Украина – территории войны и мира

    Авторская колонка Олега Шро для «Нового Региона»



    Киев, Июнь 30 (Новый Регион, Олег Шро) – События последних недель, одним из которых является признание со стороны МВФ украинского долга перед Россией государственным, дают богатую почву для анализа украинского общественно-политического пространства. Особенно, если учесть очередной предсказуемый крах Минских договоренностей относительно восстановления мирной жизни на Востоке Украины. Не последнюю роль сыграли и громкие скандалы во властных коридорах – например, недавняя отставка главы СБУ Валентина Наливайченко.

    Попробуем проанализировать общее состояние украинской громады, и надо честно признаться – анализировать украинскую политическую жизнь очень и очень сложно. В отличие от российской «вертикали безответственности», представляющей четкую систему с негативным профессиональным отбором, фильтрующим по принципу круговой поруки – украинская политическая жизнь представлена компромиссом между зачастую полярными мнениями. С другой стороны, по сравнению с европейской системой, с ее выстроенной процедурой преемственности в действиях власти и четких правил политической жизни – Украина демонстрирует хаотическое поведение основных политических сил, отдельных игроков и даже общества в целом.

    В физике есть такое понятие – «система динамического хаоса» – это системы, поведение которых в целом хаотическое, т.е. непредсказуемое и беспорядочное, но при этом можно выделить тенденции основного развития данной системы, т.е. определить к чему она в конечном итоге придет. Однако в силу хаотичности самой такой системы конечные точки пути тоже во многом вероятностны, а не являются предопределенными. Напрашивается прямая аналогия между системой динамического хаоса и украинской политической жизнью. Это ни плохо, и ни хорошо, это просто подбор метода и инструментария, позволяющего оценить пути движения украинской политики и украинского общества. Именно такая аналогия и напрашивается при попытке анализа современной украинской политической системы.



    Возвращаясь от физической аналогии к социальной и политической реальности современной Украины, мы заметим четкое разделение на «территорию войны» и «территорию мира» – и в прямом, географическом, и в социально-политическом смыслах. Причем, обе эти «территории» являются как целью, так методами и средствами политической жизни одновременно.

    «Территория войны» характеризуется не только боевыми действиями по отпору российской агрессии, но и социально-психологическим состоянием общества и общественной дискуссии, в том числе между обществом и властью. Многие шаги власти воспринимаются в украинском обществе через призму войны, раскладывая события по значимости с точки зрения отпора российской агрессии. «Территория войны», на сегодняшний день приоритетная в общественном сознании, является определяющим фактором социальной жизни. Заметим, что «территория войны» в социально-психологическом плане является тяжелым фактором морального давления на общество, причиняет боль этому обществу и, несомненно, травмирует его.

    «Территория мира» – это поиски решения всех остальных, не связанных с войной, проблем украинской жизни. Это то множество социально-экономических вопросов, с которым сталкиваются украинцы повседневно. Зачастую это порождает двойственность восприятия, и даже отторжение отдельных элементов «территории мира» в общественном сознании. Однако в силу того, что украинское общество демонстрирует социально-политическую зрелость и, несмотря на то, что «территория войны» стала основным приоритетом, украинское общество не отказывается от «территории мира».

    Еще одним важным фактором политической жизни Украины, формирующим в том числе и границы «территории войны» и «территории мира», – это харизматично ориентированное восприятие политики. Кстати, ярко оно проявилось в оценке назначения Михаила Саакашвили на пост главы Одесской области: многие украинцы с воодушевлением восприняли это назначение, другие его критикуют. Однако, при всем соблазне сравнения харизматического подхода украинского общества с аналогичным российским, следует понимать, что это несравнимые вещи.



    Несмотря на то, что украинцы одобряют многие шаги, предпринятые президентом Петром Порошенко или премьером Арсением Яценюком, или другими политиками, одновременно они же предъявляют им претензии невыполнения тех или иных обещаний и действий. А главное отличие в том, что власть не игнорирует мнение общества, а учитывает его в своих действиях, правда не всегда в пользу общества, но, тем не менее, учитывает. Если это сравнить с Россией, где тоталитаризм бандитско-воровского клана подавляет любые проявления гражданского общества, то никакого диалога между властью и обществом в России нет, а критика власти – либо удел немногих одиночек, либо отсутствует, как таковая.

    Следует сказать и том, что несравнимы и мобилизационные эффекты украинского и российского общества. Украинцы мобилизуемы, прежде всего, снизу, за счет сильных социальных связей в основе общества и зрелой самоорганизации. Российское общество мобилизуемо всегда сверху при отсутствии социальных связей и неспособности к самоорганизации. Именно поэтому попытки России дестабилизировать общественную обстановку в Украине – предсказуемо терпят фиаско. У России нет влияния на украинское общество, отсутствуют необходимые навыки по мобилизации украинской громады. Российское общество всегда мобилизуется сверху, кстати, и оппозиционно настроенное тоже, оно также не способно к самоорганизации, даже для ведения диалога с властью, не говоря уже о борьбе или открытом противостоянии.

    Видимо, этот фактор отличия мобилизационных эффектов украинского и российского общества и напугал Кремль в 2013 году, во время Майдана. Украинская громада стала  опасным врагом для кремлевской бандитско-воровской клики, угрожающая ей одним только фактом своего существования. Существовала и существует потенциальная опасность того, что украинская громада станет тем самым организатором для российского мобилизационного эффекта. Именно поэтому Кремль пошел на прямую агрессию под лживым прикрытием, заложив социально-политическое разделение в украинском обществе на «территорию войны» и «территорию мира». Это создает определенную конфликтную ситуацию внутри украинского общества, однако просчет в оценке его зрелости не позволил получить нужного эффекта от этого конфликта.

    В этом плане последние события, как на фронтах отражения российской агрессии, так и на международной арене, являются ярким индикатором проявления «территории войны» и «территории мира» в жизни украинского общества.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив