Как сейчас живет Донецк: Взгляд глазами украинского патриота

    «Ополченцев» радушно принимают в ресторанах и на кладбище



    Донецк-Киев, Ноябрь 18 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – «Холодное утро. Блокпост на Новотроицком мы проходим пешком, чтобы сэкономить деньги на дорогу, – пишет в личном блоге журналист Сергей Продиус, описывая свою недавнюю поездку в «ДНР». – По всей территории находится много военных и собак, каждый занят своим делом: проверяют грузовики, следят за порядком; на паспортном контроле сидят двое – их задача самая сложная, нужно проверить всех переходящих и сверить все данные.

    Город «под куполом»

    Когда проходим паспортный контроль, то нас уже ожидает маленький бус на пять-шесть человек. Как нам объяснили, на территории «ДНР» в транспорте разрешается перевозить не больше восьми человек. На блокпостах «ополченцев» атмосфера унылая (видимо водка закончилась), но зато пестреет огромный бюст Ленина и повязанный пионерский галстук. «Откуда едем?», – спрашивает крупный лысый «ополченец». «Из Новотроицкого, везу в город», – ответил наш водитель. «Днровец» скривил недовольное лицо, но пропустил сразу, даже не проверив багаж и документы. Та же процедура происходит и на остальных блокпостах. Наконец вижу огромную вывеску «Донецк» и рядом огромную символику «Донецкой народной республики» (скривил лицо), въезжаем в город «под куполом».

    Нас высаживают на ближайшей остановке и мне на глаза сразу попадаются огромные бигборды с лицами «ополченцев»: тут и «мэр» города Мартынов обещает процветания малой родине, и Захарченко в орденах и медалях жмет руки пенсионерам, и «добрые» лица работников различных псевдо министерств, обещающие поднять с колен город. В общем – полный букет информационной лапши.



    Неподалеку от нас стоят два мужика, которые уже с утра «приняли на душу» дневную порцию «Путинки» и теперь спорили о чем-то видимо важном. Заходим в автобус до Текстильщика и я по привычке начинаю доставать гривны, но сразу вспоминаю, что тут «царствует» российский рубль и с неохотой достаю эту бумажку. Контингент в транспорте оказался разный: и бабули и пьяные мужички и молодежь (ее в «ДНР» меньше всего). Еду молча, но в душе так и хочется крикнуть «Слава Украине!», чтобы эти пассажиры повыскакивали с мест и убежали куда подальше. Все пребывание в «ДНР» меня не покидало ощущение, что я в чужом городе и мне здесь не место. А ведь я здесь родился и прожил 21 год своей жизни.

    Рублики дороже воли

    Опущу свою «трогательную» встречу с родственниками и перейду к наблюдениям о ценах. Мне всегда казалось, что когда тебе говорят – дорого, то уж мы то, украинцы, понимаем это слово с первого раза. Я был неприятно удивлен, когда попал на один из самых больших рынков «ДНР». Продуктов на прилавках оказалось много, как и в прежние времена, но цены висят исключительно в рублях и лишь кое-где принимают и в гривнах. Если учитывать, что соотношение курса в «ДНР» 1:2, то волосы у меня полезли наверх.

    Десяток яиц обошелся в 80 рублей (где-то 40 гривен), сало покупать не стали (подумал, на этой территории в горло не полезет), а вот сладости оказались недорогими (поучиться бы Порошенко с его «Рошеном») – целый пакет конфет и печенья обошелся в 110 рублей (примерно 50-55 гривен).

    Дальше – лучше. Все товары завезены либо из России, либо из Беларуси, а что-то привезли и вовсе из Китая. Я старался тратить поменьше денег, чтобы не подкармливать оккупанта новой прибылью. Сюрпризом вечера для меня стала двухлитровая бутылка «Пепси» (110 рублей) и «Кока-Колы» (85 рублей). Мне показалось, что, судя по ценам, напиток привезли из самой Америки.



    Приз за щедрость и низкие цены выиграли водители автобусов и маршрутных такси: там цена колеблется от 7-10 рублей (3-5 гривен). Таким образом, я понял, почему «республика» у них процветает. Ведь «ДНР» заставляет платить огромные суммы из кармана обычных горожан, поэтому Захарченко кушает исключительно качественные продукты, а не то, что продают в первом республиканском супермаркете (бывшие АТБ).

    Понатыкаем флаги на каждое здание

    Мне стало интересно, сколько флагов и символики я встречу по пути из одного пункта в другой. Я сбился со счета на 20-м флаге (и это только пару районов города). Стало понятно, что здесь не жалеют красно-черно-синей ткани и тыкают ее почти на каждое здание в городе. Что характерно, большинство магазинов и кафе действительно продолжают свою работу, а последние даже имеют хорошую прибыль, если учитывать, что поминки здесь устраивают каждый день. Меню также богато на различные блюда, остается только вопрос цены. «Ополченцев» принимают с особым радушием и гостеприимностью (видимо этому способствует оружие, с которым приходят террористы), они частые гости в дорогих кафе и ресторанах.

    Есть еще одно место, которое радушно принимает всех ополченцев – это кладбище. К несчастью, судьба привезла меня в «ДНР» из-за смерти родственника, поэтому эту картинку я не забуду никогда. Когда мы заехали на территорию кладбища, то уже с самого его начала я увидел стоящие в ряд могилы. Их было 20 или 30 и на каждой висела фотография «днровца» (ребят и девушек), а главное, почти возле каждой на коленях плакали убитые горем матери погибших террористов.



    Могилы были еще совсем свежие. Убитые горем, они проклинают украинских солдат, но и они должны понимать, что парни сами выбрали этот путь. Наших, украинских солдат также хоронят матери и жены, и мы также оплакиваем эти потери. И, наверное, это неправильно, но мне не было жалко этих убитых; я понимал за что они погибли. Ослепленные «русской идеей» они взяли оружие, и пошли воевать против своей страны, а теперь их хоронят в ряд…

    В этом городе я был белой вороной. Внешне я ничем себя не выдавал: обычный парень, который также мог бы жить в «ДНР», ходить по этим улицам и дышать этим воздухом. Но в душе у меня постоянно происходила борьба, чтобы говорить с ними на украинском языке, свободно высказывать свои мысли, носить символику Украины. Мне просто было плохо от увиденного и услышанного. Люди стараются не говорить на политические темы: все либо молчат, либо все-таки поддерживают террористов. Уже никто не восхваляет Захарченко и «республиканские» идеи, жители разочарованы ценами и постоянно нависшей угрозой полномасштабной войны. И только идейные по прежнему верны «русскому миру» и псевдо «республике».

    Комендантский час

    Когда я только приехал в «республику», то сразу же хотел каждый шаг публиковать в «Фейсбуке», при этом подкрепляя материал фото. Мой энтузиазм пропал, когда мне сказали, что тут лучше не писать и не фотографировать, а иначе можно оказаться в подвале бывшего СБУ. Да и погулять по городу, как выяснилось, мне не удастся. Официально комендантский час начинается в 22.00, но на самом деле, лучше не высовываться начиная часов с 20.00 – можно и не вернуться. Мои передвижения в основном ограничивались поездками в общественном транспорте и такси. О чем не могу не написать.



    Таксисты – это особая каста, а особенно в «ДНР». Большинство из них поддерживает «республику» и всячески оказывает поддержку «ополченцам». Мне очень «повезло», когда по глупости моя родственница находясь в такси начала активно обсуждать мою бурную жизнь в Киеве. До того момента, пока таксист не узнал, что я столичный парень, он всячески поддерживал разговор и вежливо улыбался. Когда у него появилась новая информация об одном из пассажиров – улыбка слезла с лица и весь остаток дороги мы ехали молча. Всю дорогу я уже мысленно сидел в подвале бывшего СБУ или на другой базе террористов. Обошлось…

    Людей в городе я видел немного. Хотя действительно видно, что большинство вернулись в свои квартиры и город заполнили горожане. Маршрутки то и дело везут людей на работу или в институты, дети ходят в школу, а «ополченцев» увозят целыми грузовиками (видимо везут возобновлять боевые действия). Иногда на глаза попадались обстрелянные магазины и высотные здания. Дырки от снарядов напоминают о том, что здесь идет война и здесь страшно. У кого заклеены окна, а кто уже успел вставить новое стекло, этот бизнес процветает не хуже ритуальных услуг или ресторанного бизнеса.

    Холодное и дождливое утро. Мы садимся в маленький бус и едем до Новотроицкого. На душе уже становится легче, и хотя обратный путь был дольше и сложнее: нас тщательно проверяли на украинских блокпостах, часто останавливали, но это того стоило. Это стоило того, чтобы вернуться на родную украинскую землю и снова ощутить свободу. Это дорогого стоит!».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив