четыре обвиняемых по отдельному уголовному делу, не превышала 300 тысяч леев.

    Допустим, что показания Шора правдивы. Тогда, во-первых, где четверть миллиарда долларов? Это такая сумма, перемещение которой было бы отслежено всеми. Во-вторых, какова была прибыль Шора от этих незаконных действий, если только взяток он раздал на четверть миллиарда? На чем он поднимал такие деньги в Молдове? В-третьих, что побудило его 10 октября отдать Филату 20 миллионов леев — это чуть меньше миллиона долларов. Филат уже не настолько влиятелен, как в бытность свою премьером — так за какие же услуги, в настоящем или в будущем, мог ему платить Шор?

    Конечно, Филат мог содействовать хищениям косвенно: кто-то из его окружения участвовал в этих схемах, а он его прикрывал, и отводил от него уголовное преследование, не особенно разбираясь в сути дела, а просто потому, что этот кто-то — свой, то есть, действуя в рамках классической клиентеллы. Но это Молдова. Она вся так устроена. И, как уже показало расследование, подобные обвинения можно предъявить очень многим. «Дело о миллиарде» выявило абсолютную коррумпированность всей верхушки Молдовы — и в этом его главная знаковая суть.



    Но вернемся к показаниям Шора. Филат, даже будучи премьером, просто не обладал необходимым объемом полномочий, чтобы единолично выполнить все заказы, якобы проплаченные Шором — исходя из того, что Шор сообщил в своих показаниях. В самом лучшем случае он мог бы — чисто теоретически — выступить в роли посредника. Для реализации «заказа» Шора, который он по его словам оплатил, понадобилось бы как минимум 4-5 влиятельных фигур, причем пофамильно они вычисляются очень легко. И все они на свободе.

    А Шор сидит в «деле о миллиарде», что называется, по уши. Он, конечно, не единственный виновник. Но, и это как минимум, он входит в первую 10-ку ключевых фигур. И дело уже приобрело общеевропейскую известность, то есть, отсидеться в Германии, как это удалось Цопам, у Шора не получится. И в Оргееве забаррикадироваться — тоже не получится. И даже в Израиле укрыться не получится. В Молдову, Шора, конечно, не выдадут, но на месте посадят, там тоже не любят банковских аферистов. И возможность спрятаться за статус ключевого свидетеля, пошедшего на сделку с правосудием, для него — настоящий подарок судьбы. То есть Шор — явно заинтересованное лицо, и строить обвинение на одних только его показаниях — абсурдно. Нужно что-то посущественней.

    Другие игроки

    Конечно, под Филата копали довольно давно, причем с нескольких сторон. Впрочем, в молдавских политических раскладах, тесно переплетенных с бизнесом, ситуация войны всех против всех — дело обычное.

    Все игроки накопили друг на друга горы компромата. Разобраться в этих хитросплетениях, и увидеть всю картину в целом неспециалисту просто невозможно. Да и специалисту это довольно сложно — на создание мало-мальски полной картины всеобщей коррупции, даже при полном доступе ко всей известной информации, и на написание хоть сколь-нибудь внятного доклада, доступного читателю0неспециалисту, потребовались бы годы труда. За это время представленная информация уже успела бы значительно устареть. Иными словами, всеобщая коррупция в Молдове настолько объемна, влиятельна и настолько пронизывает все слои общества, что охватить этот Универсум одним взглядом невозможно.



    В основе всякого крупного состояния лежит преступление. Не бывает ни политиков, ни миллионеров с безупречной биографией. И нет смысла искать то, чего нет в природе. Власть — это защита интересов. И относиться к ней нужно прагматично, без тени морализаторства.

    Каковы плюсы Филата — с чисто прагматической точки зрения?

    - Он не замечен в причастности к совместному бизнесу с верхушкой непризнанной ПМР.

    - Он не очень склонен к соглашательству с Россией. 

    - Филат — лидер и кошелек ЛДПМ. А ЛДПМ обладает разветвленными партийными структурами. Она выросла в довольно большую партию. Это дает возможность обеспечить некоторую цельность власти на разных уровнях, в противовес партийной раздробленности.

    Иными словами, политик Филат — фактор, способствующий европеизации Молдовы и укреплению молдавской государственности. Конечно, эти качества — не единственные. И они становятся заметны только при сравнении его с другими политическими лидерами — и с их отношением к совместному бизнесу с ПМР, к компромиссам между пророссийским и проевропейским курсом и к перманентной смене векторов развития с ЕС на Россию и обратно. Речь не о виновности или невиновности Филата. Вопросом в другом: кто был заинтересован в его посадке больше всех остальных? Те, кто искренне хочет расследования «дела о миллиарде» — или те, кто хотел бы, чтобы и это дело, и множество других дел были бы навсегда похоронены и уведены в тень. И ещё вопрос: кто — первые или вторые — обладают достаточным влиянием, чтобы организовать снятие с Филата депутатского иммунитета 79 голосами «за»?

    Вот ещё несколько фактов.

    Самую большую радость по поводу ареста Филата выражают российские и пророссийские СМИ. Их радость столь велика, что они окончательно отбросили уже все приличия, и совершенно не стесняются в выражениях.



    Премьер-министр Валерий Стрелец, подсменивший Филата на посту председателя ЛДПМ, рьяно взялся за расследование банковской аферы с «миллиардом». Он также достаточно непримиримо относится к непризнанной ПМР, и к теневым бизнес-схемам с её участием.

    Филат — близкий друг нынешнего губернатора Одесской области Михаила Саакашвили. И Стрельцу, второму, после Филата, лицу в ЛДПМ, это давало дополнительные возможности вредить приднестровскому бизнесу молдавских коррупционеров. Например, инициировав расследование деятельности фирмы-прокладки «Энергокапитал», через которую электроэнергия, вырабатываемая на МолдГРЭС в Днестровске из украденного у Молдовы газа, продается в Молдову же по цене в 5,5 раз превышающей отпускную цену МолдГРЭС, а разница выводится в оффшор.

    Другой фактор, спровоцировавший арест Филата вызван недовольством Молдовой в Евросоюзе.  В ЕС всё громче и громче говорят об абсолютной коррумпированности молдавских элит. И в США, где отдают себе отчет, что любая коррупционная дыра рано или поздно становится базой для криминала и терроризма, тоже Молдовой уже интересуются. Пока, правда, больше присматриваются — но, судя по всему, период смотрин подходит к концу. Тем более что Молдова, подписав соглашение об Ассоциации с ЕС, взяла на себя определенные обязательства. При этом брюссельские и американские прокуроры не поддаются контролю олигархов из Молдовы. И когда они за Молдову всё-таки возьмутся — а по многим признакам это может случиться очень скоро, то многие влиятельные люди могут попасть в неловкую ситуацию. И эти  люди напряженно думают, как отсрочить этот неприятный момент.

    Очередная смена вектора и уход под крыло России не решают проблем. Во-первых, все счета и активы на Западе, а во-вторых, попасть в российские объятия молдавские олигархи тоже не хотят, понимая что в России их ждет участь Остапа Бендера при переходе по замерзшему Днестру советско-румынской границы.

    Отсрочить неприятный финал можно одним способом: поставить Молдову на ребро и заставить катиться, как монетку. Где решка, с номиналом — твердый европейский курс. А орел — возврат в сферу влияния России. И пока монетка будет катиться, раскачиваясь, но, не падая, ни одна из сторон, связываться с местными коррупционерами не станет, боясь сыграть на руку другой стороне. Следовательно, монетка должна катиться как можно дольше.  И, как только возникает ситуация, что она может вот-вот упасть, причем, на любую из сторон, ей надо придавать новый импульс, чтобы она катилась дальше.    

    В этом сценарии заинтересованы сегодня все силы, играющие на раскачку ситуации. Потому что определенность ситуации — причем, определенность любая, в любую сторону, им объективно невыгодна. Кому будут нужны Додон и Усатый после окончательного закрытия европейского проекта в Молдове, если такое случится? Никому. Они сыграют свою роль и будут сокращены за ненадобностью. Разумеется, окончательное торжество европейской ориентации их тоже не устраивает. Их уволят и снимут с довольствия и в этом случае, но уже не по сокращению штатов, а за профнепригодность. А вот зыбкая неопределенность им выгодна. Как выгодна она и для Платформы DA — там просто полюсность ситуации противоположная. Как выгодна она и для олигархов, которые хотят бизнес делать в Европе, и защищать свою собственность в рамках common law, а дома быть свободными от условностей, по принципу моя страна — моя крепость.



    Арест Филата и есть такой импульс, от которого всё трясется и грозится обрушиться. Хлипкая парламентская коалиция ходит ходуном. ЛДПМ достаточно влиятельна, чтобы, в свою очередь, инспирировать снятие с должности отдачу под суд нескольких грешников из других партий. Но, лишенная лидера, она сможет нацелиться только на грешников второго-третьего ряда. Вроде директора Национального центра по борьбе с коррупцией Виорела Кетрару, отставки которого уже потребовал премьер Стрелец. Возможно ещё кого-то, такого же уровня. Двух-трех из таких арестантов могут даже, по взаимной договоренности, принести в жертву, осудить и посадить на какое-то время. Это понравится в Евросоюзе. Это понравится маргинальной толпе в палатках — что на площади, что напротив парламента. И когда все перечисленные испытают в полной мере социально-политический оргазм по поводу того что «коррупционеров сажают», сидельцев без особого шума выпустят и они тихонько исчезнут из Молдовы. Мир велик, и в нем есть много теплых пляжей и красивых видов… 

    Прояснив, таким образом, общую картину, попробуем спрогнозировать дальнейшее развитие событий вокруг ареста Влада Филата.

    Прогноз

    Филата не закуют в кандалы, не посадят в СИЗО, и не осудят. По нескольким причинам. Во-первых, такая цель не стоит, и не стояла с самого начала. Цель другая — лишить Филата политического влияния. И даже не совсем лишить, а выстроить над ним крепкий потолок, ограничивающий его политический рост. Выбить его отовсюду, и загнать в относительную политическую изоляцию. В том числе, и в плане европейских контактов. Цель достигнута — по крайней мере, в ближнесрочной перспективе.

    Филата посадят на какое-то время под домашний арест, как когда-то Шора. Шор где-то прячется, и будет прятаться ещё какое-то время. Ему тоже позволят соскочить на своих показаниях как ключевому свидетелю, но сами показания мало-помалу развалятся. Останутся 3-4 малозначительных эпизода, которые, тем не менее, позволят держать на крючке Филата, а версия о четверти миллиарда взяток рассеется, как дым.

    Дожимать Филата не станут ещё по одной причине: он много знает, и если он действительно начнет давать показания, и сделает это публично, да ещё и перед представителями ЕС и правоохранительных органов Евросоюза,  то ад разверзнется, и поглотит всю молдавскую верхушку. И Филат уже недвусмысленно намекнул, что, мол, не будите лиха —  я, конечно, ни в чем не виноват, но мне есть о чем поговорить и что рассказать. И те, кто могут стать героями его рассказов, его наверняка услышали.

    Поэтому, ход следствия будет сугубо договорным. Филат проведет какое-то время под домашним арестом. Потом тихо выйдет, и, возможно, даже вернется в парламент. Либо, что более вероятно, сложит с себя депутатские полномочия и уйдет в тень. Как ушел из политики и Влад Плахотнюк, последовательно отказавшийся сначала от парламентского мандата, а затем и от поста зам.председателя Демпартии. В Молдову приходит понимание того, что бизнесмены по роду своей деятельности слишком уязвимы для занятий политикой лично. Им следует нанимать для этого специально обученных людей. Это вполне, кстати, европейский подход.

    Разборки с Приднестровьем будут спущены на тормозах, дела прикрыты, весь совместный бизнес с Тирасполем сохранен. Давление на Тирасполь снизится до разумного градуса, чтобы с одной стороны оно не мешало бизнесу, с другой — можно было показать кому надо, старание, огромные усилия и достигнутые успехи. Население ПМР будет потихоньку вымирать с голода, политзеки в Тирасполе  — сидеть, как и сейчас сидят. Семейка Шевчуков-Штанских, российские миротворцы, людоеды из КГБ ПМР — все останутся на своих местах. Но это уже технические детали.



    Досрочных выборов не будет — но будет их непрерывное ожидание. Скорее всего, не будет и отставки нынешнего Кабмина, и все планы по оздоровлению ситуации будут сворачиваться руками тех же, кто пытался провести их в жизнь. Но ожидание того, что что-то вот-вот произойдет, надолго повиснет в воздухе. Этим воспользуются все, кто только может — и пророссийские ПСРМ-НП, и платформа «Достоинство и Правда» — и добьется финансирования от всех спонсоров, от каких только возможно.

    ЕС будет недоволен Молдовой, но, опасаясь усугубить и без того аховую ситуацию грубым вмешательством, не станет ни на чём настаивать, сдержанно похвалит правительство за усилия по борьбе с коррупцией, и безвизовый режим всё-таки не отменит.

    Где могут быть неожиданности? И где их быть не может

    Молдавские политические реалии похожи на качели. Сейчас Влад Филат находится в нижней точки траектории. Он опустился вниз, но набрал скорость. ЛДПМ сплотится и избавится от ненадежных попутчиков. Осужден по суду Филат не будет, значит, при должном пиаре, он вполне может получить имидж невинно оклеветанного страдальца за правду. С учетом сомнительности показаний Шора, этот имидж можно будет подпереть хорошей подоборкой фактов.  Иными словами, попытка изолировать Филата может обернуться усилением его позиций. Так что игра только начинается — и здесь, собственно, и лежит весь набор возможных неожиданностей.

    В чем можно быть уверенным совершенно точно — так это в том, что правящая коалиция не распадется. Не знаю, рассчитывает ли Игорь Додон на её распад всерьез, или это просто обещание, рассчитанное на его московских кураторов, но этого не будет. До новых выборов парламента. Инстинкт самосохранения пересилит взаимную неприязнь всех участников шоу «Найди миллиард».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив