Украина и Запад: европейские ценности и прагматика жизни (ФОТО)

    Разговоры о евроинтеграции Украины, как правило, носят технологический характер



    Киев, Февраль 25  (Новый Регион, Олег Шро) - В большей степени внимание концентрируют на принятии законов, на внедрении отработанных механизмов и стандартов, свойственных европейской жизни. Однако, и прежде всего, процесс евроинтеграции заключается в принятии европейских ценностей. Именно они должны стать абсолютным императивом, формирующим жизненный вектор как отдельного человека, так и общества в целом.

    Принятие европейских ценностей – это не только и не столько идеологический момент, сколько важное практическое их применение. Об этом на встрече из цикла «Что ожидает РФ: сценарии и прогнозы» мы общались с украинским дипломатом, директором департамента двухсторонних связей БФ «Майдан закордонних справ» Олегом Белокосом. Олег Белокос много времени работал на северо-американском направлении дипломатических контактов МИД Украины, затем работал на африканском направлении, в частности, в Кении. Последние годы работы в МИД Олег Белокос отвечал за российский сектор. Во время Майдана он был у истоков создания и формирования БФ «Майдан закордонних справ», дипломатический департамент которого он сейчас и возглавляет.

    Но возвращаемся к вопросу принятия европейских ценностей и их практического применения.  Рассмотрим на примере «Минских соглашений»: есть два пункта, которые напрямую касаются европейских ценностей и их практического применения.



    Первый пункт — это «обмен военнопленными». В основе его – ценность человеческой жизни, что является ключевым моментом в системе европейских ценностей. Можно долго говорить о том, что данные обмены «неравноценны», что террористов менять на военнослужащих – это стимулировать этих самых террористов. Да, несомненно, все это присутствует, но обмены эти служат одной цели – освобождение удерживаемых террористами заложников: военнослужащих, правоохранителей, волонтеров, украинских активистов. Правда, и тут есть один пунктик который противоречит по своей формулировке европейским ценностям, а именно — «менять всех на всех». В чем противоречие: такая формулировка подразумевает, что под указанный обмен попадают и военнослужащие РФ, которые не просто террористы-коллаборационисты террористических формирований «Л/ДНР» или «Новороссии», а иностранные наемники, диверсанты и оккупанты, другими словами – «третья сторона» конфликта. В отношении этих людей не может ставиться вопрос об их обмене «всех на всех». Несмотря на то что сама идея вызволения заложников, удерживаемых в «Л/ДНР» – несомненно правильное стремление. Все мы знаем, каким издевательствам и пыткам подвергают в подвалах «МГБ» в недореспубликах украинских граждан, и спасти их жизни и здоровье – это святое, это обязаность и власти и общества.

    А вот второй момент более интересен — амнистия. И вот возникает интересный казус: по требованиям «минских соглашений» амнистия должна быть для всех, и это ключевое условие выполнения данных «соглашений». Но такое требование противоречит незыблемой ценности примата права. Амнистия возможна только после следствия, суда и вынесение приговора, а не наоборот. Таким образом данный пункт «минских соглашений» вступает в конфликт с одной из основополагающих европейских ценностей.

    Раз зашел разговор о «минских соглашениях», то следует остановиться еще на двух моментах, с ними связанных. Недавно прошла информация, что «минские договоренности» были рассмотрены на заседании Совбеза ООН и теперь являются обязательными к исполнению для Украины по принятой относительно этих «договоренностей» резолюции. Но вот тут и выскакивает еще один момент, который более тонкий – а кто отвечает за подписи под данными соглашениями? Каковы полномочия людей, их подписавших? Это опять же отсылает нас к примату права как ключевому моменту в системе европейских ценностей.

    Дело в том, и об этом тоже говорил Олег Белокос – любые договоренности прежде всего зависят от полномочий тех людей, которые ставят свои подписи под этими самыми договоренностями. Подписание любых договоров – это сложный и многоходовый процесс. Во-первых, для начала формируется концепция самого договора, рассматриваются плюсы и минусы возможных соглашений. На основе этой концепции, если договор является все же необходимым, принимается решение о формировании рабочей контактной группы. А вот тут внимание – эту контактную группу официально наделяют полномочиями, например, соответствующим указом президента или решением правительства страны, или даже законодательного собрания – в зависимости от  полномочий и разграничения этих самых полномочий между ветвями власти.

    И вот после этого вторым пунктом идут сами контакты с контрагентами, с контактной группой тех, с кем планируется заключить договор. Соответственно, у этой контактной группы тоже должны быть аналогичные полномочия! Бывают, конечно, сложные ситуации – когда контрагентов на самом деле утвердить некому. Как, например, в случае «Л/ДНР». В таком случае эту роль берет на себя посредник или посредники, для чего они уполномочивают соответствующих лиц со своей стороны, берущих на себя ответственность не только за себя, но и за тех, кого они представляют на самом деле. А теперь вопрос: кто из контактных групп «нормандской четверки» и представителей «Л/ДНР» является такими уполномоченными лицами? Вот то-то и оно…

    А вот тут всплывает еще один вопрос, который мы тоже обсуждали с Олегом Белокосом. На сегодняшний день лоббирование интересов Украины в Европе и США, как по оценкам самого  Олега Белокоса, так и по информации от других источников за рубежом – близко к нулю. К сожалению это так. Напротивм Россиия затрачивает колоссальные средства и использует все возможные ресурсы для представления своих интересов как в странах Евросоюза, так в на американском континенте. Масштабы затрат несопоставимы. К слову, введение санкций со стороны Евросоюза в отношении России – это во многом заслуга именно Ангелы Меркель, которая несмотря на все внутриевропейское противодействие, продавила пакет европейских санкций. Все те «метания» европейских политиков, в том числе и самой Ангелы Меркель, которые мы видим публично – есть следствие столкновения различных и противоречивых интересов как в Европе в целом, так и Германии, в частности.

    Возникает еще один важный вопрос. Представители политической элиты Европы и Америки, конечно, восторгаются активностью украинской громады, решающей очень многие вопросы: от обеспечения обороноспособности Украины в условиях российской агрессии и оккупации части территорий, до установления контактов с властями других стран. Но при этом и негодуют тоже! Негодование вызывает тот факт, что в данном случае украинская громада выполняет несвойственные ей функции, делая работу за украинское государство. А как раз государственные органы проявляют в данном случае пассивность, в отдельных вопросах даже – преступную.

    Поэтому те же европейские и американские политики хотят видеть активность именно государственных органов и ответственных лиц, имеющих соответствующие полномочия для решения вопросов. Мы опять же подходим к вопросу примата права. Ведь волонтеры, на каком бы направлении деятельности они не специализировались – военные закупки или дипломатия – не обладают необходимыми для таких действия полномочиями, что с одной стороны затрудняет их работу, а с другой стороны вызывает недоумение и даже опасения среди политиков и государственных чиновников Европы и Америки, которые хотели бы видеть в этой роли своих украинских коллег. Отсюда и многие препоны, возникающие в таких взаимоотношения Украины с ее западными партнерами. Причина – существующие опасения и даже прагматичная оценка рисков.

    Коль речь пошла о претензиях со стороны европейцев и американцев, то следует отметить:  одна из самых важных претензий – это отсутствие, с их точки зрения, программных и комплексных реформ. По оценкам западных партнеров Украины, все реформы пока носят частичный, а зачастую и косметический характер.

    Да, выводы пока что неутешительные: украинским властям с одной стороны нужно проявлять большую активность по представлению интересов Украины у ее партнеров на Западе, с другой стороны более активно проводить реформы, реализуя те прагматические положения европейских ценностей в жизни. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив