Екатеринбург загоняют в провинциальное прошлое

    Усиленная травля дипломатов разрушает экономику Свердловской области



    Екатеринбург-Киев, Октябрь 23 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – В последнее время, но не в первый раз, все начали разбираться в геополитике, международных делах, заговорах против России, интересах Китая, подковерных разборках в ОПЕК, интригах в Госдепартаменте США, расчетах в юанях и истории любого вопроса. Спроси кого угодно, и он тебе тут же выдаст что-нибудь этакое об амбициях англосаксов и интересах Китая в Африке. И, конечно, объяснит, что интересы России заключаются в том-то и том-то, кто виноват и почему все обернулось как-то так, а не иначе, – пишет на сайте «znak.com» депутат Екатеринбургской городской думы политолог Константин Киселев в ответ на обрушившуюся на него в местных СМИ травлю за факт общения с сотрудниками американского консульства.

    Плохо не то, что люди интересуются далеким, великим и стратегическим. Плохо то, что за далеким, великим и стратегическим теряется банальная экономическая рациональность. И итоге очень и очень часто якобы приобщенность к великому оборачивается глупостью… 

    Мы и они, наши и враги, мы в окружении врагов – вот логика этих рассуждений о великом, которые стали повседневными. Мы же попробуем поговорить об экономике, а точнее о наших экономических отношениях с теми, кого многие считают врагами. И с теми, кого считают друзьями. О наших отношениях с США, европейскими странами, странами СНГ и т.д.

    Использоваться будут только официальные источники и заявления только официальных лиц, т.е. тех, которые «наши». Большинство цифр взято с сайта Уральского таможенного управления и/или озвучено губернатором Свердловской области и Министерством международных и внешнеэкономических связей.

    II. Об истории кратко

    Вспомним, как появился современный Екатеринбург. Жил-был закрытый город. Милый, домашний, свой, но абсолютно провинциальный. Фраза «Ты что? С Урала?» хорошо характеризовала наш город в российском пространстве. В мире о Свердловске и об Урале в те времена и не слышали. Зато сейчас кто-то с изумлением не узнает Екатеринбург-Свердловск, кто-то специально едет посмотреть на город… Что же произошло? Причин много. Одна из них – ставка на международные связи.

    Кто еще помнит историю, тот знает, как в 1992 году Эдуард Россель убеждал принимающих решение, что Генеральное консульство США нужно открывать не в Новосибирске, но именно в Екатеринбурге. Ему это удалось. Потом появились иные представительства. Английское, немецкое, чешское и т.д. Сейчас, если верно помню, миссий 15, более десятка почетных консулов и около десяти официальных представительств.

    За этим стоит и развитие международной логистики, и международные мероприятия, и лоббирование торговли, и статус, и инвестиции, и имидж и еще множество иных сопутствующих позитивных факторов, способствующих динамичному развитию.

    Оказалось, что международные миссии и их деятельность абсолютно органично вписываются в стратегию развития города и области. И как логистической территории, и как банковского центра, и как межрегионального торгового центра, и как главного города макрорегиона и т.д. Более того, Екатеринбург, позиционирующий себя не как очередная «третья» или «десятая» столица, а как город современный, европейский, банально нуждается в дипломатических представительствах и их деятельности. Естественно, что верна и обратная логика, — концентрация зарубежных представительств в Екатеринбурге стала одной из предпосылок для того, чтобы город стал и банковским, и торговым центром, и главным городом макрорегиона, и начал наиболее динамично развиваться в сравнении с соседями и т.д.



    Соответственно, как только провоцировалась напряженность в работе миссий или возникало недальновидное непонимание, тут же страдала экономика, страдали город и область. Неудача международного образовательного проекта с Францией, закрытие современных образовательных программ, закрытие визовой службы Великобритании, дискуссия с китайскими властями в связи с Таганским рядом, отмена рейсов ряда авиакомпаний и т.д. именно из этого перечня.

    Или еще пример, пожалуй, самый жесткий. В 2001 г. конфликт с франко-германским инвестором вокруг «Альстом-СЭМЗ» привел к тому, что глава представительства Союза немецкой экономики в России Андреа фон Кнопп (Andrea von Knopp) потребовала вообще объявить Свердловскую область территорией рискованного предпринимательства. Тогда ситуацию пришлось решать на уровне Владимира Путина и Герхарда Шредера. И кому это было нужно?

    Свердловская область во времена Росселя активно начала заниматься продвижением своих интересов и за пределами страны. Тогда было создано, например, представительство в Нидерландах. Закон позволял. Тогда была создана законодательная база такой деятельности. Приняты региональные законы, регулирующие деятельность представительств и представителей области, и порядок заключения международных договоров. Тогда это было можно, и область этим воспользовалась. Началась и развивалась выставочная деятельность. Регион презентовал себя исключительно активно. Даже приблизительно ничего подобного не было у соседей.

    Впрочем, с тех пор ничего не остановилось. Например, последний масштабный эксперимент с ЭКСПО-2020 тоже пошел на пользу городу и области, хотя и закономерно провалился. И есть ощущение, что характер и темпы развития международного сотрудничества как-то изменились. И по динамике, и по уровню открытости и доброжелательности.

    Казалось бы, есть очевидные вещи, связанные с пользой открытости, международной торговли и внешнеэкономических связей. Но нет.

    Периодически возникают какие-то инициативы, которые буквально загоняют Екатеринбург и область в провинциальное прошлое, отрицая и экономические закономерности, и здравый смысл.

    III. Основные иностранные партнеры Свердловской области

    Кто же они такие? Китай? Азербайджан? Германия? Ближнее или дальнее зарубежье? Ради эксперимента, готовя эту статью, много раз задавал самым разным людям (и экспертам, и чиновникам, и журналистам) вопрос о «самом главном» экономическом партнере области, торговый оборот с которым самый большой. И из десятков опрошенных лишь один человек дал верный ответ.

    Вот данные за 2013 год по объему оборота в долларах США. Именно в долларах США, ибо именно такая отчетность и предусмотрена, и публикуется. (Впрочем, после очередного решения об увеличении объема российских вложений в американские ценные бумаги почти до 120 миллиардов долларов (у Китая, для сравнения, таких вложений больше чем на триллион с четвертью) можно было бы и ничего не комментировать. И так ясно, какие бумаги наиболее надежны, кто первая экономика мира, в какой валюте идет и будет идти торговля и т.д.) Итак.

    Первое место по объему торговли со Свердловской областью занимают Соединенные Штаты Америки, столь ненавистные «всё знающим» и всех подозревающим силовикам и прочим пораженным паранойей. Доля США в обороте — 16,66 %. И растет!

    Вот заявление Евгения Куйвашева 2014 года (цитата по Znak.соm): «Товарооборот с Евросоюзом действительно падает, а с США наоборот – увеличился в два раза. Здесь идет борьба за рынки и сферы влияния». И далее: «Те, у кого в голове масло есть, с нами работают и будут продолжать работать. А те, у кого масла в голове нет, могут щеки надувать в политическом смысле».

    Что же получается? У американцев, а также у тех, кто призывает работать с США, укреплять отношения, масло, то есть ум, в голове есть, а у тех, кто наоборот, кто против США, прошу прощения, голова и без масла, и без ума. Это не я сказал. Это губернатор. Все претензии и аплодисменты именно к нему и американцам, увеличивающим товарооборот и способствующим этому. В том числе к сотрудникам Генконсульства США.

    Смотрим на статистику за восемь месяцев текущего 2014 года и видим, что прав Евгений Куйвашев. Доля США в обороте выросла! И составляет уже 18,5% ($1280,6 млн).

    Идем далее по 2014 году. Среди наших партнеров: Нидерланды — $776,2 млн (11,2%), Германия — $577,8 млн (8,3%), Китай — $467,9 млн (6,8%), Азербайджан — $395 млн (5,7%), Турция — $288,7 млн (4,2%), Италия — $236,9 млн (3,4%), Швейцария — $227,6 млн (3,3%), Украина — $210,6 млн (3,0%), Индия — $185,3 млн (2,7%), Великобритания — $174,3 млн (2,5%).

    Сразу отмечу, что в 2014 году ситуация изменилась. И по странам, и по объемам. Например, из первой десятки стран по товарообороту в 2013 году только с Китаем у Свердловской области было отрицательное сальдо. По восьми месяцам 2014 г. отрицательное сальдо из первой десятки стран-партнеров уже и с Германией. Более того, положительное сальдо по всем странам по сопоставимым периодам уменьшилось на 11,5 %. Плохая тенденция. Не к добру.

    Но кого это тревожит? Давайте будем и дальше портить отношения. Давайте ориентироваться на Китай, который в Свердловской области продает больше всех (19,5% от всего импорта, почти пятая часть!), но почти ничего не покупает, не входя даже в первую десятку стран по экспорту. Ни наша химия, ни наш металл и изделия из него Китаю особо не нужны.



    И завершая разговор о наших партнерах. 87,5% от общего объема товарооборота Свердловской области приходится на «дальний зарубеж», а на страны СНГ – 12,5%. Это за восемь месяцев 2014 г. До этого в 2013 г. доля СНГ была еще меньше. Проще говоря, заместить торговлю с западными странами торговлей с СНГ невозможно. Кстати, аналогичная ситуация с нетрадиционными партнерами. Например, из Латинской Америки, Африки или Азии. И структура экспортно-импортных операций с ними выстраивается иная, которая далека от технологичности. 

    IV. Что покупаем? Общие тренды по импорту

    В общем по импорту картинка понятная.

    В 2014 году Свердловская область импортировала в основном продукцию машиностроения: машины, оборудование и транспортные средства – 55,3%. В том числе по группам: реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические приспособления; их части (22,4% от всего импорта!), летательные аппараты, космические аппараты, их части (11,3% от всего импорта!).

    Кроме машин, мы импортировали металлы и изделия из них, продукцию химической промышленности и т.д.

    Продовольственные товары и сырье для их производства составили в импорте всего 6,2 %. Причем примерно 40% от этого «продовольствия» составили «живые деревья и другие растения; луковицы, корни и прочие аналогичные части растений; срезанные цветы и декоративная зелень».

    Другими словами, импорт пармезана и рыбы, о котором любят рассуждать «великие стратеги», – проблема для внешней торговли исключительно второстепенная в сравнении со станками, реакторами, химией и самолетами. 

    Вывод прост. Конечно, когда-нибудь с большим трудом Свердловская область сможет избавиться от импортной зависимости по технологичным видам товаров. Но это случится когда-нибудь, может быть, не наверняка, и мы, скорее всего, до этого просто не доживем. Увы. А вот с продовольствием особых проблем как раз и не будет.

    V. Чем торгуем? Общие тренды по экспорту

    По экспорту тоже все ясно.

    Металлы и изделия из них – основа экспорта (56,6 %). При этом основное – экспорт меди и изделий из нее (22,7 % всего экспорта, почти четверть!). Приближаются к меди черные металлы (22,2 % всего экспорта). А вот «прочие недрагоценные металлы; металлокерамика; изделия из них», к которым относится и титан, – всего 6,3 % от всего экспорта. Так что не стоит преувеличивать значение ВСМПО, хотя именно эта торговая позиция позволяет жить и Верхней Салде, и окрестностям. Но «Титановая долина», «о которой так много говорили большевики», так и не стала прорывом, так и не заработала.

    Продукции химической промышленности в экспорте – 16,5%.

    А вот машин мы экспортировали всего 14,4%. Причем доля машиностроительного экспорта снизилась в 2014 году в сравнении с периодом прошлого года на 20,2%. Впрочем, снижалась и ранее (к 2012 году).

    Прошу прощения за банальность, но зависимость Свердловской области от цен на металл, от желания этот металл брать, которое связано с экономической конъюнктурой, от степени доброты в отношениях — колоссально. А потерять указанные рынки элементарно. Это видно по динамике торговли за несколько лет. Зайти на них обратно будет чрезвычайно трудно.

    Но ведь орущим и размахивающим это все равно? Они ведь о «великом и стратегическом».

    VI. Трудный бизнес. Детали 

    Итак. Чем округ торгует с США?



    Самый простой и точный ответ – всем. Есть, конечно, товары, которые занимают значительную часть оборота, но в реальности торгуют всем. Кто-то на десятки, сотни и тысячи долларов. Кто-то на десятки и сотни тысяч. А по каким-то позициям на миллионы, десятки и сотни миллионов. Просто приведем несколько примеров за первые месяцы 2014 г. по самым разным позициям, товарам и товарным группам.

    Бобовыми мы наторговали на 9 тысяч 760 долларов. Злаков поставили на 34 тысячи 770 долларов. А вот муки больше – на 44 тысячи 510 долларов. Разнообразных макарон американцы купили на 9070 долларов. Хлеба и вафель на 16 тысяч 910 долларов. Водки на 15 000 этих же долларов. Чуть меньшей популярностью пользуется асбест – всего на 10 980 баксов. Поставки дизеля уже исчисляются миллионами – почти 26 миллионов долларов. Фанеры и аналогов – почти на 12 миллионов. Черные металлы – 360 миллионов 289 тысяч с небольшим хвостиком. Ферросплавы – более 5 миллионов. Сотни миллионов по сумме за полуфабрикаты из железа, уголки, профили, прокат, прутки, необработанный алюминий и т.д.

    Титан отметим особо – 105 миллионов 427 тысяч 830 долларов. Для сравнения, в Германию титана и изделий из него мы поставили почти на 73 миллиона, что примерно в полтора раза меньше поставок в США. И далее, от проводов, двигателей, генераторов, звуковоспроизводящей аппаратуры и до частей ядерных реакторов и котлов.

    Кстати, замечу, что баланс в УрФО по торговле с США пока в пользу УрФО: 1197,8 млн по экспорту против 663,6 млн по импорту. Положительное сальдо – более полумиллиарда долларов.

    VI. Политика и экономика

    Мне могут возразить, что экономика экономикой, но вот в политике США и другие страны – враги, которые хотят что-то там с Россией сделать. Действительно, политика и экономика не есть тождественные сферы. Но пока то, что я вижу в экономике, полностью противоречит тому, что говорят разоблачители некоего заговора. Это во-первых. Осуждая и «разоблачая» заговор, в 100% случаев разоблачители апеллируют именно к экономическим интересам. И тем самым противоречат сами себе. Это во-вторых. Ни один прогноз по нарастанию ресурсной зависимости, начиная с панических докладов Римского клуба, не оправдался. Это в-третьих. Есть и в-четвертых, и в-пятых, и в-десятых. Не стоит перечислять, ибо разоблачение разоблачителей, опровержение теории заговора – занятие довольно бессмысленное. Тех, кто верит в заговор, убеждать бессмысленно. Для остальных есть цифры и разум.

    Наконец, есть и личный аргумент. Я слишком хорошо знаю взгляды тех, кого «разоблачают», в том числе свои собственные. Это – в-последних. 

    VII. О федеральном тренде и местных инстинктах

    Иногда создается впечатление, что, следуя федеральному тренду, а иногда и стремясь его опередить, т.е. оказаться правовернее самого Папы, желая отчитаться и доложиться начальству, силовые власти в регионе делают все, чтобы Свердловскую область и Екатеринбург вновь закрыли от всех иностранцев. Инстинктивное стремление силовиков, некоторых представителей гражданских властей – железный занавес, клейма и нары для любого, кто попытается этот занавес преодолеть.

    При этом есть абсолютное непонимание того, что подобного рода якобы профессиональные инстинкты, а на деле отсутствие понимания объективных экономических и политических процессов, ведут к разрыву реальности и мыслительных процессов, т.е. к шизофренической паранойе, и наносят вполне ощутимый вред экономике региона.

    Проще говоря, я не уверен в том, что за стремлением дискредитировать отношения с иностранными государствами, представительствами иностранных государств стоит прямое указание неких «федералов». Есть мнение, что эти действия – результат местной самодеятельности. Уж очень неуклюже все это выглядит.

    Без цифр. Выводы

    Во-первых.

    Прежде чем размахивать флагами, нужно понять, что США и европейские страны для Свердловской области – основные партнеры. СНГ пока и надолго – факультативные рынки.

    Во-вторых. Пока тренд на сокращение торговли затронул главным образом иные регионы УрФО. Свердловская область падает медленнее многих. Но это пока. И осознание этого факта должно делать всех вдвойне и втройне осторожными.

    В-третьих. Нужно быть осторожными и потому, что очень многие торговые связи, многие сделки еще не стали устойчивыми, многократно повторяющимися. Чтобы закрепиться на рынках, нужны годы и годы. 

    В-четвертых. Надеяться на Китай – играть с огнем. Одеяло только на себя – единственная стратегия китайских партнеров. Это видно и по Свердловской области, и по приграничному сотрудничеству, и по массе иных фактов.

    В-пятых. Переориентация внешнеэкономических связей, которую требуют от всех, в краткосрочной и даже в среднесрочной перспективе едва ли пойдет на пользу Свердловской области. Скорее, прямые издержки.

    Наконец, открытость экономики – залог ее развития. Закрытость – шаг к стагнации. Это закономерность. А что делаем мы? В том числе здесь у нас, в Свердловской области?

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив