Так что на самом деле сказал Путин?

    Экспертный анализ от доктора филологических наук

    Результат анализа. Фото Гасана Гусейнова. Результат анализа. Фото Гасана Гусейнова.


    Киев, Декабрь 07 (Новый Регион, Анатолий Васильев) – Традиционное послание президента Владимира Путина говорит о многом и ничего не говорит. Суть и сакральную кузькину мать в речи президента искал доктор филологических наук, профессор Высшей школы экономики (Москва) Гасан Гусейнов в своей статье для «Голоса со всего мира».

    Другая Россия Украины

    Продолжительность жизни одного человека – ничтожно малый отрезок в истории языка. Но ведь бывает так, что и всего на несколько дней падают малозаметные события, которые помогают заглянуть вперед. Конечно, сами мы не увидим этого будущего, но кто-то там посмеется над нашей наивностью или порадуется нашей прозорливости. Попробуем закинуть в океан времени нашу бутылку с тремя записками.

    Записка первая. Одна таксомоторная компания в Москве решила переименовывать своих водителей с нерусскими именами. Делали они это, правда, как-то топорно. Нет чтобы назвать Хасана, скажем, Гришей. Летом 1974 года меня так для своего удобства называл крепкий хозяин в молдавских Кодрах, где мы с будущей женой несколько дней снимали комнату. Справедливости ради должен сказать, что сам я был не лучше, и за глаза называл старика «Мититеем» – в честь молдавского мясного блюда.

    Но вот сорок лет спустя московская таксомоторная компания переименовала моего почти тезку Хасана в Христофора. Чудесное греческое имя, конечно, не менее чуждо нынешнему русскому уху. Но чего хочет от него сумеречное сознание таксомоторных московских ономатетов? Правильно – религиозной-культурной определенности. Всех этих Аликов, Махмудов и Хасанов стало слишком много. Но и Саши с Ванями как-то слишком просты, Русланы – подозрительны, вот и приходится тянуться к почти небывалому, к тому самому сакральному, на которое напирал в своей речи на этой неделе глава государства, когда говорил об особых правах России на как бы греческий Херсонес.

    Носителям русского языка стало тесно в предложенных границах.



    Славянское братство с Мыколой или Олександром временно отменяется. Нужна перекличка с далекой и чистой верой предков. Где-то там, в занебесной дали Эллады.

    Записка вторая. Российские СМИ с нескрываемым злорадством сообщили, что премьер-министру Украины Арсению Яценюку пришлось вести первое заседание нового кабинета министров на русском языке, поскольку, мол, один из министров-иностранцев, грузин, украинского (пока) не освоил. Он мог бы, читаем мы в газетах, общаться по-английски, но тогда за бортом обсуждения остались бы некоторые другие члены правительства. В итоге перешли на русский.

    Российские СМИ порадовались, было, а потом перестали. Ведь теперь все труднее будет скрывать, что конфликт в Украине идет не по линии языка, а по линии политической культуры. Русскоязычных украинцев, или граждан Украины, первым материнским языком которых является русский, может быть, больше, чем украинцев украиноязычных. Но большинство тех и других защищают свою страну от нынешней Эрэфии. Иногда – таким слабым и не очень подходящим средством, как общий их с Россией язык. От чего они защищаются? От того большого (и даже, может быть, большего) осколка исторической России, который там и сям ищет способ изобразить из себя сразу всю эту историческую империю – от Екатерининских до Брежневских времен. И вот показалось правителям нашей Эрэфии, что можно вернуть, отобрав у других сонаследников, хоть что-то. А поскольку ни гражданских, ни политических, ни, тем более, юридических аргументов для такого возвращения нет, а есть только эмоциональные, приходится обосновывать свой разбой прямой санкцией свыше. Расступись, мелюзга, идут защитники сакральных ценностей. Не путайся под ногами, Гейропа, когда духовность «шагает по планете».

    Этим претензиям на особое сакральное право Российской Федерации куражиться на бывшем пространстве СССР всячески потакают выжившие из ума политики в странах, непосредственно с РФ не граничащих.



    Потакают политики, эмоционально не справляющиеся с теми же пост-колониальными напастями, что и у постсоветской Россия. Во Франции, например, полно собирательных арабов из бывших колоний в Северной Африке. В Германии некоторым досаждают турки, бывшие советские или балканские иммигранты. В России многим кажется избыточным присутствие выходцев из российско-советских колоний в Центральной Азии или на Южном Кавказе.

    И вот уже некто целое столетие говорит на твоем языке, но еще не принят тобой в качестве согражданина. И это понятно: раз и навсегда всем научиться вести себя с этими чужаками, как с ровней, невозможно. Как невозможно раз и навсегда учредить идеальную форму правления с автоматически обновляемыми демократическими институтами. Это – постоянный рабочий процесс. Потому что в каждой, даже цивилизованной, стране всегда найдутся такие, которые потребуют от Хасанов либо переименоваться в Христофоров, либо убираться в свою Хасанию, Алжирию или Турчинию.

    Но наша бутылка, отправляемая в будущее, будет не полна без третьей записки. Напишу ее на том варианте русского языка, которым пользуется отряд главного борца Российской Федерации за имперское будущее. Монарха ведь всегда окружает свита. А монарха, располагающего самой разветвленной сетью СМИ, окружает еще и спецсвита спецспичрайтеров. Говорят, их несколько. Говорят даже, что они, подобно евнухам в гареме султана, бьются за каждую строчку в «послании свыше».

    Вот почему выходящий из-под их коллективного пера опус так трудно, говорят, анализировать. Это только произносит речь один человек, а распутывать сказанное предстоит слушателю. В том, говорят, и смысл послания, чтоб каждый нашел в нем свое, родное.

    Это надо уметь: сказать все – и ничего. Обратиться ко всем – и ни к кому. Показать миру таинственную русскую душу, сакральную кузькину мать.



    Вот уже не первый год нам помогает разобраться с такими текстами одна маленькая и довольно просто, хотя и хитроумно устроенная, американская машинка для обработки текстов любой степени сложности на любом языке. Достоинство машинки в том, что каждый может проверить ее действие и не обязан верить мне на слово. Она сама находит главные слова в речах политиков. И чем длиннее и многословнее эти речи, тем легче машинке найти главную пружину того органчика, который работает в голове оратора. Будь он монарх или монах.

    Вот и в 2014 году машинка под скромным названием wordle.net помогает нам понять, что же хотел сказать наш российский монарх своим подданным. Вж-ж-жик – и получаем картинку. Какие ключевые слова произносятся чаще всех? Да вот же они: «РОССИИ ДОЛЖНЫ». Как и два года назад, когда главными словами были «нужно» и «должны», словесный орган, составленный на минувшей неделе спецспичрайтерами, и в 2014 году выдохнул миру этот короткий сигнал. Его и в Эрэфии, и в других странах поймут по-разному.

    Киевляне, например, постепенно осознают, что и в самом деле должны в собственных интересах помочь младшему московскому брату овладевать русской речью – не той, которой пользуются спецспичрайтеры и спецораторы, а настоящей, живой – той, на которой учатся говорить в новой Украине.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив