Военная авиация России – падение от инфаркта

    Авторская колонка Олега Шро для «Нового Региона»

    Российский бомбардировщик Су-24М airforce.ru / Андрей Зинчук Российский бомбардировщик Су-24М


    Киев, Июль 07 (Новый Регион, Олег Шро) – Понедельник – день тяжелый, а для российской военной авиации понедельник 6 июля 2015 года стал еще и очередным черным днем, очередной траурной датой. По сообщениям ряда СМИ со ссылкой на военное ведомство в Хабаровском крае, в окрестностях аэродрома «Хурба» во время выполнения учебно-тренировочного полета разбился Су-24М, оба пилота погибли. Предварительная версия причины трагедии – техническое состояние самолета, приведшее к отказу двигателей.

    За последний месяц это уже пятая авиакатастрофа в ВВС РФ, за это время разбились по техническим причинам три истребителя Миг-29, потерян из-за ошибки пилотирования истребитель-бомбардировщик Су-34, и погиб один член экипажа при крушении стратегического бомбардировщика-ракетоносца Ту-95.

    Многие в России склонны считать, что количество этих катастроф возросло в связи с тем, что страна в последнее время интенсивно проводит ряд военных учений. Прежде всего эти учения объясняются противостоянием с НАТО и необходимостью повысить качество военной подготовки личного состава ВС РФ, а также отработать взаимодействие различных родов войск. Вроде – да, объяснение логичное, с учетом советских норм по потерям личного состава частей в ходе проведения учений допускалась гибель 3-5% военнослужащих, по техническим причинам или из-за несоблюдения техники безопасности.

    Однако в НАТО тоже проводят сейчас комплексные учения при взаимодействии различных родов войск, активно применяется при этом и авиация. Вот только сообщений об участившихся случаях аварий и катастроф летной техники – нет в помине. В чем же все-таки дело? Почему страны НАТО используют в учениях авиацию без потерь, а Россия, регулярно «встающая с колен» – теряет один военный самолет за другим?

    Авиация в этом плане – отрасль изначально опасная, слишком много «тонкостей» должно быть увязано между собой и отработано до автоматизма выполнения стандартных алгоритмов. Как шутили летчики и штурманы в советские времена: «В авиацию идут полудурки! Ибо дурака – не научишь, а умного – не заставишь».



    Одним из центральных мест в использовании авиации является качество подготовки пилотов. Полеты, тренажеры – вот чем должны быть загружены пилоты ежедневно, по несколько часов в день. При этом отрабатываются до автоматизма все основные операции: от запуска двигателя на земле; выруливания на взлетную полосу и место стоянки; взлеты-посадки; фигуры высшего пилотажа; и до действий во внештатных ситуациях: таких, как перезапуск заглохшего в воздухе двигателя, вывод самолета из штопора и другие «премудрости» профессии. Это не романтика – это рутинная ежедневная многочасовая работа на земле на тренажерах-имитаторах и в воздухе во время полетов.

    Как с этим обстоит дело сейчас – очень трудно сказать! В России в ходе военной реформы, под распил сердюковскими «амазонками» позакрывали не только учебные центры по переподготовке пилотов, но даже сами военные училища. Не стоит питать иллюзий, что качество подготовки пилотов от этого улучшилось. Да и оно никогда ни в СССР, ни тем более в России не было сильной стороной ВВС, при всей почетности профессии военного летчика в глазах общества. Вопрос, конечно, в самом качестве подготовки – ставка делалась на пилотов среднего уровня, а не на жесткий профессиональный отбор.

    Но многое зависит еще от технического состояния авиационного парка. Военная авиация далеко не исключение – еще семь-восемь лет назад ряд экспертов били тревогу. Дело в том, что авиационный парк ВВС России представлял собой весьма плачевное зрелище. Половина самолетов – небезопасны в эксплуатации из-за своего технического состояния и требуют либо списания, либо капитального ремонта отдельных систем и узлов. Собственно говоря, это и объясняет большую часть нынешних аварий и катастроф, особенно крушение стратегического ракетоносца Ту-95, который к слову сказать является еще и безнадежно морально устаревшим образцом военной техники в современном мире.



    Мне возразят, что за последнее время авиационный парк пополнился новыми самолетами. В частности, на вооружение поступил теперь печально известный Су-34, сейчас в различных частях используют около 70 машин данного типа. Да, это так, но вот отзывы об эксплуатации данного самолета в частях были бы смешны, если бы не сегодняшняя трагедия. Первая претензия к этому классу машин – отсутствие хотя бы какой-либо унификации, каждый самолет – слишком индивидуален. Это касается, например, компоновки и разрешения бортовых узлов, к тому же все это не соответствует заводской технической документации на эксплуатацию самолета.

    МиГ-29, штатный истребитель российских ВВС, тоже не последняя разработка. Данный тип самолета разработан около 40 лет назад, принят на вооружение в начале-середине 80-х годов XX века. Данный тип самолета неоднократно модифицировали, перевооружали, но на сегодня в России только 30 самолетов данного типа отвечает современным требованиям, предъявляемым к истребителям. Одной из слабых сторон этих самолетов является катастрофически низкий ресурс двигателей – в среднем около 300-400 часов эксплуатации, на лучших модификациях около 700, против в среднем 1500-2000 часов для основных истребителей НАТО, таких, например, как F-15, F-16 или F/A-18. С учетом, что само военное ведомство говорит о том, что из около 200 находящихся на вооружении МиГ-29 следует списать 85%, можно говорить, что это – «падение от инфаркта», более чем предсказуемое.

    С учетом всего рассмотренного возникает такой вопрос: Россия решила завалить свою территорию фюзеляжами разбившихся самолетов, так сказать, вариант бомбежки Воронежа? Судя по событиям последнего месяца – это так.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив