Опасные игры в «защиту русских»

    Олег Шро предлагает альтернативный взгляд на проблему русских политических эмигрантов



    Киев, Август 07 (Новый Регион, Олег Шро) – В последнее время одной из обсуждаемых тем в русских сообществах является тема защиты русских, под которыми подразумевается, как правило, русскоязычное население в местах их расселения на постсоветском пространстве. Не обходят стороной этот вопрос и при обсуждении ситуации в Украине.

    Прежде чем перейти к основному вопросу, несколько слов о русскоязычном населении. Есть такой термин «нативный язык», т. е. язык привычной среды общения, это не обязательно родной язык. Родным языком человек может и не владеть при этом вовсе. Можно привести на этот счет много примеров: так, этническая мордва, оторванная от своих корней и окружения, где-нибудь в Центральной Азии, нативным языком считает русский; то же самое произошло и со многими немцами в Казахстане. И таких примеров можно привести множество.

    Но вернемся к основному вопросу – вопросу «защиты русских». Можно с уверенностью утверждать только одно: весь процесс «защиты русских» – дело сугубо политическое. В большей степени оно связано с внешней политикой России в сопредельных государствах. Отсюда и непоследовательность в использовании самого термина «защита русских», но она только кажущаяся. Россия вытаскивает «козырь защиты русских» тогда и только тогда, когда это последняя возможность продавить свои интересы в сопредельных государствах.

    Во-первых, под защитой русских понимается защита русскоязычного населения других странах, а не, собственно говоря, самих этнических русских. Если ставить вопрос о «защите русских», то в первую очередь это касается самой России, где традиционно русские, коренные, регионы испытывают массу общественно-экономических проблем. Это если не касаться темы многонациональных субъектов, а особенно национальных республик, таких как регионы Северо-Запада, Поволжья и Кавказа.

    Во-вторых, русскоязычное население сопредельных с Россией государств хотя и является носителем своеобразной культуры, но она отнюдь не русская. Русскоязычное население знакомо с русской культурой, как правило, из произведений искусства: литература, театра, кино и т. д. Само это население является либо носителем культурной интерференции с местным населением, в том числе и по языку – формируя особый диалект. Либо это «Homo Sovieticus» – рудиментные остатки советского общественного мышления. И тут на помощь приходят социологические исследования «Левада-Центра» которые показали, что население России обладает типичными либеральными установками. Можно сделать вывод, что налицо интерференция либеральных идей и «советской системы общественных благ».

    В-третьих, «защита русских» становится ярким популистским лозунгом для различных политических сил в странах постсоветского пространства. Социальной базой для этого лозунга является, как правило, именно «Homo Sovieticus», а не этнические русские.

    Сейчас мы наблюдаем процесс формирования новой русской общности в Украине – под влиянием «эмиграции отчаяния». Эмиграция эта во многом именно политическая, и немногочисленная, но она несет в себе потенциальную опасность. Опасность эта заключается в том, что эмигрирует политически активное меньшинство. Но самое важное – эмигрируют в первую очередь представители русского национализма. Опасность заключается в том, что некоторые из этих политэмигрантов пытаются и в Украине разыграть карту «защиты русских». Делается это под разными «соусами»: организация  различных «русских обществ» с очень широким набором функций; создание неких, подчеркнуто русских, «культурных центров» и, наконец, призыв к созданию русских национальных партий в Украине.

    Если говорить о «русских обществах», то тут возникает вопрос: как политэмигранты, зачастую не имеющие статуса резидента в Украине, не говоря о гражданстве, собираются защищать права русскоязычных граждан Украины? Оксюморон, да и только...

    Следом стоит сказать о «русских культурных центрах» – возвращаясь к ранее отмеченному, не нужно попадать в капкан термина «русский» применительно к русскоязычному гражданину Украины. Русскоязычный не является носителем русской культуры, большими носителями русской культуры в Украине являются старообрядцы, веками сохранявшие свой жизненный уклад. Однако старообрядцы весьма настороженно относятся к любым «никонианским» поползновениям в их адрес. А выходцы из России, как правило, если они верующие – принадлежат к «никонианской» версии Православия. Хотя тут возникает и более любопытный момент: исследование культуры предполагает хотя бы намек на академический подход к этому вопросу. Сможет ли такой институт отказаться от политической ангажированности в пользу академичности?

    А вот создание «русских национальных партий» – просто звучит как откровенная провокация. Время для создания таких структур в Украине – упущено. А апелляции в адрес ВО «Свобода» с ее национальной риторикой выглядят по меньшей мере смешно. Да, можно было создать такую «русскую национальную партию» до Майдана, чтобы она в числе других общественно-политических сил активно в нем участвовала и заработала себе репутацию. А сейчас, в период войны с Россией – такая идея, в лучшем случае, звучит как анекдот. А вообще смахивает на проект российских спецслужб, которые и раньше активно играли на «русском вопросе» в сопредельных с Россией государствах, в том числе и в Украине. 

    В итоге, можно отметить, что на сегодняшний день в Украине для русскоязычных граждан возможны только два основных пути: либо они интегрируются в украинскую громаду, либо они покидают Украину. Третьего пути Россия им не оставила...

    И в заключение следует напомнить политическим эмигрантам из России, что они в Украине – гости! И не следует злоупотреблять гостеприимством хозяев...

     

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив