Юлия Архипова: Что будет с российскими политэмигрантами в Украине

    Киев стал главным форпостом глобального сопротивления путинизму. Как минимум, если судить по количеству жизней, отданных людьми за это сопротивление.



    Киев, Сентябрь 03 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – Свою колонку после гибели журналиста Александра Щетинина Андрей Окара озаглавил громко: «Конец российской политэмиграции в Украину». Ожидает ли российскую политэмиграцию «конец» или всё только начинается, на мой взгляд, вопрос открытый, – пишет руководитель проекта EmigRussia.org Юлия Архипова в колонке для «Нового Времени». – Есть сотни, а, возможно, тысячи людей, которые уезжают из России в Украину. Даже если у них нет территориального происхождения, родственников или друзей, договоренностей о работе или учебе.

    За три месяца после запуска проекта EmigRussia нам с вопросами о переезде написала сотня людей. Потому что в России, давайте будем честными друг с другом, жить становится все более невыносимо, особенно тем людям, которые больше не могут слышать бесконечное «ну вы же всё понимаете». Не хотят люди понимать, что результаты выборов заранее спущены из Администрации президента в Центризбирком. Что накопительная часть пенсий будет заморожена, что больницы будут закрыты, что надо срочно строить Керченский мост и увеличить смету еще на пару десятков миллиардов долларов. Что можно сажать в тюрьму за стояния с плакатами и репосты ВКонтакте. Люди не хотят понимать, что их тоже могут просто так посадить.

    В Украине эти люди устраиваются на работу журналистами, программистами и экономистами, создают собственные стартапы, в том числе, в сфере медиа, работают на фрилансе. Кто-то не вписывается в общественно-политический ландшафт и зарабатывает себе на жизнь неквалифицированным трудом. Эти люди ничего не хотят от государства, которое автор называет «тормозным и неэффективным», кроме адекватной процедуры легализации. А в процедуре оформления документов, позволяющих проживать в Украине, в случае наличия оснований для получения вида на жительство или гражданства нет никаких сложностей, кроме, пожалуй, поиска прописки и подачи документов в срок. Хотя, само собой, система всё ещё полна бюрократических пережитков советского прошлого. Совсем по-другому дела обстоят с получением убежища, но это уже совсем другая история.

    Что, помимо адекватной процедуры легализации, должно сделать украинское государство для россиян, если это государство обороняется от России на востоке и должно, в первую очередь, заботиться об интересах более чем 1 700 000 внутренне перемещенных лиц? Странно быть россиянином, который переезжает в Украину, но не осознает эти достаточно очевидные вещи.

    Странно требовать к себе особого внимания только потому, что ты переехал в Украину из страны-агрессора.



    Кристаллизация же российской продемократической диаспоры в разных странах, не только в Украине, только начинается. Потому что в первые годы эмигранты, российские или не российские, заняты работой и интеграцией – это закономерность. То же самое происходит в Вашингтоне, Вильнюсе, Праге, Берлине: эмигранты начинают искать способы и инструменты для влияния на Россию извне. Не стоит в этом контексте надеяться на то, что Киев станет «центром», но сильным элементом в сети стать может. Это вопрос не наличия поддержки со стороны государства, но вопрос инициативности самих эмигрантов. И Шеремет, и Щетинин, были более чем инициативными людьми, своеобразными хабами, вокруг которых бурлила жизнь и велось обсуждение, в том числе, российских проблем. То, что их с нами больше нет, большая потеря. Но это не говорит о том, что всё пропало. Более того, мы, эмигрировавшие россияне, должны приложить все усилия для того, чтобы всё только началось.

    «И очевидно, что, несмотря на истинные цели убийства Шеремета и, несмотря на то, из какой страны заказчик ликвидации журналиста, оно будет по полной программе использоваться Кремлём в целях пропаганды. Как «картинка» для зомбоящика – для своего российского электората, а также для трансляции на Запад», – написал Щетинин на своей странице в Facebook после убийства Павла Шеремета.

    Заявления о том, что эти смерти «могут вообще закрыть тему Украины как главной цитадели сопротивления Кремлю, как места самоорганизации россиян против российского же деспотизма» – это неуважение к тому, в первую очередь, что делали Шеремет и Щетинин последние десять лет. То есть к противодействию пропаганде Кремля.

    И, если автор еще не заметил, Киев стал главным форпостом глобального сопротивления путинизму. Как минимум, если судить по количеству жизней, отданных людьми за это сопротивление.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив