Особый случай русскоцентризма

    Почему некоторые остаются иммунны, даже если живут под Останкинской башней?

    Вирус рашизма живет в языке, культуре и политике. Вирус рашизма живет в языке, культуре и политике.


    Киев, Декабрь 28 (Новый Регион, Анатолий Васильев) — На фоне сокрушительного падения курса рубля и неутешительных перспектив развития экономики россияне все настойчивее ищут ответ на вопрос: отчего так?, — пишет в статье для «Радио Свобода» Ирина Кащей. — Действительно ли причина всего – вирус под названием «крымнаш»? А если его подавить, отыграть назад – поможет?

    Что делать с прижившимся вирусом? Нужно сначала разобраться, как так вышло, что заболело одномоментно 84% населения (и только сейчас начинают выздоравливать). И почему 16% оказались иммунны? Что в них такое есть, что уберегает? Отчего одни – «да», а другие – «нет»? Линия раздела проходит «по уму»? Нет, я видела несомненно очень умных людей, зараженных «крымнашизмом» и «происками Госдепа». По образованности? Тоже нет. Среди знакомых «крымнашистов» оказались и профессора, в том числе гуманитарных наук. По внутренней интеллигентности? Не знаю. «Заражаются» даже – что совсем уж поразительно – люди безупречно логичные. Они просто отставляют в сторону свою логику, ретранслируя риторику российских телеканалов.

    Что же такое срабатывает? За что так безошибочно цепляется вирус «крымнашизма»?



    Несомненно, большая часть вины за его распространение лежит на российской госпропаганде. И вполне понятно, почему она оказалась эффективна: язык Второй мировой, интонация, тонкая игра на струнах души... Одна знакомая литератор высказала догадку: вирус «крымнашизма» поселился в самом русском языке. И передается буквально – от носителя (языка) к носителю. В этом много верного: вы наверняка тоже знаете людей, которые «не смотрят» телевизор, однако риторику кремлевской пропаганды усвоили прочно. «Зверства карателей», «доведенный до отчаяния народ (Донбасса)», «происки Запада» – все это жило в русском языке. И все это было умело воскрешено пропагандой.

    Однако это не объясняет, почему и как 16% остаются неуязвимыми. Они-то тоже говорят по-русски. Что есть в них, живущих порой просто под иглой Останкинской башни и при этом остающихся иммунными? Я вглядывалась в тех, кто легко избежал «заражения» «вирусом» и все думала: что? Что у этих таких разных людей общее? Это что-то явно шире языкового вопроса. Как среди «крымнашистов», так и среди «иммунных» есть не только россияне, но и украинцы, литовцы, французы, итальянцы...

    Правда, есть исключения: например, родной украинский – хорошая «прививка».



    Из сотен людей с родным украинским не знаю ни одного «крымнашиста». Возможно, такие тоже есть, но это исключения, подтверждающие правило. Кстати, обратное неверно: незнание украинского не повышает риск «заражения».

    Отгадка не приходила, пока мне не попалась статья молодого итальянского исследователя Фабио Белафатти. Он называет это явление «новым ориентализмом», а я бы предложила другой термин – «русскоцентризм». Вот где проходит линия! Просто «крымнашист» и до известных событий явно или в глубине души считал, что русские лучше других, имеют больше прав и русским можно то, что не позволено никому другому. «А вот если бы Япония так с Курилами? – Нет, Японии нельзя, а нам с Крымом – можно! У нас случай особый!», – заявляют «крымнашисты». Выходит, русскоцентризм – это просто русский шовинизм? Нет, шовинизм – это частный случай русскоцентризма. У русских он превращается в шовинизм.

    В русскоцентристской концепции мира НАТО – эдакий ужасающий спрут, затягивающий маленькие ничего не подозревающие страны. Мол, государства бывшего соцблока никак не могут по своей воле туда хотеть

    Русскоцентризм в украинце (эстонце, белорусе, молдаванине) – это комплекс неполноценности, а, например, в западном европейце это – обычная дискриминация по национальному признаку, род расизма. «Русские не лучше нас, французов (итальянцев, немцев, испанцев), но они лучше украинцев, белорусов, прибалтов. Только русские имеют право решать судьбу всего региона», – считает такой западный русскоцентрист. Причем часто такая позиция – неосознанная, просто многие западные европейцы продолжают мыслить штампами. Многие немцы, например, ощущают вину за Вторую мировую войну перед русскими, но не перед украинцами (белорусами, грузинами и т.д.). Потому что отождествляют русских с советскими, а украинских, белорусских, литовских и т.д. граждан просто «не видят». Вот это искреннее «незамечание» кого-либо, кроме русских, вообще весьма характерно для русскоцентриста.

    «Крым – исторически русский». А что там до этого в течение нескольких веков делали тюркские народы, никому не интересно.



    Да и нынешние 25% украинцев и 14% татар тоже «не видны». Русскоцентризм в русских и в европейцах мало отличается: «Мы, русские, лучше всех во всей бывшей империи Романовых» – «Они, русские, лучше всех на территории всего бывшего СССР». Вот отсюда произрастает риторика западных «понимателей Путина» (Putin-Versteher по-немецки). Отсюда это: «Россия защищает свои легитимные интересы...» Кто-то когда-то слышал о легитимных интересах Украины? Или Эстонии? Или Грузии? Нет, для русскоцентристов только страхи русских имеют вес.

    Хороший образчик такой логики – недавнее письмо 60 немецких политиков под названием «Новая война в Европе? Не от нашего имени». «Любой разбирающийся во внешней политике журналист поймет страх русских, который они испытывают с того момента, когда страны – члены НАТО в 2008 году пригласили Грузию и Украину вступить в ряды альянса», – пишут они. Авторы письма «не замечают», что война уже идет, что украинцы гибнут на своей земле. Из-за чего? Из-за «страхов русских». Вот так, страхи русских важнее, чем право на жизнь других восточных европейцев. Не говоря уж о том, что НАТО в 2008 году как раз отказало Грузии и Украине в членстве.

    Кстати, сам пассаж про НАТО тоже очень характерен.

    В русскоцентристской концепции мира НАТО – эдакий ужасающий спрут, затягивающий маленькие ничего не подозревающие страны.



    Мол, государства бывшего соцблока никак не могут по своей воле туда хотеть. Только в Россию можно проситься добровольно (Крым, Донбасс, Приднестровье), а в ЕС или НАТО – исключительно под давлением или в результате коварных происков.

    Ну, хорошо. А антипод русскоцентристу – это кто – русофоб? Совершенно необязательно. В первую очередь, антипод русскоцентриста – это человек, считающий, что русские – такие же, как все другие народы. Не лучше и не хуже. А мечтает он о России, которая научилась блюсти свои интересы, не убивая соседей и не настраивая против себя весь мир. Вот это-то и есть тот «антивирусник», который не позволяет «крымнашизму» закрепиться. Значит, если вылечить вирус русскоцентризма, то и экономику России удастся спасти? По всей вероятности, да. Нужно только успеть: выздоровление от частного случая русскоцентризма – «крымнашизма» – уже началось, но идет слишком медленно.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив