Кто подставил Путина в Украине?

    Склонность российских властей к популистским шагам во внутренней политике сыграла с руководством РФ, и лично Владимиром Путиным, очень злую шутку

    РИА Новости
    Склонность российских властей к популистским шагам во внутренней политике сыграла с руководством РФ, и лично Владимиром Путиным, очень злую шутку. Именно благодаря следованию политике сдерживания социального взрыва Владимир Путин загнал сам себя в исторический капкан. И чем больше он будет пытаться из него вырваться, тем больше «зубья» этого общественно-политического капкана будут впиваться в «тело» властных структур и парализовать дальнейшие действия...

    Однако начнем с краткого обзора последних событий в Украине и России. В настоящее время президент Украины Петр Порошенко объявил перемирие в Донбассе до 27 июня, в рамках которого ведутся переговоры по урегулированию ситуации. При этом обе стороны конфликта выдвигают взаимные обвинения в несоблюдении условий перемирия, продолжаются боевые столкновения между силами АТО и террористами. На фоне этого сенсационным выглядело сообщение об отзыве Владимиром Путиным постановления Совета Федераций РФ позволяющее президенту использовать российские войска в Украине, которое Совет Федерации уже оперативно удовлетворил.  

    Если говорить о текущей обстановке, то в России началось все еще в конце первого президентского срока Владимира Путина, в период предвыборной кампании. Если до этого шаги власти России воспринимались, как попытка навести порядок после криминального разгула 90-х, то конец первого президентского срока четко обозначил тенденции выстраиваемой в России системы. Россия, на фоне социально пассивной основной массы населения, погружалась в атмосферу жесткой и всеобъемлющей управленческой вертикали. Ключевые роли в этой вертикали занимали, исключительно, люди лояльные власти, и как правило состоящие в партии «Единая Россия», которая к тому моменту окончательно оформилась.

    Одним из ярких проявлений данной вертикали власти стала отмена выборов глав российских регионов. Здесь следует дать небольшое пояснение – Россия это федеративное государство. Каждый субъект федерации, де-юре, а до Владимира Путина и де-факто – самостоятельное государство, со своими атрибутами власти и своим законодательством. Выборы главы региона, при Борисе Ельцине позволяли гражданам живущем в этом регионе непосредственно влиять на жизнь своего региона. Они были социально-политической отдушиной, на фоне громадной массы общественно-экономических проблем страны, а также криминогенной обстановки. Однако, понимание этого пришло ко многим позже, когда выборы глав регионов были отменены, а назначенцы на должности президентов и губернаторов, зачастую не связанные с местными элитами, проводили «зачистку» данного региона, порождая массу новых проблем, а не решая имеющиеся.

    И вот в связи с эти следует отметить, что выстроенная в России вертикаль власти приобрела характере «вертикали безответственности», что, кстати, сильно отличает путинскую Россию от ельцинской. Если при Борисе Ельцине чиновник принимал решения в рамках своей компетенции, а не редко, и за рамками ее, то при Владимири Путине принятия решения стали зависить от вышестоящих ступеней власти. Чиновники на местах престали брать ответственность на себя, особенно в принятии сложных решений, и многие вопросы стали решаться только на уровне федеральных властей. Вылилось это в такие явления, как Кондопога и Манежная площадь, где отсутствие решений местных проблем вылились в народные бунты. И потребовалось личное вмешательство главы региона и даже лично Владимира Путина. Страна приобрела яркий характер ручного управления, когда вопросами муниципалитетов вынуждены заниматься главы регионов или даже федеральные власти и лично президент.

    Выстроив такую властную систему, завязанную во многом лично на себя, Владимир Путин, по окончанию второго срока, ставит «местоблюстителя президентского кресла» Дмитрия Медведева, а вся власть сосредотачивается в правительстве, возглавляемым премьером Владимиром Путиным. Яркими примером «технического» характера президентства Дмитрия Медведева служат взаимоотношения с президентом Беларуси Александром Лукашенко. Как правило, совместные договоренности между Россией и Беларусью достигались при личной встрече между премьер-министром Путиным и президентом Лукашенко. Президент Дмитрий Медведев напротив не достигал договоренностей с президентом Лукашенко, по возникавшим вопросам.

    Последствия экономического кризиса 2008 года в России ярко были прочувствованы только к 2011 году, что вылилось в череду протестов социально активного населения 2011-12 гг. против результатов парламентских и президентских выборов. Эти акции показали, что в России нет серьезной оппозиции, способной поднять регионы на протест. Массовые протесты носили локальный характер и касались, как правило, Москвы и немного Питера. Остальная страна, в своей массе – безмолвствовала!

    Следующим критичным годом грозился стать 2013, или, в крайнем случае, 2014. Однако, в Украине случилась антикриминальная революция – Майдан. А в России очень сильно выросла социальная напряженность, и в отсутствии возможности реализовать мирный протест, она грозила вылиться в социальные бунты, наподобие Пугачевска, Бирюлева или, даже «приморских партизан». И это, напомним, на фоне «вертикали безответственности», что могло привести к потере управления над несколькими особо проблемными регионами в европейской части России.

    Майдан, по сути дела, стал подарком для российских властей. Украинская антикриминальная стала тем самым жупелом, олицетворяющим, так долго вдалбливаемое пропагандой «разрушающее влияние Запада» и «оранжевую угрозу». Этот жупел позволил отвлечь население от внутренних российских проблем. Ведь начинался Майдан, как протест против отказа Виктора Януковича подписать соглашения об евроинтеграции. Это и сделали в России ключевым моментом. Вокруг этого идеологического «стержня» и строилась вся антимайдановская риторика. Вторым важным элементом антиукраинской риторики стал «национальный вопрос», особенно в его «языковом» выражении.

    Когда контроль над ситуацией в Украине для России была потерян и нарисовывался окончательный уход Украины из-под влияния России, включили план «Б» – начали с отжатия Крыма, проведенного с рейдерской наглостью. Расширенный вариант плана «Б» предполагал взятие под контроль России всего Юго-Востока, включая Харьковскую область и, возможно, Киев. Однако удачной оказалась только аннексия Крыма. План раскачки ситуации на Юго-Востоке удался только на некоторых территориях Донецкой и Луганской областей, но опять же при широком участии российских эмиссаров, организовавших террористическую деятельность в регионах.

    Владимир Путин, в итоге, приобрел мировую изоляцию, и добавил, к уже имеющимся проблемным, в социально-экономическом плане, российским регионам, еще один. Это если не говорить о том, что когда АТО продолжится и боевики-террористы будут выдавлены с территории Украины в Россию, то там они могут стать основой для новых «приморских партизан», только в Ростовской области и на Кавказе...

    Вот и остается открытым вопрос: кто же подставил Владимира Путина в Украине?

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив