Когда мы возьмем Кремль

    Анастасия Кирилленко: О жажде власти российских оппозиционеров

    Анастасия Кирилленко Анастасия Кирилленко


    Дальнейшая маргинализация оппозиции, неспособна ответить на главные вызовы общества. О жажде власти российских оппозиционеров размышляет журналист Анастасия Кирилленко:

    Андрей Илларионов сформулировал претензию к Михаилу Ходорковскому: он хочет власти. В ответ Евгений Киселев заметил: «Упрекать политика в желании власти – все равно что упрекать рыбу в том, что она хочет плавать ».


    Вроде бы, оба правы. Кто больше прав? В недавней дискуссии на Фейсбуке Михаил Ходорковский заметил, что с режимом Путина придётся бороться еще «очень долго» — 5-8 лет.  И тут я поняла, в чем заключается претензия к Ходорковскому, даже учитывая, что рыба хочет плавать: Ходорковский необоснованно надеется на быстрый и бескровный приход к власти, чем вводит в заблуждение и себя, и своих сторонников.


    То же самое – с Навальным. Спор о том, является ли он проектом Кремля, не может иметь победителей. Навальный возник как самостоятельный политик. Я лично помню, что он боролся с Геннадием Тимченко еще в далеком 2007 году. В то же время, фразы представителя его штаба вроде «решение о втором туре (выборов мэра Москвы) принимается в Кремле» являются тотальным нарушением логики. Получается, его дальнейшую судьбу решает Кремль. Он хочет перехитрить Кремль, играя в его игры? Это не исключено. Ради бога. Через 5-8 лет подведем итоги.

    Оба политика стремятся избегать тяжелых тем, например, подозрений в государственном терроризме руководства России, т. е. Владимира Путина, а не «кланов в Кремле». Не было заметно их внимания, по крайней мере, публичного, к суду в Лондоне, который доказал применение российскими фсбшниками полония против Александра Литвиненко. Преступление, которое, «по всей вероятности» санкционировал Путин, как постановил судья Роберт Оуэн.

    А может быть, все гораздо проще. Как недавно сформулировал мой коллега Павло Казарин в Варшавской школе экономики (цитирую по памяти) в ответ на вопрос польских студентов, почему оппозиционеры в России умудряются главной мишенью критики выбирать не Путина, а Димона, Сечина и т.д.: «да просто фигура Путина является сакральной для россиян, отсюда и борьба с Димоном, под нее можно больше сторонников собрать».

    Оппозиционерами совершенно не уделяется внимания институциональной борьбе. Даже в условиях Мордора можно что-то делать. Кто-нибудь помнит, от какой партии Борис Немцов был избран в Ярославскую Думу в 2011 году? Есть такая зарегистрированная партия – Парнас. Она возникла из Республиканской партии Владимира Рыжкова, чей отказ в регистрации в России отменил, ни больше не меньше, Европейский суд. Вот это – событие. Сам российский закон о партиях был признан дискриминационным и антиконституционным, и это произошло не так давно. Нет бы оппозиционерам воспользоваться этой победой и дальше бить в эту брешь! Например, почему для того, чтобы зарегистрироваться кандитатом на выборы в президенты, нужно два миллиона подписей ?! Во Франции, угадайте, сколько кандидату нужно подписей? Пятьсот. Нет, не тысяч. Просто пятьсот. Правда, нужны 500 квалифицированных подписей: мэров, муниципальных депутатов, народных избранников любого уровня. И все же, разница в порядке цифр впечатляет.

    Почему бы не обжаловать российский закон о двух миллионах подписей (из которых 200 000 всегда можно признать недействительными и отказать в регистрации) в ЕСПЧ? Оглянуться, а как в настоящих демократиях ? Хотя бы думать в этом направлении ? Э, нет. На это у нас времени нет. Это слишком долго. Вы о чем! 20 тысяч же вышли в Москве! Скоро заедем в Кремль!

    Оппозиция занята более важными делами – то выгонянием из Парнаса Владимира Рыжкова, то Михаила Касьянова. То другими разборками. Почему они так себя ведут? Наверное, им не хочется тратить времени на пустяки. На институциональные изменения.

    Наверное, они и правда думают, что в стране, где оппонентов устраняют полонием, они с помощью митингов и выборов придут к власти уже через пять, в крайнем случае, восемь лет. И не то чтобы они – скорее « он», поскольку они толкаются локтями. Стремятся к власти, не соразмеряя свои силы, и еще и думают, что один в поле воин против режима Путина.

    Что это – саботаж или преступная наивность? А это не важно. Результат один и тот же: дальнейшая маргинализация оппозиции, неспособной ответить на главные вызовы общества. Митинги тут не повод для оптимизма в отношении оппозиции. Немалое число их участников оправдывается: «Да мы просто за себя вышли, не за них». Вот и думай тут, что это за рыба, которая захотела поплавать? Может быть, это лещ, у которого глисты, который уже не может плавать на глубине, но которого выносит на поверхность реки, где он и трепыхается на потеху случайным зрителям? Такого леща можно схватить голыми руками, пока он «плавает».

    P.S. Этот текст написан с почти материнской любовью к российским оппозиционерам. Просто, жалко их, без всякой иронии.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    23 Июня / НОВОСТИ

    22 Июня

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив