Как в России появилась «бутербродная» оппозиция

    Авторская колонка Олега Шрo

    kp.ru


    Москва-Киев, Октябрь 21 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – Публичные заявления российских оппозиционных политиков Алексея Навального, Михаила Ходорковского относительно ситуации с Крымом всколыхнули общественную дискуссию, как в самой России, так и в Украине. Суть этих заявлений – даже если они вдруг придут к власти, то статус-кво с оккупацией и аннексией Крыма будет сохранен либо навсегда, либо на очень продолжительное время. Особенно характерен тезис Алексея Навального – «Крым — это что, бутерброд с колбасой что ли? Его туда-сюда возвращать» – который стал нарицательным слоганом, для обозначения российской политики в целом.

    По этому вопросу разгорелась яркая полемика между Михаилом Ходорковским и украинским журналистом Виталием Портниковым в социальной сети Facebook. Опять же суть этой дискуссии свелась к противопоставлению двух исходных тезисов. С одной стороны Ходорковский озвучивает позицию, что вопрос Крыма – вопрос не на одно десятилетие, требует учета судеб самих жителей полуострова вовлеченных в этот процесс. Он говорит о том, что возврат Крыма Украине не возможен исходя из общественных настроений в России, и этот тезис дополняется необходимостью соблюдения демократических процедур.

    С другой стороны Виталий Портников, опираясь на нормы международного права, парирует оппоненту, что этот вопрос должен решатся так же, как вопрос Судетской области в Чехословакии или Австрии после Второй мировой войны, или более свежий пример Восточного Тимора оккупированного и аннексированного Индонезией. С этой точки зрения оккупированная и аннексированная территория должна быть безоговорочно возвращена, без учета мнения граждан страны оккупанта и с отменой всех решений принятых по этому вопросу.

    Строго говоря, оба эти тезиса не совместимы, получается разговор слепого с глухим, один не видит, другой не слышит. Да и цели этих тезисов различны. Если Виталий Портников говорит о восстановление нарушенных норм международного права и попрания межгосударственных договоров, то Михаил Ходорковский решает вопрос о привлечение российского электората на свою сторону...

    Вот в связи с этим и возникает вопрос: «А существует ли в России оппозиция?». Можно смело сделать утверждение: «В России оппозиция – отсутствует!».

    Во-первых, российская «внесистемная» оппозиция маргинализирована в плане ее общественного восприятия, имеет очень малую реальную поддержку именно в России, за исключением Москвы и может быть от части Питера.

    В российском обществе, в его общественном сознании, произошло саморазделение граждан на три категории. Первая категория – это те, кто пробился или примазался к власти, и в целом неплохо устроился. Вторая категория – те, кто очень хотел бы обладать властью, а может даже и обладал ей когда-то, но в данный момент лишен такой возможности, однако не прочь ее себе вернуть. И последняя третья категория – это те, кто является статистами и зрителями для первых двух.

    Думаю, что это общественное мнение не так далеко от истины, в российских реалиях, с учетом социальной травмы полученной российским обществом после развала СССР и в «лихие» 90-е. Как поет об этом Юрий Шевчук: «Ты вчера был хозяин, а теперь – сирота...».

    Во-вторых, что более важно, российская оппозиция не способна на сегодняшний день предложить российскому обществу программы, где предлагались бы реальные решения действительно значимых для этого общества вопросов и вызовов – инфраструктурные реформы, развитие экономики регионов, повышение качества жизни россиян и т.д. А, следовательно, – нет тех прорывных идей, на основе которых оппозиция могла бы сама себя сделать, в российских реалиях. Региональный опыт показывает, что на местечковом уровне, как раз и бывают попытки преодоления всевластия «Единой России», но они обречены уже в силу других причин – отсутствие поддержки свыше и путинской вертикали безответственности.



    Кстати, это объясняет и растущий региональный сепаратизм, именно региональный – последний пример это голосование жителей Брянской области в интернет-опросе газеты «ГородБ» с вопросами о присоединении региона к Беларуси, Украине или других вариантов регионального самоопределения.

    В опросе приняли участие более трех тысяч человек, при этом за присоединение к Беларуси высказались 70%, присоединение к Украине поддержали более 5%, еще 16% высказались за сохранение области в составе России, об объявление Брянской народной республики – около 5%, остальные – иной вариант.

    Конечно, понятно, что совершенно серьезно этот опрос воспринимать нельзя, однако тенденцию он отчерчивает. Так, например юго-запад Брянской области, российско-беларусско-украинское пограничье больше тяготеет к Беларуси, с которой тесно связан экономически, инфраструктурно, социально и культурно...

    И наконец, в-третьих, в силу существующих в российском обществе социально-значимых мифов о «величии русского народа», о «стремлении всех обидеть и уничтожить Россию» и т. д. – россияне готовы мобилизоваться вокруг любого лидера предлагающего ответы на эти вопросы. Это хорошо понял и использовал Владимир Путин, понимают это и Алексей Навальный и Михаил Ходорковский. В этом плане оппозиция не выполняет своей основной задачи – не предлагает альтернативной программы, складывается полное впечатление, что представители российской оппозиции нацелены на простую смену персоналий у власти, может быть с некоторыми квази-демократическими элементами общественно-политического «декора».



    В связи со всем ранее сказанным, и если говорить, конкретно о Михаиле Ходорковском, то он вряд ли, когда-то имел помыслы об оппозиционной деятельности. Его на эту роль окончательно утвердили приговором Мещанского районного суда в мае 2005 года. Поэтому возвращение Ходорковского в политику – это попытка вернутся на олимп российской власти, откуда он был изгнан в 2004 году.

    В этом плане, у него очень трудная задача, ему требуется преодолеть широко бытующее о нем в российском обществе мнение: «Вор должен сидеть в тюрьме!». Это и объясняет такую скользкую и расплывчатую позицию Ходорковского в отношении судьбы Крыма, единственное, что он четко озвучил, в ответ на вопрос о возвращение Крыма: «Я – нет!». Это тоже месседж российскому обществу – «Я – ваш! Я – свой! Мне можно верить!».

    Да, могут возразить, что есть, например, российский политик Борис Немцов, выступивший с 10 тезисами о Крыме в противовес своим коллегам по оппозиционному цеху. Да, Немцов остается несгибаем в своем мнение относительно крымского вопроса, но, к сожалению, он не имеет широкой общественной поддержки. А Ходорковский, по имеющейся информации отказался от поддержки партии Бориса Немцова и Михаила Касьянова «РПР–Парнас». Если это действительно так, в чем конечно есть определенные сомнения – то это тоже четкий месседж российскому обществу и российским элитам: «Политические лузеры – мне не интересны!». Особенно четким этот месседж становится в свете готовности Михаила Ходорковского сотрудничать с Алексеем Навальным.



    Тут можно пару слов сказать, что игра Ходорковского или Навального на электоральном поле Путина заранее обречена на полный провал. Во-первых, из-за скептического отношения россиян к «внесистемной» оппозиции. А во-вторых, у сторонников Владимира Путина неограниченный административный ресурс, которого нет ни у Навального, ни у Ходорковского. Административный ресурс позволяет решить очень много задач, по привлечению электората, особенно на региональном уровне...

    Что же из всего этого следует для Украины? Да в общем-то ничего хорошего. Получаем, что среди российских политических сил нет таких, с которыми можно было рассчитывать на цивилизованное разрешение украинско-российской проблемы. Политики России более озабочены решением внутренних проблем, привлечения к себе электората, или поиском себе союзников и единомышленников, или не имеют достаточного веса и политической силы...

    Поэтому решение внешнеполитических вопросов, связанных с оккупацией украинской территории, придется решать не в форме диалога с российской властью, нынешней или потенциальной. Придется решать эти вопросы в ином – жестком, возможно даже и силовом формате, как это происходит на Донбассе. И ведь у Украины преимущество – восстановление своих общепризнанных границ, в соответствии с Конституцией и международным правом.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив