Как за деньги в Москве «антимайдан» собирали (ВИДЕО)

    Российская журналистка рассказала и показала, как все было

    Без денег и принуждения собрался бы "Антимайдан"? Без денег и принуждения собрался бы "Антимайдан"?


    Киев, Февраль 22 (Новый Регион, Анатолий Васильев) – В субботу в Москве власти в годовщину украинской Революции достоинства организовали цирк-шапито – акцию под названием «Антимайдан». Ранее появлялась информация о том, что людей на «ивент» свозили планово, но, оказалось, некоторых пытались контрактовать за деньги прямо с улицы. О том, как это было, рассказывает корреспондент «Новой газеты» Наталия Зотова.

    Пятидесятиметровая очередь проплаченных участников митинга «Год Майдану» выстроилась на Большой Дмитровке, у Дома союзов: хвост почти вылезает на проезжую часть. В метро «Театральная» их встречала полная женщина с табличкой «Елена-ТВ», все как в объявлении на «Массовках.ру». Но, судя по сердитым крикам распоряжающегося всем мужчины в черном, зовут ее Наташа. Желающих получить 300 рублей собралось больше двухсот — их строят по парам и считают, как школьников. «Тут сейчас мероприятие будет, часа два. Хотите с нами? Мы можем вас устроить!» — уговаривают два парня в конце очереди проходившую мимо девушку. Но тут начинают выдавать талоны, по которым после митинга можно будет получить деньги. Очередь тут же становится неорганизованной толпой, на человека с талонами напирают так, что случайно выталкивают на проезжую часть. «Этот-то нас кинет», — оценивают мужчину в черном две пожилых женщины: кажется, такой способ заработка для них привычен.



    «...Они влюблялись, женились, у них рождались дети. Им сказали, что так жить неправильно. Сказали, что можно жить лучше...» — слушают рассказ про Украину люди, готовые за 300 рублей несколько часов стоять на морозе, голос из динамиков. Динамики и экран стоят там, где Петровка выходит на Театральную площадь: рассказывают про «цветные революции» по всему миру, потом начинается политинформация про Одессу: «Лагерь на Куликовом поле стал центром сопротивления хунте. Хунта отправила в Одессу первые 500 боевиков «Правого сектора»...» («Правый сектор» — экстремистская организация, ее деятельность в России запрещена — Ред.)

    На Петровке — колонны «Матерей России» и «Офицеров России», «Молодой Гвардии», профсоюза работников образования, «Союза спасателей России», даже Федерации каратэ и дзю-до. Вышагивают в каракулевых шапках казаки «Центрального казачьего войска». Плакатов, нарисованных от руки, — полно, но текст, похоже, централизованно утвержден: несколько раз встречаю написанный разными цветами лозунг «Вечная память жертвам западной демократии», недалеко — такой же, только напечатанный типографским способом.

    «Давай селфи зафигачим», — смеются подростки из движения «Местные». Они признаются мне, что еще школьники, то есть несовершеннолетние. У одного на рюкзаке маркером нарисован «кельтский крест» и цифры «1488» — символы неонацистов.

    — Кто это? — спрашиваю про плакат с портретом Немцова и подписью «Организатор Майдана», который держат ребята.

    — Друг Ходорковского, — объясняет одиннадцатиклассник Александр. — Но лично я считаю, что это был не Ходорковский, — понижает голос он.

    Чуть дальше под флагами Новороссии несут портреты Путина. На обороте портрета женщина из Королева написала «Путин — умница!» «Да потому что самый лучший президент, — объясняет она запальчиво. — Не то, что Обама, фашист! Защищает независимость Родины от господства Америки! А на Донбассе происходит геноцид русских и вообще всего хорошего!».



    Семь старушек — районный совет ветеранов — стоят в кружке и едят запасенные пирожки с мясом.

    — Я боюсь, как бы на нас это все не перекинулось, — озабоченно объясняет мне бабушка в малиновом берете свою мотивацию для прихода. — Как бы у нас революции не было!

    — А любая революция — это плохо?

    — Нет... Вот мы хотим, чтобы закон о детях войны приняли, это для нас тоже вроде как революция, — запинается бабушка и вдруг обнаруживает протестный потенциал: — Власть вообще не всегда права, надо ей подсказывать. Мы вот очень недовольны реформой здравоохранения. Как будто от нас, пенсионеров, хотят избавиться. А власть нас не слышит. На Украине тоже наверняка все это было, а власть их не слышала. Вот и началось у них...

    Пермское отделение «Антимайдана» (созданное, по словам его участника Василия, примерно 3 недели назад) приехало в Москву специально на митинг — с перфомансом. Молодые люди несут на носилках оранжевую куклу, изображающую Майдан — из распоротой головы и груди торчат доллары и американский флаг. Василий рассказывает, что в Перми на оборонные заводы внедряются американские шпионы, и он хотел бы это остановить.

    На подходе к Театральной площади встречаю ту же полную женщину, собиравшую в метро массовку. Она идет под флагами «Коммунистов России», вокруг люди в красных накидках с эмблемой партии — кажется, те же, что стояли со мной в очереди за талонами.

    Со сцены митинга доносятся слова байкера «Хирурга»: «Призываю сплотиться вокруг президента России. Оранжевый хорек обломает о нас свои гнилые, но ядовитые зубы!» Но люди в толпе, похоже, смотрят на вещи гораздо спокойнее. «Война всегда будет выгодна верхним силам, а люди всегда будут от нее страдать и войну останавливать», — рассуждает студент-чеченец: он идет на митинг под флагом Чечни. Чеченцев целая колонна: с эмблемами движения «Ахмат», с портретами Ахмата Кадырова на куртках.



    Студенты РГСУ разговаривать с журналистом отказываются и отворачиваются. Накануне со мной связывался студент этого вуза, рассказавший, что руководство вузов через старост настоятельно приглашает студентов на шествие и митинг. Впрочем, его группа идти отказалась, и он уверен, что никакого наказания за это не последует.

    — Мы тут потому, что Америка пытается все захапать, все! Но у нее не получается, — зло говорит другой студент и уходит вперед, не желая разговаривать.

    — А я против войны, — вдумчиво говорит его однокашник, будущий военный медик Марат. Он несет два флага: России и ДНР. На вопрос о том, не ДНР ли как раз и воюет на Украине, отвечает: «А что им, сдаваться? Их всех тогда перебьют», но внимательно слушает мой рассказ про Минские соглашения, гарантировавшие неприкосновенность участникам конфликта. «Информационная война идет, я не могу точно знать, где правда, прав ли я в своих оценках», — говорит Марат.

    — Идет информационная война! — будто подхватывают на сцене. — И я, и ты, и ты — все мы бойцы на этом фронте!

    Это говорит поэт Иван Куприянов. Затем он в стихотворной форме заявляет, что не считает за людей тех, кто не любит Россию.

    Облокотившись на заграждение митинга, лицом к митингующим стоит Юрий с плакатом «Верим в Россию! Верим в справедливость!» Юрий — эксперт по айти-технологиям и валютный ипотечник. Он пришел сказать, что через месяц у его семьи просто кончатся деньги. Юрий очень хочет приятия закона о пересчете валютной ипотеки и надеется, что сильные мира сего, пришедшие на митинг «Антимайдана», заметят его и обратят внимание на проблему.

    — А как относитесь к движению «Антимайдан» и сегодняшнему митингу?

    — Никак, — дистанцируется Юрий.

    — Но ведь если бы Россия не забрала Крым, не было бы санкций и таких проблем в экономике.

    — Ну, — пожимает плечами Юрий, — это без нас решили. Крым — это политика, а у нас тут жизнь.

    ...Кстати, полная женщина и мужчина в черном не «кинули». После митинга во дворе на Тверской действительно выдавали по 300 рублей по предъявлении талона. Я получила эти деньги и засняла процесс на видео. Эти деньги я отдам на благотворительность.

    ВИДЕО

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив