Упоение победой

    Пропагандистский маразм – штука заразительная

    Упоение победой Упоение победой


    Первые дни работы Дональда Трампа в должности президента США очень сильно напоминают его предвыборную кампанию — тот же эпатаж, вместо обещаний — уже спорные указы, которые раскалывают американское общество и вызывают уже весьма серьезные вопросы к Трампу у других стран. Об этом с своей статье написал ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН
    Георгий Кунадзе:

    «Дональд Трамп начал работать президентом США, не прекратив свою предвыборную кампанию. Благо, теперь его возможности резко расширились. Заподозрив прессу в злостном занижении количества людей, посетивших его инаугурацию, президент потребовал от столичного Управления парков уточнить эту жизненно важную для государства информацию. Не дожидаясь ответа городских служб, президент устами своего пресс-секретаря сообщил о том, что его инаугурация собрала рекордное количество вашингтонцев и гостей столицы, а заодно пригрозил привлечь журналистов к ответственности за «лживые» публикации в газетах и даже в Твиттере.

    Казалось, еще немного и сам президент заговорит о журналистах словами безымянного французского коммуниста из «Двенадцати стульев»: «Эти акробаты пера, эти виртуозы фарса, эти шакалы ротационных машин…». Но он просто объявил им войну. Чего делать не стоило, ибо обиженная пресса способна на многое. В частности, на доказательно точные оценки количества посетивших первую инаугурацию Обамы и (последнюю?) Трампа. Согласно этим оценкам, приветствовать Обаму пришло куда больше людей.

    Оправдываться за обманщика пресс-секретаря пришлось советнице президента, которая не оплошала, назвав его ложь «альтернативными фактами». Так родился красивый эвфемизм, которому, наверняка, найдется применение и в России.



    Разделавшись с прессой, президент продолжил сводить счеты со своими противниками, высказываться в Твиттере и напряженно подписывать все новые судьбоносные указы. Комическая мизансцена: монументальный Трамп, в окружении высших чинов администрации, старательно выводит свою подпись на очередной стопке документов – надолго прописалась на телеэкранах. Продажные журналюги тут же подсчитали, что автограф президента насчитывает чуть ли не 30 закорючек, на которые он тратит не менее 7 секунд, производя на свет нечто совершенно чудовищное.  

    Каким документом президент США назначает членов своей администрации, не знаю, но он, естественно, подписывал и их. На примере назначения министра обороны выглядело это так. За пустым столом величественно восседал сам президент. По его левую руку стоял навытяжку назначенец, по правую – в роли секретаря вице-президент. Оба почтительно наблюдали за рождением президентского автографа. Закончив сей нелегкий труд, президент не глядя совал назначенцу ручку, которой подписал документ, а вице-президенту – сам документ в красивой папке. Как и любая постановка, выглядела эта странная церемония невероятно фальшиво, чем-то неуловимым напоминая знакомую многим с детства церемонию награждения дежурного члена Политбюро ЦК КПСС очередной высокой наградой.



    Вообще, надо сказать, антураж публичных появлений нового президента США навевал ностальгические воспоминания о добрых советских временах. Что, пожалуй, не удивляет: пропагандистский маразм – штука заразительная. А советский пропагандистский маразм был и остается лучшим в мире. Совсем как наши девушки с пониженной социальной ответственностью. 

    ОТ СЛОВ К ДЕЛУ 

    Впрочем, стилю управления государством новый президент США, вероятно, учился не у кремлевских геронтократов прошлого, а у своего действующего российского коллеги. Главное в этом стиле – полное пренебрежение к существующим процедурам и мнению специалистов, а также неизбывная тяга к эпатажным заявлениям и решениям. О склонности президента США именно к такому стилю свидетельствуют многие, если не все, его первые указы.



    Как врут очевидцы, все они сочинялись в узком кругу ограниченных лиц из ближайшего окружения Трампа. Идеологом этих указов чаще всего называют Стива Бэннона, «альтернативно-правого» (самоназвание) националиста, которого бывший посол США в России Майкл Макфол сравнивает с российским мракобесом Александром Дугиным. Сравнение, согласитесь, зловещее, особенно с учетом того, что, в отличие от Дугина, Бэннон, похоже, уже стал самым влиятельным человеком в Белом доме после самого Трампа.

    Первые указы нового президента предусматривают:
    - демонтаж ненавистной Трампу системы Obamacare, призванной обеспечить доступ к медицинской помощи малоимущим слоям населения;
    - прекращение финансовой помощи иностранным неправительственным организациям, «пропагандирующим» аборты;
    - выход США из Транстихоокеанского (экономического) партнерства;
    - сооружении на границе с Мексикой стены для прекращения потока нелегальных иммигрантов;
    - обязательное содержание всех нелегальных иммигрантов в местах предварительного заключения до суда;
    - трехмесячный запрет на въезд в США гражданам семи мусульманских стран, в том числе Ирака и Ирана.

    Этот перечень первых указов нового президента неполон. Объединяет их декларативность, плохая проработанность с профильными ведомствами, низкая функциональность и высокая затратность. Реализация большинства указов потребуют согласия Конгресса.

    Только расходы на сооружение «мексиканской стены» и новых центров содержания нелегальных иммигрантов могут составить порядка 35 миллиардов долларов, притом, что годовой бюджет Министерства внутренней безопасности составляет всего 41 миллиард долларов. Президент обещал, что за «мексиканскую стену» заплатит сама Мексика, пригрозив в противном случае обложить весь ее экспорт в США 20-процентной пошлиной. В ответ мексиканцы ожидаемо пообещали, что эта пошлина ляжет на плечи американских потребителей.

    И все же главная проблема, общая для всех первых указов Трампа, в том, что они не консолидировали, а по сути дела, еще больше раскололи общество.



    Это в свою очередь вызвало разногласия в органах государственной власти. Прокуроры отдельных штатов начали опротестовывать указы президента, а суды штатов приостанавливать их действие на своей территории. Врио прокурора США отказалась исполнять запрет на въезд в США граждан мусульманских государств. Причина в том, что запрет на въезд в страну по признаку национальной (гражданской) принадлежности, скорее всего, антиконституционен. Сочтя сложившуюся ситуацию чрезвычайной, врио прокурора США решилась на прямое неподчинение президенту, на что, строго говоря, права не имела.  

    Масла в огонь подлил коллективный демарш тысячи кадровых сотрудников госдепартамента США, подписавших документ, выражавший несогласие с действиями президента. Одним словом, переходный период от старой администрации к новой обещает стать беспрецедентно сложным. 

    BUSINESS AS USUAL?  



    Здесь, впрочем, стоит перевести дух и сказать, что, наломав первых дров, Трамп как будто немного одумался. До поры до времени он перестал бахвалиться тем, как заставит мексиканцев заплатить за стену, которой от них отгородится. Похоже, спустил на тормозах взбудораживший все заинтересованные стороны план переноса посольства США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Фактически взял назад свои слова о допустимости пыток к подозреваемым в терроризме, публично заявив о том, что решать вопрос об их приемлемости доверил министру обороны Джеймсу Мэттису.  

    Вслед за этим президент США провел свою первую официальную встречу с иностранным лидером – премьер-министром Великобритании Терезой Мэй. Как убежденный евроскептик, предпочитающий двусторонние форматы многосторонним, Трамп с энтузиазмом приветствовал намерение Великобритании покинуть ЕС. Много и с видимым удовольствием рассуждал о тесных отношениях, исторически сложившихся между двумя англоязычными странами.

    Вполне определенно высказался Трамп и в поддержку НАТО, подтвердив верность США своим обязательствам и при этом воздержавшись от критики других членов альянса за недостаточный вклад в его укрепление. Британский премьер уехала из Вашингтона явно окрыленной, а американский президент мог поздравить себя с удачным дебютом. 

    Со многими другими иностранными лидерами Трамп общался по телефону. И тоже в основном успешно: с большинством собеседников был любезен, никому из них ничего не обещал, чем всех, наверное, обнадежил. Сорвался он всего один раз – в беседе с премьер-министром Австралии. Ну и конечно продолжал скандалить с президентом Мексики, но это не считается. 

    С особым интересом ожидалась беседа Трампа с президентом России, которую российские официальные источники гордо назвали переговорами. Судя по всему, эта беседа была такой же как все прочие – корректной и не очень содержательной. Правда, по ее итогам Трампу пришлось заявить о том, никаких санкций, введенных против России, он не отменял.  



    Вскоре после этого на линии противостояния в Донбассе в районе Авдеевки возобновились бои между украинскими правительственными войсками и сепаратистами. По инициативе Украины вопрос об этом рассматривался в СБ ООН, где новый представитель США к немалому, надо думать, разочарованию России изложила традиционную американскую позицию в максимально жестком и бескомпромиссном варианте.

    Первые десять дней правления Трампа были отмечены еще двумя событиями. Откровенным «наездом» нового президента США на Иран и внезапным визитом его министра обороны в Республику Корею и Японию.
    Первое событие оказалось, скорее, неожиданным: использовав в качестве предлога проведенные Ираном пуски ракет, США вынесли ему «предупреждение», обвинив в том числе в нарушении прав человека. Каждый президент США непременно выбирает себе главного врага на Ближнем Востоке. Не исключено, что для Трампа таким врагом станет Иран. 

    Поездка министра обороны США в Сеул и Токио удивила разве что своим таймингом и тем, что была, по-видимому, предпринята без согласования с госдепартаментом. В остальном она была довольно обычной: США подтвердили обязательство «встать плечом к плечу» со своими союзниками в трудную для них минуту, заявили о намерении развернуть на их территории элементы ПРО. И, главное, ничего не потребовали взамен.

    На следующей неделе в Вашингтон прибудет премьер-министр Японии Синдзо Абэ, по некоторым сведениям, с обещанием о невиданно больших японских инвестициях в американскую экономику, которые, якобы, приведут к созданию около миллиона новых рабочих мест. Быстро работают японцы".

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив