Что ждать от юбилейной пресс-конференции Путина?

    Авторская колонка Олега Шро для «Нового Региона»

    Президент Путин во время прошлогодней большой пресс-конференции ИТАР-ТАСС Президент Путин во время прошлогодней большой пресс-конференции


    Москва-Киев, Декабрь 18 (Новый Регион, Олег Шро Зельфанов) – На сегодня запланирована ежегодная большая пресс-конференция президента России Владимира Путина. Она будет уже десятой по счету. Основные ожидания сводятся к трем положениям: Путин отступит от проводимой агрессивной политики под давлением обстоятельств; будет озвучена более агрессивная риторика и, соответственно будет реализована еще более агрессивная политика России; и, на конец, Путин, как обычно, озвучит обтекаемые и ничего не значащие тезисы, далекие от реального положения дел...

    Все эти обсуждения, и сопутствующие им ожидания, происходят на фоне развернувшейся на российском валютном и фондовом рынке трагикомедии, со штурмом рублем высот стоимости доллара и евро, а также падением биржевых индексов российских компаний. В очередной раз это воочию продемонстрировало всю слабость российской экономики, зависящей от иностранных кредитов, цен на углеводородное сырье и импорта высокотехнологичных товаров.

    Не замедлили сказаться и ответные меры, после признания рубля самой слабой валютой в мире – крупные мировые кредитные организации начали приостанавливать рублевые операции, включая межбанковские транзакции. Фактически на сегодняшний день только ряд крупных банков, таких как Bank of America и Citigroup, проводят операции в рублевой зоне в обычном режиме. При этом, многие крупные кредитно-финансовые учреждения, в том числе Goldman Sachs Group – отклоняют заявки на операции в рублевой зоне, включая операции по РЕПО и транзакции.



    В самой России Минфин и Центробанк прибегают к лихорадочным валютным интервенциям и поднятию ключевой ставки. На валютные интервенции Центробанк затратил только в понедельник и вторник, 15-16 декабря, свыше 4 млрд долларов, что составляет чуть мене 1,5% от всех имевшихся на 1 декабря наличных запасов валюты. Для сравнения – неделей ранее Центробанк потратил на валютные интервенции свыше 3 млрд долларов США, из которых 57% было истрачено 8 декабря. Вторым шагом стало поднятие ключевой ставки с 10,5% до 17% с целью стабилизации валютного рынка. Отметим, что с начала года размер ключевой ставки, таким образом, вырос более в чем три раза с 5,5%.

    Однако все эти меры не сдержали резкого взлета курсов доллара и евро по отношению к рублю. Во вторник рубль уверенно штурмовал вершины курсовой стоимости валют, достигая днем на торгах отметок 80 рублей за доллар, и 100 рублей за евро. Эти значения превышали почти на 25% официально установленные Центробанком курсы на среду 17 декабря. В настоящий момент официально установленные курсы, на 18 декабря, для доллара составляют 67 рублей 79 копеек, а евро – 84 рубля 59 копеек.

    Эти данные определяют рост стоимости бивалютной корзины почти на 15% по сравнению с курсом установленным в конце прошлой недели, что официально в сумме составляет 75 рублей 35 копеек, а в реальности при торгах колебания стоимости происходят в диапазоне 75 рублей 66 копеек до 89 рублей 10 копеек.



    Все эти факторы спровоцировали в России настоящую панику на рынке наличной валюты. Население, стремясь хоть как-то спасти свои наличные средства в перспективе резкого роста цен, ломанулось скупать валюту. Так, 16 декабря в некоторых обменниках курс продажи валют вырос почти в два раза по сравнению с курсом покупки. В отдельных регионах доллар продавали по 120 рублей, а евро по 150. По имеющейся информации, некоторые российские банки ввели ограничения на все валютные операции, как с наличной валютой, в связи с ее фактическим отсутствием, так и на безналичные валютные операции.

    Но самым интересным моментом во всей этой истории является то, что цена барреля нефти и в понедельник, и во вторник оставалась достаточно стабильной, колеблясь у отметки 60 долларов. Основным катализатором обвала валютного рынка России являлся обвал фондового рынка. Так, индекс РТС только за понедельник и вторник, 15-16 декабря, рухнул на 21%, составив 629 индексных пунктов. При этом капитализация российских компаний упала на 23%, составив почти 93 млрд долларов, а объем торгов вырос на 40%, составив сумму в 1,5 млрд долларов. Капитализация российских компаний, по данным РТС, с начала года упала более чем в два раза.

    Российские компании, теряющие ликвидность и на фоне почти 450 млрд долларов долговых обязательств, лихорадочно пытаются спасти свое положение от банкротства, избавляясь от проблемных активов и стремясь получить залоговые ссуды для спасения своего положения. Все это и привело, в итоге, к активной скупке валюты, как самими компаниями, так и населением России, подорвав и так шаткое положение национальной валюты.



    К концу дня 17 декабря индекс РТС отыграл немного – 12% – на фоне подросшей цены на нефть, не более чем на 3%, что сказалось и на небольшом отскоке доллара и евро, не более чем на 2%, по сравнению с установленным на 17 декабря курсом. Однако, говорить о том, что это свидетельствует о положительной динамике – пока еще рано.

    Чего же ожидать на этом фоне от пресс-конференции Владимира Путина?

    «Экономический светоч», списавший свою кандидатскую диссертацию с работы двух американских профессоров Уильяма Кинга (William King) и Девида Клиланда (David Cleland) «Стратегическое планирование и политика»(«Strategic planning and policy») 1978 года, вряд ли в своей речи озвучит серьезность и трагичность положения российской экономики – «Не царское это дело!».

    В принципе, 4 декабря, Владимир Путин уже озвучил тезис о борьбе с рыночными спекулянтами обваливающими рубль, на что ему тут же указали, что одним из первых таких спекулянтов является Игорь Сечин, глава «Роснефти», который потратил 625 млрд. рублей на покупку наличной валюты в связи с декабрьскими выплатами по кредитам, взятым на Западе.



    Глупо будет ожидать и отступления Владимиром Путиным от проводимой под его руководством агрессивной политики. Для этого ему надо, минимум, публично признаться в этом, но он упорно этого избегает, перекладывая вину на кого угодно. Вторым моментом является внутренняя социально-политическая обстановка в России, когда с помощью пропагандистской машины взбудоражили латентный «веймарский синдром» общества. Отступить для Путина – это означает подорвать даже остатки той своей легитимности, которая базируется на положении «а кроме него некому», что, в общем, близко к истине, с учетом заявлений российской оппозиции в лице Алексея Навального, Михаила Ходорковского и прикинувшего к ним Бориса Немцова.

    Отступить – это означает прекратить снабжение территорий Донбасса, контролируемых террористами, оружием, боеприпасами и вывести российские войска, «которых там нет»; а самое важное – уйти из Крыма. Все это для российского электората продемонстрирует полную слабость и некомпетентность власти, а уж тем более не будет отвечать общественным ожиданиям. Это грозит мощным социальным взрывом. Да и собственно ситуацию в экономике это отступление уже не исправит – получаем «классический» цугцванг. Лично для Путина – это означает потерю реальной власти.

    С другой стороны, ожидать от Путина резких и агрессивных заявлений в адрес бывших западных партнеров – тоже не стоит. Причина в том, что при всех своих агрессивных действиях в адрес НАТО, Путин прекрасно понимает слабость России в таком противостоянии. Расчет делается на именно ответную жесткую реакцию, не важно, что она будет вызвана действиями России, позволяющую российскому руководству обвинить Запад в агрессии. Подтверждают это и произнесенные 4 декабря слова Путина о военной стратегии России – «добиться военного превосходства над Россией ни у кого не получится».



    Именно поэтому страны Европы и НАТО пока не реагируют жестко на провокации России. Можно отметить одно: как только последует жесткая реакция на очередную провокацию – силами НАТО будет нанесен превентивный удар, уничтожающий военный потенциал России, который, конечно, не сопоставим с возможностями самого НАТО. Мягкость западной реакции на провокации России пока объясняется моральной неготовностью североатлантического альянса к серьезной военной компании против России, а самое главное, к последствиям этой компании – необходимости контроля над 1/8 частью суши.

    Однако, экономическая война уже сделала свое дело, лишив Россию, по сути, ее ресурсов для ведения такой войны. Владимир Путин это прекрасно понимает, именно поэтому его обвинения в сторону бывших партнеров столь блеклые и, по сути, не агрессивны – «мы ни при каких обстоятельствах не собираемся сворачивать наши отношения с Европой, с Америкой». Ожидать, что 18 декабря Путин произнесет, что-то другое – наверно не стоит!

    На пресс-конференции будет собран пул «лояльных» журналистов, задаваться будут «удобные вопросы» и звучать будут пространные обтекаемые ответы на них.

    В общем, все как всегда, как говорится очередное «бла-бла-бла», где будет минимум конкретики, но максимум расплывчатых фраз. И, конечно, поток лжи, обсуждать которую даже не хочется...

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив