Чем закончится российское «междуцарствие»?

    На что стоит надеяться в смутное время?



    Вашингтон-Киев, Март, 14 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – «Тридцать три года назад советский комментатор Федор Бурлацкий опубликовал в журнале «Новый мир» статью под названием «Междуцарствие», – пишет в своем блоге «Окно в Евразию» американский аналитик Пол Гобл.

    «В статье на первый взгляд говорилось о том, что происходило в Китае во время перехода власти от одной династии к другой, но на самом деле статья описывала происходящее в то время в СССР. Как отмечал Бурлацкий, люди, живущие во эпоху междуцарствия, думают и действовуют иначе, чем в период, когда существует строго установленный порядок.  В переходный период обычные правила размываются, все в равной степени кажется возможным или невозможным, что приводит, с одной стороны, к диким спекуляциям, и, с другой, к поиску средств к существованию.

    Сегодня, когда до сих пор не ясно, болен ли Владимир Путин, мертв ли или оттеснен от власти путем дворцового переворота, Россия вступила в еще одну из периодически возникающих в ней эпох «междуцарствия»,

    и потому в оценке того, что сейчас говорится и делается, важно помнить о трех характеристиках «междуцарствия» в целом.

    Наиболее важная из них заключается в том, что когда большинство представителей элиты начинают думать, что они находятся в периоде междуцарствия, сила сидящего на троне человека резко уменьшается. Лицо, назначенное на должность лидера, может быть в последствии в состоянии восстановить ее, но это все равно происходит.

    Задача правителя меняется: он больше не может действовать так же, как раньше, и должен быть нацелен на собственное выживание больше, чем на что-либо иное.



    Вторая характеристика, как указывает Бурлацкий, заключается в том, что междуцарствие – период между двумя династиями, во время которого кажется, что открываются все виды возможностей, однако на практике приводит к тому, что большая часть времени уходит на перестановку портфелей внутри элиты. Большинство людей остается на прежних местах, а следовательно, надежды или опасения на то, что возникла революционная ситуация, рушатся.

    В-третьих, как показывает китайский опыт междуцарствия, эти периоды могут быть длинным или коротким, они могут при определенных условиях привести к радикальному изменению курса, и они могут даже открыть путь к распаду государства на враждующие части. Некоторым может показаться, что это конец, но на самом деле, восстановление былого единства в конечном счете становится задачей новых правителей.

    Конечно, не все сценарии одинаково вероятны в том или ином варианте междуцарствия, но надежды многих людей, что оно откроет путь к решению всех проблем, как правило, неуместны. 



    Чаще всего, как писал поколение назад Бурлацкий, такие периоды открывают дорогу для того, что русские называют «Смутным временем», которое характеризуется множеством страданий, а затем приводит к восстановлению режима.

    Страх междуцарствия даже больше, чем страх нового смутного времени, помогает объяснить, почему так много россиян пытаются отсрочить смену своих лидеров, чтобы ситуация не ухудшалась.   Но как только они или, по крайней мере, ключевые члены элиты решат, что они уже находятся в периоде междуцарствия, их страхи не исчезают, но исчезают многие ограничения на действия.

    Таким образом, если эра Путина действительно заканчивается, это может быть как очень хорошо, поскольку открываются возможности для перемен к лучшему, так и возможно развитие в  еще более худшем направлении, чем то, в которое он привел свою страну.   Также сохраняется вероятность того, что ситуация не будет так сильно отличаться от текущей, как надеются одни и опасаются другие», – подытоживает Гобл. (Перевод с английского Ксении Кирилловой).

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив