Украина и Россия: аспекты информационной войны

    Авторская колонка Олега Шро для «Нового Региона»



    Москва-Киев, Январь 20 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – Поговорим об информационной войне между Украиной и Россией. Тема эта сверхактуальная и весьма сложная. Не случайно, она регулярно поднимается в различных публикациях, интервью и обсуждения. Сделано немало утверждений, сломано не мало копий – на войне, как на войне...

    Важность вопроса обусловлена и теми обстоятельствами, что информационная война является одним из основных элементов современной войны, вообще. Ее аспекты требуют самого серьезного внимания и тем более проработки концепций военных действий на информационных фронтах. Важность информационной войны проявила себя уже в XX-м веке, с развитием средств телекоммуникаций и повышением скорости распространения информации. XXI-й век с его развитием информационного общества и формированием экстерриториальных общностей – требует самого серьезного отношения к методам ведения информационной войны.

    На сегодняшний день многие эксперты, публицисты, журналисты и простые граждане, вовлеченные в процесс информационной войны Украины с Россией, отмечают неудовлетворительность уровнем ведения военных действий на информационных фронтах противостояния. У этого много причин. Попробуем последовательно разобраться в тонкостях данных процессов.

    Начнем с тех основных целей, которые преследует информационная война Украины с Россией. Нет, речь не идет об абстрактной концепции «победы на информационных фронтах». Цели должны быть более конкретными и достижимыми. На сегодняшний день можно выделить две основные стратегические цели борьбы на информационных фронтах:

    1) Самое важное – это обеспечить утилизацию советского и российско-имперского наследия. Да, мы не сможем отказаться от общей истории, от ее фактов. Например, нельзя отрицать, что толчком к появлению России стала колониальная экспансия под руководством многочисленного потомства князя Рюрика, на Северо-Восток, в лесные дебри Верхней Волги. Нельзя также отрицать сложные геополитические сдвиги XVII века обусловленные противостоянием Московского царства с Речью Посполитой, Османской империей и Швецией, где история отвела Украине одну из центральных ролей – объекта этого противостояния. Сложно игнорировать и особо трагичный советский период совместной истории.

    Но важно, что бы освещение этих вопросов в информационной войне было направленно на утилизацию всего этого наследия, а это, прежде всего – отказ от ненужной идеологической шелухи, типа «братские народы», «навеки вместе». Должны в первую очередь оставаться сухие и не противоречивые факты. Но подробней об этом поговорим позже...



    2) Второй целью информационной войны с Россией является очерчивание горизонта будущего Украины в современном мире.

    Да – это область прогнозов, фантазий и мифотворчества. Да, скорее всего большинство из таких проектов никогда не будут реализованы в жизнь, но это моменты, которые задают общественные, экономические и политические ориентиры. Многие из этих горизонтов будущего уже сейчас родились, в силу сложившихся обстоятельств – интеграция с Европой, партнерские отношения с НАТО и т. д.

    Важно, что бы эти аспекты грамотно использовали в информационной войне. Обусловлено это еще и с той точки зрения, что выработка таких общественных, экономических и политических ориентиров помогает достигнут первой цели – утилизации ненужного наследия прошлого.

    Есть еще конечно и третья цель, но она «локальна», и даже скорее не цель, а общая концепция оценки промежуточного состояния «здесь и сейчас». Речь идет о настоящем. Надо отметить, что в оперативном и тактическом плане с этой целью худо-бедно справляются. Однако это цель всецело подчинена двум основным, и без них она будет не более чем ситуативной реакцией. Да, это важно, но без основных целей может оказаться «мартышкиным трудом». Более того, нельзя недооценивать противника, который может и будет использовать это в своих целях.

    К представленным целям плотно примыкают основные задачи информационной войны. Все они делятся на стратегические, оперативные и тактические, но в свою очередь все их можно классифицировать по следующим группам:



    а) Рефлексивные задачи – это осмысление и профессиональная проработка возникающих вопросов. Решение таких задач возникает, как на стратегическом уровне, так и на оперативном и тактическом. На самом деле все рефлексивные задачи – это уровень полемики, дискурса, жарких споров и внутренней борьбы. Отметим, почему важно сохранение уровня полемики и дискурса. Во-первых это дает нам выбор из нескольких вариантов; во-вторых, создает условия для синтеза идей; в-третьих, запутывает противника, заставляя его разбираться в хитросплетениях важных вопросов и контексте их возникновения.

    Именно так и будут рождаться общественные, экономические и политические ориентиры, которые в свою очередь будут стратегическими, оперативными или тактическими. Все это, в целом, будет подчинено достижению основных целей информационной войны, а также реакции на вдруг возникающие острые проблемы. В целом это группа задач для профессионалов – социальных философов, политологов, экономистов, социологов и психологов. Конечно, публичный уровень решение таких задач будет привлекать и непрофессионалов, но тут важно обеспечить подержание профессионального уровня обсуждения, даже если непрофессионалам будет скучно...

    б) Публичные задачи – это вовлечение в решение возникающих задач всего общества в целом. И первым важным моментом, который необходим для данной группы задач – это переложение на доступный и понятный язык их решений на рефлексивном уровне. Публичные задачи включают в себя связку трех подтипов, или подуровней – информационные, пропагандистские и манипулятивные.

    Информационный подтип служит для передачи и растолкования особенностей решений, найденных на рефлексивном уровне, без акцентов, максимально возможное строгое и точное информирование. Задачу акцентирования внимания на тех или иных аспектах найденных решений реализует пропагандистский подуровень, его цель – расставить приоритетные точки на «і» и «ї». Такая задача может быть использована не только для влияния на само украинское общество, но и для большего запутывания российской стороны.



    Последний, и самый спорный момент – это манипулятивнный подтип, такие задачи возникают, как правило, на оперативном и тактическом уровне. Обусловлены они, прежде всего, отсутствием времени на реализацию информационного или пропагандистского подтипа. Однако эти задачи важны и требуют быстрого внедрения в общественное сознание. Особо важно, что бы такие задачи были скорее исключением для украинского общества. Но они могут при этом широко применяться в отношение российского общества, тем более, что последнее не так уж и сложно. Основной особенностью манипулятивного подуровня является акцент на контексте рассматриваемых вопросов, а не самих вопросах, это не уровень убеждения – это подуровень фактической дискредитации решения, на грани троллинга. Широкое применение манипулятвнных технологий к воздействию на украинское общество – будет свидетельствовать о полном отсутствии решения всех остальных задач.

    Информационная война изначально предполагает именно асимметричность воздействия, так как противник всегда готов к явным контратакам и тем более к попыткам вовлечь его в дискурс или полемику. Играть на его поле – это ставить себя в заведомо невыгодное положение. Надо навязывать ему боевые действия на своих условиях, в тех «точках» к которым он не готов...

    в) Задачи троллинга. Основное их назначение – создание информационного фона. Кстати, надо отдать должное, что именно с этим уровнем российское информационное воинство неплохо справляется, хотя украинской креативности ему явно не хватает. Информационный фон создает тот поток, в котором удобно маскировать рефлексивный и публичный уровень найденных решений.

    Троллинг также может и должен быть успешно использован в манипулятивном воздействии на российское общество. Если строго говорить – пора перехватить у Дмитрия Киселева его «пальму первенства» в генерации антиукраинской мифологии. Причем, так как это задача троллинга, а не манипуляции – следует самому украинскому обществу генерировать такие «антиукраинские мифы», с целью углубления возникшей пропасти между Украиной и Россией. Креативности украинскому обществу в этом вопросе хватит с лихвой, важно генерировать самим такие «ужасающие идеи», а не идти на поводу у кремлевских пропагандистов и манипуляторов.

    Почему вопрос ставится именно в таком ключе? Важно понимать, что поменять отношение российского общества к Украине – задача сверхтяжелая, и многие в этом убедились на разрыве своих родственных и дружеских связей. Поэтому, чтобы победить этого информационного дракона, надо стать самим информационным драконом, вгоняя российское общество в состояние психологического ужаса и безысходности.



    А вот почву для этого российская пропаганда подготовила очень благодатную, чего стоят перлы о «снегирях», «распятых мальчиках» и многом другом. Но основной момент, подчеркнем еще раз – надо задавать такие троллинг-темы самим, а не идти на поводу у противника. Пусть он обсасывает предложенное нами, а не навязывает нам свой троллинг-дискурс.

    Вот таковы задачи информационной войны, обусловленные, прежде всего, противостоянием с Россией. Успешность решения этих задач не менее важна, чем реальные боевые действия. В том числе, такие задачи позволят сохранить не одну жизнь военнослужащих, национальных гвардейцев, добровольцев и партизан в зоне АТО. Им будет легче противостоять врагу, который будет деморализован успехами информационных фронтов.

    Если говорить о России, то важна еще одна цель, которую можно отнести к подцели утилизации советского и российско-имперского наследия. Речь идет о том, что успех ведения информационных компаний с использованием всех типов задач, породит отчаяние в общественном сознании россиян. Из психологии известно, что состояние отчаяния приводит к повышенной и неадекватной агрессивности. Все те эмоции, которые возникнут у россиян под воздействием этого общественного состояния, будут требовать выплеска. А выплеск приведет к негативным последствиям для самого российского общества, возможно даже к его глубокому расколу и внутреннему конфликту. А вот это, в свою очередь – приведет к ослаблению воздействия со стороны этого общества, да и России в целом, на Украину.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив