Великий Паханат

    Авторская колонка Олега Шро для «Нового Региона»



    Москва-Киев, Ноябрь 28 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – Рассматривая Россию, и как общество, и как государство, начинаешь ловить себя на мысли, что упускаешь один из самых важных моментов. Речь конечно об общих и характерных признаках менталитета населения и о государственном строе. Почему происходит такой явный провал?

    Ответ содержит два момента. Первый связан с тем, что люди глубоко погруженные в российскую среду, опять же как общественную, так и государственную – находятся внутри всей этой системы, и как правило, не оценивают состояние этой системы, взглядом со стороны. Второй момент связан с теми, кто смотрит на Россию, как раз, со стороны, но при этом пытается проанализировать ее состояние исходя из нормальных категорий. В этом, как думается, и состоит основная ошибка восприятия России.

    Вообще говоря о России ее много с чем сравнивают. «Оруэлловский мир», «Третий Рим», «дикий капитализм», «нео-феодализм» – вот далеко не полный список аллегорических эпитетов применяемых к описанию состояния России, его общества и характеристик государственного строя. В целом ни один из этих эпитетов не отражает суть происходящих в России процессов и не характеризует наблюдаемых явлений. Рассмотрим кратко: почему именно так?

    Начнем с «нео-феодализма». Исторически сложилось так, что вплоть до конца XVIII века в России не было феодальных отношений. С начала российской истории отсутствовало практика бенефициара, перешедшая в Европе в феодальные отношения. Фактически речь идет о том, что не было практики наследственного земельного права, да и сама практика наследования была очень далека от европейской. В итоге, только подписанная императрицей Екатериной II «Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства» приблизила российское правовое поле к феодальным порядкам, но все равно не до конца.



    В современной России фактически не определен институт частной собственности, а уж тем более нет механизмов его реальной защиты. И все это укладывается в вековую историко-правовую традицию существования России. Если дворянство Европы стало одной из основных движущих сил процесса борьбы с монархическим абсолютизмом, опираясь на свои «естественные» права, то российское дворянство – не более чем сословие служивых людей, зависящее от милости правителей, и получающее свои владения в качестве жалования за службу, не обладая феодальным правом на них. Российские порядки в этом плане более напоминают отношения типичные для Востока, где только монархи обладали реальным наследственным правом, а вот монаршей милостью любой из подданных мог быть, как возвышен, так и свергнут...

    В фактическом отсутствии института частной собственности кроется и ответ на вопрос, почему Россия не может считаться даже страной «дикого капитализма». Отсутствие основного столпа либерализма – «неприкосновенности частной собственности», не создает условий для развития «дикого капитализма».

    Одним из последних примеров, ярко характеризующих данную ситуацию, является история, произошедшая с Александром Щетининым, который в один момент оказался лишенным доступа к своим денежным средствам, размещенным в российском банке. Причем его счета были закрыты с явным и наглым нарушением закона – фактически на лицо не только факт мошенничества, но явный подлог. Не спасло положение, что данный российский банк – «Ситибанк» – является дочерним банком международной финансовой корпорации «Citigroup», управляющей активами на почти 2 трлн долларов.



    О каком, даже «диком капитализме» может вестись речь в данном случае?

    А ведь подобные примеры не только не единственны, они массовые и очень характерны для России. Примеров подобных случаев можно привести великое множество, просто пролистав новостные ленты российских регионов: от банковских махинаций до беспредельного отъема чужой собственности или бизнеса...

    Самым сложным является анализ двух последних положений. Да, несомненно, в России присутствуют признаки «оруэлловского мира» – попытки государства установить тотальный контроль над обществом, а также византийской идеи патернализма и «симфонии властей». Но все эти признаки разбиваются об одну важную характеристику самого российского общества – криминализированность его общественного сознания и массового цинично-наплевательского отношения к закону.

    Ни «Третий Рим», ни «оруэлловский мир» без этой важной составляющей – тотального подчинения власти – функционировать просто не может. В России этого по большому счету нет – реализована другая реальность «Царь – далеко, Бог – высоко, никто и не заметит».

    Если охарактеризовать сравнение с византийским наследием – отсутствует важный признак патернализма – «семейственность» отношений, власть не воспринимается, как нечто сакральное, скорее она терпима, до тех пор пока не вмешивается в привычный уклад, пока есть лазейки позволяющие обойти все создаваемые ее препятствия...

    В связи с этим вспомнил один эпизод, произошедший в «Сбербанке России», очень точно характеризующий отношения российского общества и государства. Проводимая в России политика компенсации потерянных в начале 90-х вкладов населения предполагала, что вклады до 10 тысяч рублей компенсируются один к одному, на тот момент это около 300-400 долларов. И вот к окошку операционистки банка подходит мужик и передает ей 8 (!!!) сберегательных книжек, на каждой из которых, как раз по 10 тысяч рублей. Операционистка, смотря на него с удивлением и восторгом, задает вопрос: «А кто, вам, это подсказал?». На что мужик, не стесняясь сдобрить свою речь отборными матюками, отвечает: «Я очень давно живу в этом государстве, и оно меня не обманет!». Как говорится – финиш!

    Что же в реальности представляет из себя современная Россия?

    Лет 10 назад, когда на форуме Сергея Кара-Мурзы шли жаркие интеллектуальные баталии вокруг вопросов государственного устройства России, организации общества, проекта «СССР-2», один из участников форума охарактеризовал российский строй, как «Паханат»...



    Чем же характеризуется это устройство государства: базой для него является криминализированное общественное сознание. К слову сказать, криминализированное характерно не только для России – оно широко распространено на постсоветском пространстве, но в России оно является именно определяющим для жизни общества. Любые законы или действия властей оцениваются именно с позиции «как это можно обойти». Это очень широко распространенное массовое явление.

    Например, владелец фирмы приводит следующие рассуждения о своем бизнесе и зарплатах сотрудников: «Чтобы мне платить своему работнику 10 тысяч рублей официально – мне надо еще 8 тысяч отдать государству в виде налогов и отчислений. А потом еще работник с полученной «десятки» – уплатит 1300 подоходного. Так я лучше договорюсь с работником и буду платить ему эти самые 18 тысяч на руки чистыми». Другими словами – человек всегда готов действовать вне правового поля...

    И вот на базе этого реализована следующая структура. Во главе российского государства стоит криминализированная клика клепто- и плутократов, «короновавшая» своего «пахана». Да, в данный момент это Владимир Путин, хотя персоналии не столь важны – важна именно система. А вот уже «пахан», в соответствии с логикой криминального мира, расставляет своих «смотрящих» и «авторитетов» на местах.

    Причем началось это с создания региональных кластеров – федеральных округов, где президент растравлял своих полпредов. Далее была введена прямая расстановка, утвержденных «паханом», региональных «авторитетов» отвечающих за вверенные им «удельные княжества». Основной отличительной чертой этой системы является механизм ее функционирования: самое важное, что бы на местах была видимость порядка и недопущение социальных взрывов.

    При этом и назначенным «смотрящим» и местным «авторитетам» дается право на получение своего процента от всех действий. Это право гарантируется их местом. Об этом свидетельствует оценка выросшей в десятки раз за последние 15 лет величины среднестатистической российской взятки – сумма составляет около 10-15 тысяч долларов. Причем самый резкий рост среднестатистической взятки наблюдается с 2008 года, почти в 40 раз.

    Понятно, что такой размер взятки не платится рядовым российским обывателем, среднегодовой доход которого не дотягивает даже до этой величины. Эти объемы выплачиваются российским бизнесом, и обеспечиваются воровством бюджетных средств – пресловутыми «распилами» и «откатами», которые по некоторым оценкам составляют половину, а то две трети от номинальной стоимости тех или иных российских проектов.

    Если приводить аналогию с российским дворянством, то коррупционные доходы – это рентные поступления с поместий служивого дворянства, но разница в том, что рента формируется в правовом поле, а коррупция – исключительно криминальный доход, подрывающий российскую экономику и легальное государственное устройство.

    Именно в этом плане можно говорить о нежизнеспособности российского государства. Коррупция уже разъела всю систему. Владимир Путин не лукавит, говоря о том, что не может бороться с коррупцией. Ситуация такова, что если начать серьезно прижимать российских коррупционеров, то вся выстроенная «вертикаль безответственности» – просто перестанет как-либо функционировать. С другой стороны уровень коррупции достиг уже таких масштабов, что ни одно здравое решение, ни один «копеечный проект» не будет рассмотрен.



    Очень ярко характеризует эту ситуацию один недавнишний эпизод из российской глубинки. Жители Октябрьского микрорайона города Шарья, Костромской области, оказавшиеся отрезанными от самого города из-за аварийного состояния единственного автомобильного моста – починили его за свой счет, затратив сумму в десятки раз меньше, чем заложенную по проекту ремонта в областном бюджете. Знаете, что было в итоге – прокуратура начала проверку в отношении организатора строительных работ Сергея Захарова. Благо, что его не посадили, а ведь при желании могли бы.

    Да, несомненно, мост – это конструкция с жесткими требованиями по надежности, но сам факт того, что реальная стоимость его ремонта и экспертизы в десятки раз меньше, чем запланированные на это средства – говорит сам за себя...

    Поэтому мы и можем говорить о России в целом, как о большом криминальном сообществе, где логика всего устройства жестко подчинена криминальной организации. Ведь даже российские правоохранительные органы и суды работают именно в этой логике.

    Чего стоит яркий пример «беспредела по закону» – арест, суд и тюремный срок у участниц панк-молебна группы «Pussy Riot» Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной, дело которых было пересмотрено из-за обнаруженного Верховным судом РФ нарушения закона при проведении следствия, суда и вынесения приговора. Однако даже это обстоятельство лишь смягчило ранее вынесенный приговор. Вызывает вопрос сама квалификация административного правонарушения, как уголовно-наказуемого преступления...

    В этом плане и нет смысла искать в действиях российских властей, каких бы то ни было «высоких политических мотивов». Государственная система, построенная на принципах криминального мира, исповедует эти принципы во всем. Поэтому мы видим и слышим от представителей российского политического истеблишмента постоянное вранье, угрозы, шантаж. Все это характеризует именно бандитские сообщества...

    Вот наверно основные штрихи общественно-политической системы России...

    Можно добавить только одно, мелкий штришок. Учитывая площадь территории Российской Федерации ее с полным правом можно именовать «Великий Паханат».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив