Цивилизационный разлом

    Авторская колонка Олега Шро для «Нового Региона»

    EPA


    Киев, Январь 13 (Новый Регион, Олег Шро) – Первые события наступившего нового 2015 года наводят на очень печальные мысли – мы стоим на пороге цивилизационного конфликта. Такого конфликта человечество до сих пор не знало.

    Начнем с того, что в мире разгорелась бурная дискуссия относительно терактов, произошедших в Париже в православное Рождество. Обсуждают, как сами произошедшие трагедии, так и причины, породившие их. Следует выделить основные тезисы данного обсуждения, они вызывают достаточно полярные по своей сути мнения, как в защиту, так и в обвинение.

    Во-первых, один из основных тезисов можно сформулировать, как – «не разбуди зверя». Его суть сводится к тому, что недопустимы кощунственные действия в отношении сакральных понятий. Аргументы приводятся различные – от эстетических до сакрально-религиозных. Понять это можно, но только в рамках особенностей культуры, в которой выросли и воспитались авторы данного тезиса и аргументов его защиты. Это не поддается моральной оценке – плохо это или хорошо – это данность. Подробнее мы поговорим об этом далее...

    Во-вторых, всплывает тезис о недопустимости терроризма, как такового. Сюда же примыкает и тезис о неадекватности оценки трагедий в результате терактов. Да, в каждом конкретном случае совершенного теракта может быть разное количество жертв и пострадавших. Да, у терактов могут быть различные причины и поводы. Но важно не забывать о том, что всегда отличает одну ситуацию от другой – контекст трагедии, вся окружающая обстановка. Именно в контексте и скрыто основное различие оценок.

    Трудно сравнить зону АТО на Донбассе, где идет война на фоне российской агрессии и мирный, почти праздничный Париж. Трагедии произошли и там, и там, но контекст способен поменять их восприятие в общественном сознание, то, что в одном случае – «норма», неизбежное следствие происходящего, в другом случае – является просто вопиющим фактом...



    И наконец, в-третьих, что, несомненно, определяющее – тезис о цивилизационном столкновении. Данный тезис стараются высказывать очень осторожно, сохраняя толерантность. Его основная суть и обоснование лежат в культурологической плоскости. Сам тезис сводится к оформившемуся противостоянию «Запад — Восток», или даже, «христианство — ислам». Последнее высказал достаточно жестко востоковед Алексей Малашенко, эксперт Московского центра Карнеги, заявив, что «исламский радикализм – это часть исламской политической культуры и исламской истории».

    Поговорим немного о самих цивилизациях. Вопрос это не простой, но с точки зрения существования нашего мира – один из краеугольных столпов, определяющих его вид и характер.

    Цивилизация определяется, прежде всего, культурой. На сегодняшний день, так сложилось исторически – большинство культур имеют религиозное происхождение. Именно в рамках религий были заданы те самые императивы морали и определялись механизмы их реализации на практике. Да, следует отметить, что существует мнение утверждающее, что изначально религиозные установки возникли на племенном уровне, где они были механизмом обеспечивающим выживание данного племенного социума.

    Возможно, это было и именно так, хотя не исключены и другие варианты, известные из истории, так, например, Чингисхан дал разлагающемуся родоплеменному социуму монголов свод морально-нравственных и правовых императивов, позволившим ему в короткое время превратить монголов в мощную и грозную военизированную нацию, с типично имперским мышлением. Во что это, в итоге, вылилось всем хорошо известно, но даже в этом случае – вся созданная Чингисханом и его потомками империя раскололась под влиянием культур покоренных народов, где религиозная составляющая играла одну из ключевых ролей.



    В этом плане светская этика проиграла религиозным установкам. Причины, конечно, не «божественном откровении» и «деснице господней», а в ситуативной привязке к месту и обстоятельствах. Элите трудно управлять покоренным народом, с которым у нее нет культурологического единства, поэтому стремление сохранять власть приводило к интеграции культурного меньшинства элиты в культурное большинство общества.

    Конечно, история изобилует и обратными примерами, когда культурное меньшинство навязывает свои установки культурному большинству. Объясняется это, как правило, либо переориентировкой в культурном плане самой элиты или ее полным уничтожением. Вообще-то вся история человечества с возникновения известных нам государств – хорошая иллюстрация всех этих процессов.

    Современный мир в этом плане кардинально отличен. Произошел очень важный скачок в реальной жизни, но пока еще не выросли поколений, для которых новая реальность является привычным миром. Самое важное изменение – за счет развития телекоммуникационных технологий, их большой доступности и информационного общества – меняется понятие человеческого социума. Социум становится экстерриториальным. Причем это пронизывает все сферы человеческих отношений, организации труда, а тем более СМИ, структура которых тоже существенно меняется, они все более становятся уделом очевидцев и «виртуализируются».



    Но у всей этой благостной картинки есть и своя оборотная сторона. В целом человеческое общество еще не готово принять возникшие изменения и их следствия, сознание отстает от бытия. В результате возникает масса конфликтов, начинающихся как виртуальные, но заканчивающихся реальными трагедиями. Причем эти конфликты охватывают все стороны человеческой жизни – начиная от личностных, и заканчивая межгосударственными.

    Все дело – в скорости распространения информации и ее доступности. Сейчас она определяется техническими возможностями и ее распространением. Следствием становится очень уникальная ситуация, с учетом предыдущего многотысячелетнего опыта человечества – информация, которая в прошлом была бы доступна узкому кругу людей, становится глобально доступной, и способна влиять на умы и настроения многих. Именно в этом и видится трагедия, разыгравшаяся в редакции журнала «Charlie Hebdo». Дело даже не в том, кто стоит за этим терактом, а в том, что изменившаяся реальность сталкивается с «запаздывающим» общественным сознанием. Отсюда и источник конфликта, и потенциальная возможность использовать этот конфликт в своих целях злоумышленниками...

    Фактически, мы наблюдаем некий разрыв в философской формуле – «бытие определяет сознание». Бытие уже изменилось, а вот изменение сознания еще не произошло, еще не выросли поколения целиком и полностью сформированные в этом новом бытие.



    Перспектива этого процесса весьма печальна: с личностной и с общественной точек зрения нас ожидает еще большее количество конфликтов связанных с этим. Не исключено, что и сами конфликты будут далее углубляться порождая цивилизационный раскол на «информационных элоев» и «информационных морлоков». Да, это извечный раскол на силы «света» и «тьмы», одни из которых органично вписываться в новое бытие, а другие – будут далее выпадать из него.

    Собственно говоря, в этом плане трагедии в Париже – это, как раз, следствие «разбуженного зверя». Но этот «зверь» пробудился исключительно сам, вместо того, что бы отвернутся от источника «шума» и дальше «мирно посапывать во сне». В любом теракте есть две составляющие. Первое – это организаторы, которые ищут повод для приведения своих планов в действие. Второе, а это не маловажно – реальное наличие готовых исполнителей, способных реализовать эти планы. Базой для выбора исполнителей и являются эти самые «информационные морлоки», которые предпочитают реальным и устрашающим насилием противостоять «информационным элоям», а не играть по «элойским» правилам, используя «виртуальные» средства борьбы.

    Из всего вышеизложенного можно сделать неутешительный вывод – надо признать, что впереди нас ожидает сложная задача, которую человечество еще пока не решало. Мы сейчас наблюдаем разгорающийся конфликт между необходимостью изменения общественного сознания человечества вслед за технологиями, и собственно «запаздывания» этого изменения под влиянием «традиционных» культур. Конфликт будет очень острым, особенно под влиянием третьих лиц, стремящихся использовать его в своих целях.

    Каким будет выход из данного конфликта – говорить пока рано: он еще не достиг пика своего развития и пока вызывает состояние шока. Речь не о контрмерах, которые будут приняты против терроризма, а об осознании самого конфликта, его причин и следствий. А для этого нам нужно еще набрать и осмыслить сам фактический материал этого конфликта...

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив