Киевская хунта зарабатывает шоколадки

    Армия. День 71. В части я тоже уже дома

    <p>&laquo;Мені не зручно, що мій чоловік не служить&raquo;</p>

    «Мені не зручно, що мій чоловік не служить»



    Киев, Апрель 06 (Новый Регион, Максим Колесников) –  Выходные провёл дома, с семьей. А вчера поздно вечером вернулся домой, в часть. Поймал себя на вот этом странном ощущении — в части я тоже уже дома. Здесь мой кубрик, мои вещи, моя родня. Спальник, опять же)

    Утром было общее построение и что-то вроде собрания коллектива. Выступал комбриг, который вернулся из отпуска. Вызвал на сцену нескольких солдат и сержантов, показал, какая форма допустима к ношению и в каком виде. Говорил о дисциплине, об алкоголе. Отметил, что ситуация улучшилась в нашей волне мобилизации. Впервые за все время службы встал вопрос о бороде. Комбриг сказал — не по уставу. Я скачал устав, сегодня буду разбираться в вопросе. Потому что есть версия, что разделение «в армии усы, во флоте борода» — это не более чем традиция. Но не уставное требование.

    Кроме комбрига выступали и другие старшие офицеры. Командир штаба поднял вопрос о страницах в соцсетях. Оказывается, генштаб разослал телеграмму по этому поводу. Саму телеграмму нам не зачитали. Пока требование такое — убрать фото с оружием из мест боевых действий, упоминание номеров частей и имена командиров. Мотивация — раскрытие данных о месте дислокации, а также то, что якобы военнослужащие подвергаются преследованиям со стороны россиян.

    Я просмотрел свою страницу — мне удалять нечего. В принципе, номер части и место дислокации уже по месту службы, данные о вооружении, фамилии командиров и прочее я и так не раскрываю, это же очевидно, что это не инфо для соц. сетей. А особенности быта, обучения и обеспечения — этого никто скрывать не требует. Пока ещё. Если начнут требовать и это — буду уже разбираться в справедливости и законности таких требований.

    Вчера вечером перед моим отъездом заехали мы с семьёй в Львівську Майстерню Шоколаду. Мы с дочкой пошли покупать ей конфеты. Стоим в очереди. Подходит к нам женщина, и смотрит на меня в упор. Я повернулся и вопросительно кивнул.

    Она мне: «Ви маєте відношення до київської хунти?)» (я ношу такой шеврон)

    Я: «Так, я солдат ЗСУ».

    Вона: «Тоді дозвольте купити вашій дитині якісь солодощі».

    Я: «Дякую, але мені якось незручно»

    Вона: «А мені не зручно, що мій чоловік не служить».

    В общем, купила она моей Маше шоколадку. Маша, конечно, заинтересовалась, почему незнакомая тётя покупает ей сладости. Я объяснил. Ребёнку было приятно. Мне тоже)

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив