Украинцы в поисках волшебной таблетки

    Об особенностях национального менталитета

    Нет системы, которую нельзя сломать. Нет системы, которую нельзя сломать.


    Киев, Ноябрь 08 (Новый Регион, Мария Андреева) – Полдня в голове зудел какой-то вопрос. То ли сделать что-то забыла, то ли позвонить кому. Вот то ощущение, что что-то забыл, а что – не помнишь. К вечеру залезла в интернет и вопрос разрешился: так это ж день 7 ноября – красный день календаря! Красные шарики, демонстрации и мама нарядная по случаю дня, на каблуках.

    И ведь не так давно это было, по меркам истории – пыль, а уже из памяти почти все стерлось. Нет, я помню пионерские галстуки и «перед лицом своих товарищей торжественно клянусь». Еще помню, как любила исподтишка «лопать» шарики на демонстрациях загодя приготовленной булавкой. Хоть какое-то было развлечение.

    Советский Союз казался крепким и незыблемым, но развалился как карточный домик на глазах изумленных его граждан. На развалинах появились новые независимые государства, в том числе – Украина.

    В те годы мы, и взрослые, и дети, не успели даже осознать масштаба, поскольку были заняты банальным выживанием на фоне первоначального накопления капиталов в диком канзасском стиле. Но те, кто выжил – выжил, и продолжил жить дальше уже в отдельной стране.

    Некоторые, кто находились под большевистским ярмом не особо долго, быстро разобрались с прошлым и двинулись вперед. Однако большинство новых республик, и Украина в том числе, остались с тяжелыми чемоданами.



    Наша элита тех времен, за редкими диссидентскими исключениями, была советской до мозга костей. Наш первый президент – так и вовсе коммунистический идеолог (а второй – типичный советский «красный директор»). Но дело даже не в них. Дело в наших мозгах и том, какую картину мира они формировали.

    Опустим отношения с Россией, сосредоточимся сугубо на нас. Дотационный бюджет, псевдобесплатная медицина, коррупция, непотизм (это такой научный термин для понятия «кумовство»), солидарная пенсионная система, патернализм (тоже типа научный термин, когда государство за всех решает и заботится), слабая коммерческая инициатива, «порешаем» вместо прозрачных правил игры, «они там все воруют» (что правда) и нулевая субъектность (это когда человек уверен, что за него решать должен кто-то, например, власть).

    Во всем этом странном компоте построилась довольно ортодоксальная, но относительно живучая экономико-государственная система. В которой существовал условный глава ЦК КПСС, он же президент, он же Батя. Под ним формировался избранный боярско-олигархический круг приближенных, которым отдавали части пирога, ниже – каста исполнителей от чиновников до смотрящих. Плюс ручная судебная и правоохранительная система в режиме «чего изволите». А под этим всем – народ.

    Народ, надо отдать ему должное, не особо-то и роптал. А когда на внешних рынках сложилась хорошая для нашего постсоветского производства конъюнктура, обеспечивающая достаточные прибыли боярам-олигархам и далее по производственной цепочке вниз, показалось, что и вовсе все неплохо складывается.

    Ко второй половине нулевых неленивый и оборотистый украинец оказался уже относительно сыт.



    Ну, не так сыт, как швейцарец там или американец, но по сравнению с 90-ми – уже вполне весьма, и можно было купить в кредит и машину, и квартиру, не говоря уж о более мелких радостях вроде лишней пары трусов или стиральной машине.

    Казалось, что жизнь налаживается, но тут бахнул мировой финансовый кризис, и «маленький українець», как любил называть нас Ющенко, снова загрустил. Затем кризис в мире более-менее прошел, цены более-менее вернулись (не в магазинах, но на наши металл, химию и зерно) и наступила недолгая пора стабильности. Или «покращення». Правда, «покращення» длилось тоже недолго, и на излете своей первой и последней каденции Януковичу уже приходилось мотаться как ополоумевшему страусу между Брюсселем и Москвой в поисках денег. В Брюсселе постановке вопроса удивились, зато в Москве отнеслись с пониманием. Итогом мы имели Майдан и революцию.

    Но что все это время делал тот самый маленький украинец? Выкручивался и приспосабливался. Поменялся ли он? Не думаю.

    Тот самый «маленький украинец», о котором любил говорить Ющенко, все так же решал вопросы через кумовьев и кумовьев кумовьев, платил индейцам племени гайя полтинник (или соточку, в зависимости от ситуации), в отдельных структурах – отдавал наверх сколько положено, и при этом верил в свою невиновность, как в непорочность богоматери. Это ж не я – это они, а шо я? да они все воруют. А эти депутаты, избраннички хреновы, они ж там про нас совсем не думают. Никому не интересен простой народ. А в поликлинику пойдите, а в садик дитинку устроить – а как не заплатить? Да они все воруют, все, все на народе наживаются, все – сверху до низу. А я что? Я просто выживаю.

    Узнали что-то знакомое? Нет? Ну конечно, нет.



    На этом месте сделаю небольшую лирическую паузу (оставайтесь с нами, не переключайте канал). За последние полвека наука экономика изменилась настолько, что Нобелевские премии начали получать психологи (за экономику). Если собрать весь этот научный багаж в кучу, то получится, что экономика и благосостояние наций зависят не от наличных природных ресурсов (нефти там или газа), не от текущего финансового благополучия, а от поведения людей. Так что все основные работы в рамках экономической науки теперь идут в контексте поведенческой экономики (на этом месте снова можно включить наш канал, лирическая пауза кончилась).

    Если совсем по-простому, то благосостояние отдельной конкретно взятой страны зависит от того, как действуют, что думают и какие ценности исповедуют жители того или отдельного государственного образования. Если они считают, что им нужны низкие цены и большой Батя у руля – получится в лучшем случае Беларусь, в худшем – Венесуэла, где гиперинфляция и магазины, открытые два раза в неделю.

    Или Россия, где уровень жизни больших городов напрямую зависит от мировых цен на нефть, а те, кто не сидят в той или иной мере на трубе, находятся в перманентном дауне (такой вежливый англоязычный эвфемизм слову «жопа»), поскольку повлиять ни на что не могут.

    Возвращаясь к Украине, со всеми ее чудесами. Мы буквально застряли между прошлым и будущим, между разными его моделями. Пока мы каким-то чудом выживаем в этом шпагате, но вечно так продолжаться не может. Или мы будем что-то делать сами, не ссылаясь на ворующую и угнетающую вертикаль, или нам нужно вернуться к «матушке-россии», живущей по средневековым стандартам.

    И причем, казалось бы, здесь выборы? Удивитесь, но связь – прямая.



    Когда ты поднимаешь зад с дивана, идешь на участок, голосуешь, предварительно пробив своего кандидата (а что вы думали? да, придется выполнять домашнюю работу), а потом отслеживаешь, как это падло работает, появляется настоящее право спросить и потребовать. А если не выполнит – прогнать его веником. Но только в этом случае. Если вы не выполнили предшествующих упражнений – спросить можно будет только с вас, и гундеть про «все они козлы» тоже права нет.

    Что, с первого раза не сработало и вы разочарованы во всем? Один раз в жизни сделали правильное упражнение и не обрели тотального счастья? Ой, беда… У меня для вас шокирующая новость: чтобы в доме было чисто – его нужно постоянно убирать. Чтобы в большой и малой политике были нормальные люди – их снова-таки надо чистить и лишних убирать. Еще и думать при этом. И так до конца ваших дней: думать и убирать, убирать и думать, упражнения-упражннения-упражнения.

    Нет волшебной таблетки, которая заставит вас не давать взятки, чиновников – их не вымогать, власти – действовать в ваших интересах, экономике – развиваться, просто нет. И, чтобы добить вас, похудеть на 10 кг за одну неделю – тоже нет. Единственным выходом может быть рак, тогда можно скинуть и 15 кг за неделю, хотя в этом случае вы умрете. Но вы же хотели быстро, да? Уже нет? Тогда больше двигайтесь и больше думайте, это продлит и улучшит как вашу жизнь, так и жизнь страны. И не динамьте выборы.

    А в противном случае – завернитесь в простыню и ползите на кладбище, потому что в нашем безумном и динамичном мире стабильность существует только там. Если на полпути вас посетит мысль: так я ж еще живой, я повоюю! – добро пожаловать в клуб. Нет системы, которую нельзя изменить или сломать. Вспомните СССР.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив